undefined
1
Актуально
Погода
+10Облачно
Утро+10°
День+13°
Вечер+12°
Курсы валют19.1020.10
1 USD
1 EUR
100 RUB
1,9281,927
2,2962,292
3,3103,321

Как преступников ловят «по конфете» и снимают отпечатки с дырки на перчатке

На Дне открытых дверей управление Госкомитета судебных экспертиз по Минской области рассказало журналистам об особенностях работы криминалистов и медицинских экспертов. Местом импровизированного происшествия стал центр города Молодечно.

По следам Фандорина

Рядом с городским Домом культуры натянуты предупреждающие ленты. Вокруг раскинувшегося на траве манекена-«жертвы» кипит работа. Старший эксперт Молодечненского межрайонного отдела Госкомитета судебных экспертиз Дмитрий Петров ищет следы и снимает отпечатки. Как правило, осмотр места происшествия занимает около 2–3 часов, а иногда и больше.

«Идеальных преступлений не бывает. Преступник все равно что-нибудь да оставит на месте происшествия. Тут все зависит от эксперта и его настойчивости», – рассказывает специалист. Когда-то именно упорство помогло ему продвинуть расследование.

Произошла кража со взломом дачного домика. При осмотре места происшествия нашли надкусанную конфету. «Следы зубов были изъяты. Когда задержали подозреваемого, сделали гипсовый слепок зубов и доказали его нахождение на месте происшествия. Конечно, помимо конфеты, были и другие доказательства», – вспоминает Дмитрий Петров.

Даже по частичному отпечатку обуви человека можно определить размер ноги. А если уж повезет найти дорожку из следов, то благодаря давно проверенным формулам судебный эксперт может сделать вывод об особенностях походки, росте и даже… профессии, если, к примеру, обувь рабочая.

«Мало кто знает, что при расследовании авиакатастрофы, в которой погиб Юрий Гагарин, эксперты изучали отпечатки обуви летчика-космонавта и летчика-инструктора Владимира Серёгина, – рассказывает начальник Молодечненского межрайонного отдела Госкомитета судебных экспертиз Юрий Будо. – Исследование показало, что Гагарин в тот день, 27 марта 1968 года, не управлял учебным самолетом МиГ-15УТИ. За штурвалом был Серёгин. Одна эта деталь многое прояснила в деле». К слову, о подробностях расследования громких дел XX века любопытствующие смогут узнать в комнате истории судебной медицины и криминалистики, которую планируют открыть в Молодечно.

Большое значение для расследования имеют запахи. Чтобы зафиксировать такие следы, достаточно фольги и ткани. С этими материалами работают собаки-детекторы. Они, кстати, способны различить до 6 запахов на одном объекте.

О вас расскажут ваши отпечатки

Руки оставляют следы за счет потожирового вещества, которое выступает из папиллярных линий на подушечках пальцев. На месте происшествия отпечатки изымают, как правило, с помощью специального порошка (вместо него теоретически можно использовать обычную пудру или даже сажу от выхлопов автомобиля) и клейкой ленты или дактилоскопической пленки. Помимо порошков, специалисты используют и особые химические вещества, которые позволяют «считать» следы рук даже с деревьев.

Дальше следы проверяют по базе. Сейчас в банке данных дактилоскопических карт только по Минской области находится более 1 млн отпечатков – это информация и о военнообязанных, и о тех, кто когда-либо задерживался. Ежегодно по республике благодаря единой базе находят свыше 12 тыс. совпадений отпечатков. Однако процесс сопоставления индивидуальных следов человека далеко не так прост, как его рисуют в кинематографе.

По словам начальника отдела криминалистических учетов управления Госкомитета судебных экспертиз Павла Падалкина, очень многое зависит от качества следа. «Заявленная точность поиска программы 85%. Так что без специалиста не обойтись. Специально обученные сотрудники сверяют отпечатки по базе, вручную «отрисовывают» уникальный рисунок пальцев – это очень трудоемкая работа», – говорит он.

