undefined
1
Актуально
Погода
+7Облачно
Утро+4°
День+10°
Вечер+7°
Курсы валют22.1023.10
1 USD
1 EUR
100 RUB
1,9281,927
2,2962,292
3,3103,321

Михаил ОРДА: «Трудиться качественно – это выгодно и престижно»

В мире насчитывается более 200 млн. безработных, и дефицит рабочих мест увеличивается с каждым годом. Такие неутешительные данные приводит Международная организация труда. Кроме того, порядка 1,5 млрд. человек трудятся в условиях нестабильной и незащищенной занятости, и разрыв между доходами богатых и бедных колоссальный…

Эксперты в области труда со всего мира в рамках 106-й сессии Международной конференции труда обсуждают сейчас названные глобальные тенденции, чтобы совместными усилиями добиться более справедливого подхода в вопросах занятости и оплаты труда. Республика Беларусь принимает участие в работе этого мирового «парламента труда». Мы попросили руководителя делегации, представляющей интересы трудящихся нашей страны, Михаила ОРДУ рассказать о том, как глобальные вызовы в сфере труда отражаются на ситуации в Беларуси, какие проблемы сегодня наиболее актуальны и что предлагает национальный профцентр для их решения.

– Михаил Сергеевич, какие вопросы находились в центре обсуждения на нынешней сессии Международной конференции труда МОТ и насколько они актуальны для Беларуси?

– Глобальный вопрос для Международной организации труда – это обеспечение достойного труда для всех и каждого. И в общем-то каждая сессия рассматривает разные аспекты решения этого вопроса: создание новых рабочих мест, трудоустройство тех, кто теряет рабочее место в связи с роботизацией производства, гендерное равенство на рынке труда, трудоустройство молодежи, социальная защита трудящихся, миграция и связанные с этим вызовы и другие. Центральной темой этого года стала проблема глобального изменения климата и связанные с ним изменения мирового рынка труда. Мы видим: изменения климата приводят к тому, что миллионы людей теряют привычные рабочие места. И уже сегодня надо определить, где они будут работать завтра и как сделать так, чтобы переход на новые рабочие места был для них безболезненным, то есть какие системы поддержки должны работать, чтобы человек был защищен в случае потери работы.

На первый взгляд кажется, что проблема изменения климата пока еще не затронула Беларусь…

– Сегодня – да, но надо думать на перспективу. Наша страна присоединилась к Парижскому соглашению по климату и взяла на себя определенные обязательства по переходу на «зеленую экономику». А это в перспективе связано и с сокращением привычных рабочих мест в той же энергетике, промышленности, и с созданием новых. Тем более что именно сейчас у нас в экономике идут значительные структурные преобразования. И мы понимаем, что в связи с модернизацией, реструктуризацией предприятий будет иметь место оптимизация численности работников. В этих условиях профсоюзы максимально заинтересованы в том, чтобы создавались новые устойчивые рабочие места. У нас есть огромный потенциал для этого создания таких рабочих мест с учетом принципов «зеленой инициативы» в энергетике, промышленности, сельском хозяйстве, туризме.

Тема модернизации и реструктуризации предприятий для нашей страны сегодня одна из самых злобо­дневных, наверное. Профсоюзы не раз озвучивали проблему, связанную с недобросовестностью некоторых нанимателей в отношении работников при проведении модернизации и оптимизации. Она актуальна по-прежнему?

– К сожалению, да. Мы по-прежнему фиксируем случаи, когда наниматель пытается решить стоящие перед производством задачи исключительно за счет людей. Один из последних ярких примеров: на одном из столичных заводов, чтобы сократить издержки при оптимизации численности, людей не сокращали, а просто установили им рабочий день продолжительностью 48 минут. То есть человек должен был приезжать на работу к 8.00, а в 8.48 – уже был свободен. Тем самым работников подталкивали к увольнению якобы по собственному желанию. Наши юристы вмешались в эту ситуацию и добились от нанимателя справедливого решения. Но вопрос в другом: надо исключить законодательные лазейки, чтобы у нанимателя не возникало соблазна при сложной экономической ситуации решать проблемы за счет работника.

И здесь мы предлагаем несколько инициатив. Во-первых, усиление гарантий для работника при контрактной форме найма. Сегодня как часто бывает: контракт на год, а затем, если нужно провести оптимизацию, его просто не продлевают. Этот вопрос необходимо отрегулировать, и надо дать людям больше гарантий стабильности. Скажем, отработал человек год без замечаний – контракт должен быть продлен как минимум на 3 года.

