Общество и профсоюзы

Как развивалась охрана труда? Отдых на нарах, увольнения за дерзость и лопнувшее терпение рабочих

После отмены крепостного права в Российской империи в 1861 году на крупных промышленных предприятиях в больших городах начал формироваться рабочий класс.

Хотя эти люди и имели паспорта, но до 1880-х годов были лишены практически всех прав. На заводы и фабрики их принимали по письменному или словесному договору на один год, чаще всего «от Пасхи до Пасхи», и при этом отбирали паспорта. Таким образом люди лишались свободы и не могли потребовать досрочного расчета. Правительство, безусловно, делало некоторые шаги для защиты рабочих, но в то же время ничем не ограничивало произвол фабрикантов.

Зачастую простым труженикам приходилось отрабатывать смены днем и ночью, на отдых отводилось не более 6 часов, что плохо сказывалось на их здоровье. Бывало, у станка стояла целая семья. Об одном из таких фактов на рогожной фабрике Коломны писал журнал «Северный Вестник».

С 9 часов вечера муж ткал, жена заправляла станок, а дети готовили мочало. В 4 утра мужчина ложился спать, а остальные трудились до 7 утра. Затем глава семьи снова принимался за работу, а женщина отдыхала до 9 утра. Тогда же ложился спать один ребенок, а с часу дня до четырех работал другой. С 4 часов дня до 2 часов ночи все члены семьи трудились вместе. После чего отдыхали до 5 утра и снова садились за ткачество.

Санитарно-гигиенические условия труда на фабриках и заводах были очень плохими. Кроме окон, в цехах не было другой вентиляции, света в вечернее и ночное время не хватало. На химических предприятиях рабочие страдали от удушений ядовитыми испарениями, обмороков, кровотечений и химических ожогов.

Чтобы обеспечить работников жильем, некоторые наниматели строили казармы и предоставляли койки в грязных, холодных, тесных и густонаселенных помещениях. Например, из прессы того времени известно, что на московской парфюмерной фабрике «женатые и холостые, дети и взрослые девушки спят вповалку вместе, без всяких перегородок, в крайне тесной и грязной обстановке». Уходить из казарм жильцам разрешалось только в определенное время.

Еще хуже обстояли дела в производственных, то есть на рабочих местах. Людям приходилось спать на нарах, которые даже не застилались постелью. Другие спали на полу или скамьях, вдыхая все вредные и токсичные отходы производства.

В 1870 году помощник врачебного инспектора статский советник Михайлов отмечал, что на кожевенном заводе купца Поскреблива в Вятке «работники не имели отдельных помещений для отдыха и проживания. Некоторым из них приходилось спать на станках, а другим на нарах, которые для большего удобства они обкладывали своей одеждой». Все эти обстоятельства влияли на здоровье рабочих. Болезни дыхательных путей, повреждения конечностей и внутренних органов были обычным явлением. Медицинская помощь практически не оказывалась, не было и обязательного страхования здоровья тружеников.

Либеральная общественность возмущалась существующим положением, но владельцы фабрик и заводов не обращали на это никакого внимания.

В 1883 году французский предприниматель Юлий Гужон основал Товарищество Московского металлического завода (впоследствии Московский завод Серп и Молот). Правила внутреннего распорядка того предприятия гласили: «Воспрещается оставлять фабрику до истечения договорного срока без согласия на то хозяина или требовать от него до того срока какой-либо прибавки платы сверх установленной. За стачку между работниками прекратить работу прежде истечения установленного с хозяином срока для того, чтобы принудить его к возвышению получаемой ими платы, виновные подвергаются наказаниям, определенным «Уложением о наказаниях» 1866 года».

Предприниматели имели право уволить рабочего «за дурную работу» или за «дерзкое поведение», контролировали не только выполнение служебных обязанностей, но и личную жизнь своих подчиненных. Например, они обязаны были покупать товары лишь в хозяйственной лавке, принадлежащей хозяину фабрики, где цены были на порядок выше.

Борьба за права трудящихся стала делом самих трудящихся. В мае 1870 года в Петербурге на Невской бумагопрядильне состоялась стачка: около 800 рабочих требовали увеличения сдельной оплаты труда. После акции многие из протестующих были арестованы и оказались под судом. Однако благодаря тому случаю общественность узнала об ужасном произволе на фабрике. Присяжные осудили зачинщиков стачки лишь на несколько дней ареста, а вышестоящая судебная инстанция вообще всех оправдала.

Лишь с 1880-х годов и до начала ХХ века на государственном уровне стали регулироваться отношения между рабочими и промышленниками.

(Продолжение следует)

Сергей КИРИК

Фото из открытых интернет-источников