undefined
1
Актуально
Погода
+1Облачно
Утро+1°
День+4°
Вечер+5°
Курсы валют22.1123.11
1 USD
1 EUR
100 RUB
1,9771,980
2,3032,307
3,4033,391

Кто последний – тот отец? Как и зачем в Беларуси проводят тесты на отцовство

Ежегодно в Беларуси специалистами Государственного комитета судебных экспертиз проводится около 1,5 тыс. ДНК-анализов на установление отцовства, причем эта цифра растет. Большая часть экспертиз проходит по судебным делам, но в 20% случаев люди сами обращаются для проведения теста.

Причины самые разные – от взыскания алиментов с нерадивых папаш и назначения пенсии по потере кормильца до вопросов получения наследства или даже белорусского гражданства. Со всеми этими вопросами приходят в Госкомитет судебных экспертиз, ведь только эти экспертные заключения суды рассматривают в качестве доказательств.

– За последние 5 лет стало больше обращений по установлению факта отцовства в отношении умершего человека. Это связано прежде всего с большим количеством так называемых гражданских, незарегистрированных браков. Если человек умирает и его образцов в базе нет, задача эксперта – установить родство между его предполагаемым ребенком и бабушками, дедушками или дядями, – рассказывает заместитель начальника отдела генетических экспертиз центрального аппарата Государственного комитета судебных экспертиз Николай Кузуб.

По словам специалиста, самая проблематичная ситуация складывается, если нужно установить родство отца и сына, а среди родственников умершего папы – только бабушка. В этом случае сплошная линия наследования по «мужской» Y-хромосоме не выстраивается. Значит, в половине тестов ДНК бабушки и внука совпадать не будут, а что до оставшихся – кто поручится, что это не случайность?

Доводится генетикам проводить тесты и на материнство. В год только в центральном аппарате госкомитета проводится около 20 таких экспертиз. Все случаи – результат домашних родов, когда мать решает пренебречь врачебной помощью и, соответственно, некому зарегистрировать ребенка после рождения.

Бывало, что к специалистам Госкомитета судебных экспертиз обращаются из праздного любопытства.

– Случалось, когда приходил мужчина в возрасте за 60 и хотел проверить, своим ли дочерям он завещает наследство. Однажды обращался дедушка, которого всю жизнь, видимо, волновал вопрос, от него ли жена родила ребенка. И не важно, что их дочери  уже больше 40 лет, – вспоминает Николай Кузуб. – Был случай, пришел мужчина с ребенком. Результаты показали, что он – отец. Вскоре приходит снова, но уже вместе с женой – опять подтвердили генетическое соответствие. Обратился к нам и в третий раз. Спрашиваем: зачем, если всё яснее некуда? Оказалось, свекровь ходит к гадалке, а та наговаривает, что их ребенок – ей не внук.

История рода – в одной капле

Генетическая экспертиза для 3 человек (матери, отца и ребенка) в центральном аппарате Госкомитета судебных экспертиз стоит в среднем 230 рублей. Заявитель вместе с родственниками является в лабораторию. Сначала проверяют их документы, снимают копии, потом берут анализы. Результаты экспертизы становятся известны не позднее чем через 30 дней.

Стандартные образцы, которые используются экспертами-генетиками по всему миру в тестах на отцовство, – кровь и мазок из полости рта. Использование сразу двух источников позволяет исключить вероятность ошибки в случае, если, например, человек перенес переливание крови. Для ДНК-анализа нужна примерно 0,0001 капли – всего 0,003 микролитра крови. А одной капли вообще хватит на проведение экспертиз до конца жизни.

– Вообще генетическую экспертизу можно провести практически по любому материалу. Хорошо подходят ногти. Волос – уже экстремальный вариант, потому как для проведения анализа он должен быть вырван с корнем. Только в волосяной луковице есть ДНК, хотя и очень малое количество. В уголовных и розыскных делах, когда нужно идентифицировать останки давнего захоронения, можно провести анализ по личным вещам умершего – подойдут носки, перчатки, шапочка или нательный крестик, – приводит примеры Николай Кузуб.