Во-вторых, надо законодательно уточнить, что такое изменение существенных условий труда. Сегодня недобросовестные наниматели пользуются размытостью формулировок, чтобы без лишних издержек распрощаться с работниками. Как я уже говорил, устанавливают такие условия труда, что человек в конце концов вынужден уволиться, но уже без вы­плат и решения вопроса нового трудоустройства или переподготовки.

Поэтому мы настаиваем: надо четко оговорить в законодательстве, что такое изменение существенных условий труда и когда наниматель может применять такую форму. Да, бывают экстренные ситуации, когда следует срочно принять меры, например, по ремонту оборудования. В таком случае логично, что работникам будут на определенное время предлагать изменение существенных условий труда и на раздумье давать только 7 дней. Во всех остальных случаях, когда нет экстренной производственной необходимости, у человека должен быть месяц на то, чтобы детально обдумать новые условия и в случае несогласия с ними найти новую работу.

Михаил Сергеевич, бывают случаи, когда оптимизация численности является объективной необходимостью. Скажем, после модернизации вместо 1000 человек на том же участке занято только 300, да еще и с большей отдачей. Как в таком случае свести в одно интересы нанимателя и работников?

– Еще в 2013 году Министерством труда и социальной защиты при непосредственном участии профсоюзов были разработаны рекомендации по проведению социально ответственной реструктуризации. Это механизм, который предусматривает, что любое изменение производства должно проходить с оглядкой на человека. Руководство предприятия совместно с местными органами власти должны заранее посмотреть, кто из работников будет высвобождаться и как можно решить вопрос с их трудоустройством. Самое главное – решать эти вопросы не в «пожарном порядке», когда модернизация уже идет полным ходом, а на этапе планирования.

Это очень хороший документ, в нем все прописано буквально по шагам. Но сегодня проблема в том, что данная разработка носит рекомендательный характер. И, по большому счету, наниматель сам решает, придерживаться социально ответственного подхода или нет. Поэтому мы и предлагаем придать этим разработкам обязательный для исполнения статус. Это, на наш взгляд, также поможет решать вопросы оптимизации и повышения производительности без ущерба для людей.

К слову, о производительности труда. Сегодня она напрямую влияет на рост заработной платы работников. На недавней встрече у главы государства вы говорили, что этот вопрос также требует уточнения. В чем конкретно, на ваш взгляд, требуется доработка 744-го постановления правительства?

– Предлагая доработать этот документ, мы в первую очередь отталкивались от практики его применения. По своей сути, постановление, безусловно, верное: мы должны получать лишь то, что реально заработали. Но проблема в том, что этот документ требует постоянного роста производительности труда и не учитывает специфику многих производств, сезонность работы предприятий и такой важный показатель, как рентабельность производства. Например, есть специфическое производство, связанное с выпуском оптики. Появляется у него крупный заказ, который успешно выполняется, и производительность труда резко повышается. Но это специфическое производство. Сегодня такой заказ есть, а завтра его может не быть. И дальше предприятие работает в штатном режиме, имеет хорошую рентабельность порядка 20%, а повысить заработную плату не может, потому что практически нереально все время добавлять показатели производительности труда к тому разовому взлету.

Или еще один пример. Хозяйство по осени получает высокие показатели роста производительности труда за счет одновременной продажи той или иной продукции. В другое время работает ровно, имеет неплохие показатели рентабельности, прибыль, но повысить заработную плату не может, потому что не дотягивает до сезонного скачка. В итоге руководители начинают задумываться: а стоит ли сразу выдавать аховый результат? Может, лучше попридержать развитие производства и неспешно повышать показатель роста производительности? Другими словами, идет искусственное сдерживание развития производства.

744-е постановление не учитывает еще один момент – модернизацию производства. Выход на запланированную мощность может занимать год и больше. Все это время на предприятии с отдачей трудятся люди, выполняют поставленные задачи по наладке оборудования, запуску производства. Бизнес-план выполняется, но работники не могут получить более высокую заработную плату, потому что именно сегодня роста производительности нет.

Или еще один очевидный момент: требование постоянно повышать производительность труда подталкивает некоторых нанимателей к необоснованному сокращению. Там, где работало 100 человек, оставляют только 80 и таким образом искусственно повышают производительность труда. Получается, что документ начинает играть сдерживающую роль в развитии предприятий. Эти моменты надо исправлять. Подчеркну еще раз: мы не говорим, что нужно отменить постановление; мы настаиваем на том, что оно нуждается в доработке с учетом тех вопросов, которые возникают на практике.

