Федерация профсоюзов Беларуси: «Мы — вместе!»
$ 2.173
2.478
100 ₽ 3.178
:

Ах, война, что ты сделала, подлая: у миллионов советских детей украла детство

Ах, война, что ты сделала, подлая: у миллионов советских детей украла детство

Беларусь помнит25 июня 2019 в 10:19

Уроженец д. Мильча, что рядом с Гомелем, Григорий Ветошкин пережил голод, видел, как гибнут люди, а затем наравне со взрослыми восстанавливал народное хозяйство.

undefined

Враг близко

Вместе с мальчишками он, десятилетний подросток, любил играть в войну. С вечера так заигрались, что проснулся он поздно. Хотел позавтракать и бежать к друзьям, но мама велела остаться, присмотреть за домом, пока они с папой сходят в контору. Родители вернулись не скоро. Гриша увидел  глаза матери, полные слез, и  хмурый вид отца, понял: случилось что-то плохое.  “Война, сынок! Немцы напали на нас! Папку заберут воевать… ” – и мама разрыдалась. Это было 22 июня.

В первые недели войны односельчане рыли противотанковый ров возле деревни. Гришка приносил им воду из колодца и еду, оттаскивал вырубленный кустарник, как мог, помогал взрослым. И вдруг в небе появились фашистские самолеты. Они страшно гудели, и земля словно лопалась от разрыва бомб. Падали убитые, кричали и стонали раненые. Позже много раз и Гришка убегал от бомбежки вместе с мамой, которая несла на руках его маленькую сестричку, закутанную в папину фуфайку.

Враг был близко. В течение нескольких дней шли ожесточенные оборонительные бои за Гомель. С боями отходили воинские подразделения. Вскоре в деревне появились немецкие танки, автомобили, промчались мотоциклы. А после этого оккупанты грабили жителей, отбирали скот. Посередине деревни они установили виселицу, которая редко пустовала. 

– Смерть всегда была рядом. Но самое страшное – голод. У меня была мечта – съесть кусочек настоящего хлеба. Прошли десятилетия, а это все стоит перед глазами, – с болью вспоминал Григорий Алексеевич.

В оккупации

Детство закончилось. Гриша и его друг Виктор на местах недавних боев находили винтовки, патроны к ним и гранаты, прятали в лесу, а место указывали Нине Абросимовой. Подростки знали, что она связана с партизанами.

Летом 1942 года немцы угоняли на работу людей в Германию. Все прятались, как могли: на чердаках, в погребах, в сараях, убегали в лес.
Как-то во время облавы каратели обнаружили группу людей. Среди них были дети. Фашисты всех загнали в дом, обложили его соломой, облили бензином и подожгли. А затем караулили, пока дом полностью не сгорел вместе с людьми.

Гриша решил отомстить извергам и поджечь солому, складированную для лошадей врага. Вместе с Виктором они взяли спички, бутылку керосина и были уже готовы провести диверсию, но вдруг заметили приближающегося немца. Подростки успели незаметно выбросить в солому спички и бутылку с керосином, друг убежал, а Гришу фашист схватил за шиворот и поволок в хату. Там он заставил его снять штаны и стать коленями на соль. Если Гриша пытался присесть, тот бил его сапогом. Выручила его дочь хозяйки дома. Она немного знала немецкий язык и растолковала фашисту, что дети просто играли в прятки. Тогда мучитель отпустил мальчика.

Долгожданное освобождение

 Он навсегда запомнил бои за освобождение Гомеля. Везде –  пожарища. Город окутан дымом. Позже через деревни Мильча, Залипье, Урицкое, Красное, Старая Белица, Ивольск, Кривск красноармейцы продолжили путь на запад.

– Я помню, как бойцы 11-й армии прославленного генерала И.И. Федюнинского туманным утром 26 ноября 1943 года ворвались в Гомель.  Для нас это была большая радость, – вспоминал Ветошкин.

Освободив Гомель, красноармейцы перебрались по дощатому наплавному мосту через Сож и увидели страшную картину: горы кирпича, обгоревшие черные коробки зданий, среди камней вырос высокий бурьян, одичавшие кошки бегали среди развалин. Ни воды, ни света, ни топлива, ни хлеба. Зато много мин – работа для саперов.

В день осовобождения первым на электрической станции водрузил красный флаг ефрейтор Васильев. На пожарной башне, напротив парка имени Луначарского, прикрепил красный флаг командир возвода лейтенан Кирилюк. А мильчанские подростки всегда толкались около советских солдат.

Григорий Ветошкин навсегда запомнил слова одного из бойцов: “Окопная жизнь тяжела, но трудно понять, как люди смогли выжить здесь?

 Из памяти не стереть…

После освобождения города начали строить мосты через Сож. Гриша видел, как во время монтажа тяжелая форма придавила немолодого бойца. Ногу удалось освободить из-под металлоконструкции, а левую руку – никак.  Солдату было невыносимо больно, рука практически  раздавлена. Сжав зубы, едва сдерживая адскую боль, он попросил молодого солдата топором отрубить кисть руки с пальцами. Побелевший молодой боец, поняв, что другого выхода нет, выполнил просьбу старшего товарища. Жизнь бойца была спасена, хотя он остался калекой. Потом Грише кто-то сказал, что у него дома осталось шестеро детей, и солдат очень хотел жить для них.

Объявили всеобщую трудовую повинность. Каждый взрослый должен был бесплатно отработать месяц на восстановлении разрушенного в городе и селах. Для школьников повинность была вдвое меньше. Вручную, с помощью лопат, ломов, кирок, мотыг и тачек разбирали завалы. Недоедая и недосыпая, плохо одетые подростки трудились вровень с взрослыми.

И вот Гриша снова пошел в школу. Там было так холодно, что замерзали чернила. На каникулах, в марте 1944-го, подружившись с шофером Костей, подросток 2 недели “служил” в части под Речицей: помогал бойцам снаряжать патронами диски, магазины, ленты. Костя научил его стрелять из ППШ.

Вдруг, как в 1941-м, появились немецкие самолеты. И Гриша снова видел, как гибли люди. В военном городке Лещинец располагался госпиталь. Вместе с санитарами школьники ухаживали за ранеными. А он им читал стихи Пушкина, Лермонтова, Твардовского, организовали с ребятами концерт.

Однажды, когда в очередной раз шел в госпиталь, попал под обстрел зениток при налете немецких самолетов на объекты Гомеля. Укрыться было негде.  Мелкими осколками его ранило в  голову, но не тяжело. В госпитале оказали первую помощь.

 Здравствуй, Победа!

После освобождения он работал в колхозе “Авангард”: выполнял все то, что делали старшие: сажал картошку, полол… Рядом трудились и его друзья.

– Хныкать было некогда. Мы радовались сообщениям с фронта. Как-то  подсчитали, что только с нашей улицы погибло 90 односельчан. И мы больше не играли в войну, – вспоминал Григорий Алексеевич.  – А как радовались Победе! Мне было почти 14 лет, день – яркий, теплый, солнечный. Впереди – новая, тяжелая, но счастливая мирная жизнь!

После войны он стал  кадровым военным. Прослужил в войсках почти 30 лет, был награжден орденом Красной Звезды, медалями. В запасе долгие годы возглавлял ветеранскую организацию ЖЭУ-27 Центрального района Гомеля, призывал молодежь любить свою страну и малую родину. Его уже нет, а люди помнят добрые дела земляка.

Владимир ГАВРИЛОВИЧ

Фото из архива автора и открытого доступа сети Интернет

Последние новости