При проведении экспертизы нужно учитывать возможность переноса материала. Ведь даже после разговора с человеком на расстоянии 1,5–2 метров на вас обнаружатся микробрызги слюны собеседника с его ДНК-материалом.

– Теоретически, изучив частицы на поверхности кожи, можно узнать, где был человек и с кем встречался. По этой причине мы запрещаем своим экспертам в лаборатории пользоваться мобильными телефонами. Иначе рискуешь обнаружить свою ДНК на предметах исследования, – шутит Николай Кузуб.

Чувствительность методик настолько высока, что любые попытки фальсификации образцов проваливаются. Эксперт вспоминает, как однажды к специалистам явились молодые люди для установления отцовства. Когда экспертиза факта не подтвердила, начали удивляться: как же так получилось, если они… набрали в рот чужой слюны.

Мы с тобой одного генотипа

Эксперты анализируют только те участки ДНК, которые содержат информацию об индивидуальных особенностях человека. Это всего 5% генотипа, остальное отвечает за строение организма и практически одинаково у представителей Homo sapiens. С помощью специальных реагентов генетики выявляют локусы – места, где расположены искомые гены, а в них – комбинации признаков, которые у родителя и ребенка должны совпасть примерно наполовину.

– Признаки сами по себе не уникальны. Они могут быть одинаковыми у многих людей в разных частях земного шара. Но если брать совокупность признаков, тут случайное совпадение практически исключено. До 2016 года мы вели сравнение по 15 маркерам, как принято в мировой практике. Этого достаточно, если речь идет о первой степени родства (родитель–ребенок). Чем дальше родство, тем меньше маркеров совпадает. Были случаи, когда к нам обращались по розыскным делам из других стран и присылали данные по 15 маркерам. Мы проверяли по своей базе и обнаруживали, что в Беларуси проживают 5–7 человек предполагаемых родственников – по факту чужих друг другу людей, но со схожими генотипами. Чтобы исключить случайные совпадения, сегодня наши эксперты проводят ДНК-анализ по 23 маркерам.

Вероятность ошибки такого генетического теста практически нулевая, а точнее – 10 в минус 15 степени. А мельчайшие доли процента приходятся на совсем уж непредвиденные ситуации.

– Как-то к нам на экспертизу по установлению отцовства приходил мужчина. Сделали ДНК-анализ и только потом узнали, что у него, оказывается, есть брат-близнец. Пригласили и его. Результаты показали, что два брата – полностью идентичны и в равной степени могут быть отцами ребенка, – удивляет эксперт. – Отличия можно найти разве что при исследовании полного генома человека. Но один анализ стоит порядка 10–15 тысяч долларов. Во всем мире такие исследования проводились всего пару раз.

А бывают ситуации, когда эксперты и сами бы рады ошибиться…

– У человека взяли биопсию, обнаружили серьезное заболевание. Перед сложной операцией, связанной с лечением онкологии или отсечением обширных участков тканей, пациент хочет убедиться, что не было ошибки и что больная ткань – его. Людям свойственно надеяться до последнего. Иногда обращаются водители, в крови которых при задержании обнаружили алкоголь. Но за все время работы ни одной ошибки такого рода мы пока не фиксировали, – говорит Николай Кузуб.

Чаще, чем хотелось бы, эксперты сталкиваются и с такими ситуациями: обратился отец, который очень хотел забрать ребенка. Его уже готовились оформить в детский дом – недавно мать лишили родительских прав. За отца с сыном переживали всем отделом. Сделали экспертизу, но… отцовство не подтвердилось.

– В 13–15% случаев биологическое отцовство не подтверждается. За дверями лаборатории порой разворачиваются настоящие семейные драмы. И остается только надеяться, что знание правды не толкнет человека на необдуманные поступки, – заключает эксперт.

Диана ФИЛИМОНОВА

Фото автора

Темы: Генетическая экспертиза, Государственный комитет судебных экспертиз, тесты на отцовство, ДНК-анализ

Читайте также