А что, на ваш взгляд, является объективным резервом для повышения производительности труда? К сожалению, по этому показателю мы сегодня отстаем от многих стран…

– В первую очередь это повышение квалификации работников. Приведу один пример. На встрече с трудовым коллективом одного из заводов люди пожаловались на невысокую заработную плату. Наниматель тут же парировал: как вам ее повышать, если за смену надо собирать, скажем, 10 единиц продукции, а вы и 5 не можете сделать? Вроде бы логичный ответ. Но вот в чем подвох: эти работники по 20 лет работали на старых станках, а тут установили новые, современные, требующие постоянного повышения квалификации и обучения. Но люди даже не знают, как к ним подойти. Понятно, что и норму не могут выполнить. Таким образом, в результате модернизации производительность труда даже снизилась, потому что работники не повышают квалификацию, не проходят переобучение. У нас учитель и врач на постоянной основе проходят повышение квалификации. А почему нет таких же требований к рабочему на заводе? В той же Германии, организацию производства в которой мы нередко ставим в пример, 85% всех работников на постоянной основе проходят повышение квалификации. В России тоже ставят сегодня задачу выйти на такие показатели. И нам надо к этому стремиться. Сейчас на производстве проходит модернизация, обновляется техника чуть ли не каждый год. Чтобы работать на ней, надо постоянно учиться. Это мощнейший ресурс для роста производительности труда и заработной платы. Посмотрите на программистов. Они могут рассчитывать на хороший заработок только в том случае, если постоянно учатся, осваивают новые технологии. Если программист не то что год, а месяц-два упустил, не «словил» какую-то новинку, то он проиграет на рынке труда.

Поэтому мы и говорим: надо не просто декларировать необходимость повышения квалификации, а закладывать такие нормы в обязанность нанимателю и создать такую систему, чтобы каждый работник был заинтересован в обучении и повышении квалификации. Тогда и предприятия будут работать стабильно, так как будут выпускать качественную современную продукцию. И работник с современным уровнем квалификации будет конкурентоспособным на рынке труда.

Еще один момент. Ответственность за общее дело и за себя лично на производстве. Посмотрите на Японию. Еще в начале XX века она была совсем небогатой страной, но в какой-то момент японцы сказали сами себе: хотим жить лучше, значит, должны хорошо и качественно работать. И сегодня их товары – это стандарт качества. А формируется это качество в первую очередь через ответственность каждого работника за тот участок, на котором он трудится. Выпустил работник деталь, на ней – его клеймо. Если что не так с этой деталью, то сразу понятно, кто недоработал. Мы же пока не всегда отвечаем за конечный результат своей работы и за себя лично на производстве. Надо менять такое отношение, в том числе через материальное стимулирование и ответственность. Надо создавать такую систему, чтобы каждый понимал, что трудиться качественно на любой работе – это выгодно и престижно.

Не так давно вы озвучили предложение ФПБ о необходимости повышения престижа рабочего человека в целом и об объявлении 2018 года Годом человека труда. Что конкретно вы вкладываете в эту инициативу?

– Безопасность, культура производства, система стимулирования, условия труда – составляющих очень много. И на все эти вопросы нужно обратить внимание в комплексе, чтобы каждый имел возможность работать в нормальных условиях, чтобы качественный труд ценили и уважали.

Надо понимать, что все, что мы сегодня имеем, – это результат человеческого труда. Именно этим определяется качество нашей жизни. Человек труда своими руками создает блага для себя и всего общества. Что-то есть, конечно, и от природы, но в целом мы не можем сравниться со странами, которые живут только за счет природных ресурсов.
Но у нас есть другой ресурс – трудолюбие. Это у нас в крови. Белорусы всегда очень ответственно трудились. И это заслуживает почета и уважения. Наша инициатива направлена как раз на то, чтобы подчеркнуть эту национальную черту белорусов и формировать наше общее будущее, которое зависит от того, как мы работаем.

Очень важно, чтобы каждый человек понимал: результаты его труда заметны и ценятся. Чтобы он видел, что настоящих профессионалов уважают в обществе, они имеют большую заработную плату и хорошие перспективы. И когда-то у нас это понимание было широко распространено, была соревновательность в труде. За лучшими работниками тянулись остальные. Сейчас же мы это подрастеряли, а кто-то даже с иронией называет пережитком советского прошлого. А зря. Посмотрите на ведущие зарубежные компании. У них соревновательность, поощрение лучших (и морально, и материально) – одно из главных направлений в кадровой работе. Стать лучшим сотрудником месяца, года – престижно, почетно и выгодно. Это и разовые бонусы, и карьерные перспективы. У нас же зачастую всех, как говорится, стригут под одну гребенку. Хорошо работаешь или «так себе» – результат порой один и тот же. И перспективы одинаковые. Например, работал ты мастером в цеху, отвечал за тысячу дел сразу или просто поднимал шлагбаум на проходной, а выйдешь на заслуженный отдых – и пенсию будешь получать одну и ту же.