Был случай, когда преступник был в перчатках и, казалось бы, не оставил на месте происшествия никаких следов. Однако экспертам удалось найти след руки не больше полсантиметра в диаметре – видно, перчатки у преступника были дырявые. И по одному этому кусочку удалось установить его личность.

Буквально на прошлой неделе в Молодечно произошел случай, когда подростки ходили по квартирам, предлагали товары для пожилых людей. И пока хозяин дома отлучился в комнату за деньгами, «обчистили» его. На месте происшествия оперативно собрали следы, проверили по базе и всего за пару часов после обращения личности воров были установлены. Подростков задержали в тот же день.

Каждый уникален, но не все этому рады

«При составлении субъективного портрета преступника следует учитывать определенные моменты: эмоциональное и психологическое состояния потерпевшего и очевидцев, сколько времени прошло с момента правонарушения и многое другое. Люди редко запоминают внешность преступников. Но бывают разные случаи. По описаниям жертвы или свидетелей формируется фоторобот. Если свидетель четко описывает преступника, то портрет можно составить за полтора часа», – рассказывает эксперт Минского межрайонного отдела Госкомитета судебных экспертиз Дмитрий Шеметовец.

Расположение черт на лице, расстояние между глазами или от носа до губ для каждого человека индивидуально. И даже если пластический хирург отлично сделал свою работу, некоторые уникальные показатели останутся неизменны.

В системе портретной идентификации сейчас находятся карточки более 80 тыс. человек, и это только по Минской области. Это фотографии людей, которые задерживались или были замечены в противозаконной деятельности, тех, кто представляет оперативный интерес, без определенного места жительства.

Место молчания

На импровизированном месте преступления появляются медицинские эксперты. Они вместе со следователем, оперативником и криминалистом обязательно выезжают в составе группы на место происшествия.

Кстати, в последние годы среди судмедэкспертов появляется все больше женщин. «В среднем на 20 специалистов-женщин приходится только двое-трое мужчин. Хотя, например, среди криминалистов мужской пол все еще доминирует», – рассказывает начальник отдела судмедэкспертиз Мядельского районного отдела Госкомитета судебных экспертиз Елена Кабитенко.

В отделах судмедэкспертизы работа специалистов разнообразна. «У нас нет такого разделения, что кто-то только дежурит в морге, кто-то проводит исследования, а кто-то занят исключительно амбулаторным осмотром потерпевших. Наша работа циклична, и мы постоянно меняемся, – объясняет Елена Кабитенко. – Формирование специалиста судебной медицины начинается еще до поступления в медицинский университет и продолжается на протяжении всех лет обучения. В этот период человек понимает, способен он к такой работе или нет, может ли помогать людям в беде и, если случилось непоправимое, иметь настойчивость, чтобы дойти до истины».

К слову, на вскрытие попадают все тела, на которых обнаружены даже незначительные телесные повреждения. Работа специалиста – определить, каким образом и как давно нанесено повреждение, понять, есть ли связь со смертью. «Когда в детективах на месте происшествия определяют время гибели с точностью до минуты, это неправда. Если нет других свидетельств, в лучшем случае удается определить время с часовой точностью», – развенчивает миф заместитель начальника отдела медицинских судебных экспертиз Молодечненского межрайонного отдела Госкомитета судебных экспертиз Ирена Селицкая.

К слову, основное место работы судмедэксперта – отнюдь не морг. Во время вскрытия делаются «пробы» со внутренних органов, потом проводится их гистологическое исследование. После этого тонкие срезы органов отправляются в кабинет эксперта, где он анализирует их под микроскопом и составляет заключение.

***

На импровизированном месте преступления помощь судмедэкспертов не потребовалась – манекен вряд ли что-то может «рассказать» следствию.

В реальной жизни только благодаря совместной работе специалистов многих подразделений удается проработать всевозможные версии и дойти до истины даже в самых запутанных делах.

Диана ФИЛИМОНОВА

Фото автора

Темы: Медицина, Происшествие, экспертиза, криминалистика

Читайте также