Такой подход надо менять. В том числе через внесение изменений в законодательство.

Какие изменения вы имеете в виду: возрождение системы трудовых соревнований, изменение пенсионного законодательства?

– Мы уверены, что соревновательность в труде, стимулирование лучших работников надо возвращать в практику работы предприятий и организаций на системной основе. Где-то такие подходы есть и сегодня, и этот опыт нужно распространять максимально широко. Я часто езжу по предприятиям и вижу, что там, где не уделяют достаточного внимания человеку труда и его достижениям, результаты работы предприятия ухудшаются. Поэтому мы предлагаем собраться с представителями трудовых коллективов, нанимателей, правительства и продумать модель соревновательности в труде и поощрения лучших работников. Понятно, что здесь мы не можем на 100% копировать прошлый опыт, но надо взять лучшее из него. Что же касается пенсионного законодательства, то здесь, на наш взгляд, должен быть более дифференцированный подход. Над такими предложениями тоже будем работать.

И в завершение расскажите, пожалуйста, еще об одной инициативе Федерации профсоюзов – народном контроле за ценами. Почему вы взялись за эту тему и как этот мониторинг работает на практике?

– Сегодня мы стараемся реагировать на все вопросы, которые волнуют людей. А уровень цен, как и уровень заработной платы, – то, что касается всех и, по сути, определяет уровень жизни человека. Мы заботимся о том, чтобы у работника был справедливый заработок. Человек получает заработную плату и идет в магазин, и от того, насколько цены там соответствуют его заработку, зависит уровень его жизни. То есть если мы заботимся о благосостоянии трудящихся (а это наша главная цель), то должны обращать внимание на соответствие уровня цен уровню доходов.

Конечно, нельзя объять необъятное. Есть товары люксовой категории – мы их в расчет не берем. Но есть и «потребительская корзина», товары первой необходимости, без которых человек не может прожить. Тут надо смотреть внимательно. Если есть перекосы, значит, следует останавливать, регулировать. На эти моменты и обращаем внимание, анализируем, как формируются цены, что в них заложено.

На мониторинг цен мы ориентировали наших специалистов социально-экономического блока всех уровней. Анализ уровня цен на определенные товары закрепили за соответствующими отраслевыми профсоюзами. Например, профсоюз работников связи будет мониторить цены на услуги связи, работников здравоохранения – на лекарства и медицинские услуги, в том числе в частном секторе, и так далее. В целом планируем ежемесячно получать глубокий анализ по различным направлениям. Потом будем информировать правительство, предлагать решения, если увидим какие-то перегибы.

Первые результаты работы в этом направлении показывают, что есть серьезные вопросы. Так, по сравнению с прошлым годом заработная плата выросла чуть больше, чем на 9%, а цены на некоторые товары поднялись в разы. Например, на огурцы – на 32%, сливочное масло – на 21%, сметану – на 13%. Откуда такой рост, если инфляция составляет порядка тех же 9%? Кроме того, мы заметили определенные перекосы в ценах в сельской местности – сельчанам предлагают произведенные ими же продукты втридорога. Особенно это касается небольших деревень, где и выбора у людей в общем-то нет. Также нас беспокоит тот факт, что практически до 80% утвержденного бюджета молодой семьи уходит на продукты питания, даже с учетом самых низких цен на необходимые продукты. В этих условиях, конечно, нельзя чрезмерно повышать цены на коммунальные услуги, транспорт. И данный вопрос мы будем поднимать перед нашими социальными партнерами.

Хочу подчеркнуть: эту работу мы проводим в тесном взаимодействии с главным регулятором в вопросах ценообразования – Министерством антимонопольного регулирования и торговли. Уже заключено соответствующее соглашение. В этом вопросе мы вместе цивилизованно и конструктивно работаем в интересах людей.

Пресс-служба ФПБ

Фото Валерия КАРТУЛЯ

Темы: работа, зарплата, труд, профсоюзы, ФПБ, Михаил Орда, интервью

Читайте также