Экономика и бизнес

Экспорт «второго хлеба» из Беларуси: необходимо преодолеть монозависимость от соседей

В структуре экспортного потенциала Беларуси кейс, состоящий из мясо-молочной продукции, является самым большим. И он напрямую зависит от обеспеченности кормами. Получается, что в фундаменте всего животноводческого экспорта лежит растениеводческая отрасль.

«Доля растениеводческой продукции в общем экспорте сельхозтоваров немалая — 8,8%. В стоимостном выражении за прошлый год она составила 431 млн долларов, — рассказал начальник главного управления ВЭД Министерства сельского хозяйства и продовольствия Алексей Богданов. — Почти половина экспорта приходится на свежие овощи (49%), затем идут плоды и ягоды (16%), картофель (15%), льноволокно (4%)».

В министерстве подчеркнули, что в настоящее время Беларусь в полном объеме обеспечена картофелем и овощами. Но так было не всегда, и исправить ситуацию помогли две госпрограммы, реализация которых началась с 2006 года. К примеру, в картофелеводстве поддержка государства в основном привлекалась для перевооружения крупнотоварных и семеноводческих организаций, закупки техники и оборудования. Кроме того, были построены или модернизированы картофелехранилища. Это позволяет сегодня бо́льшую часть урожая закладывать на хранение, чтобы реализовывать ее в межсезонье.

Экспорт картофеля в 2017 году составил 65,5 млн долларов, или 388 тыс. тонн в натуральном выражении, что на 30% больше, чем в 2016-м. А если сравнивать с 2013 годом, то поставки увеличились в 4,4 раза, причем хорошо продается не только пищевой, но и семенной картофель.

«Экспортируем в 10 стран мира. В ЕАЭС, в частности, 97% поставок приходится на Россию. Конечно, как и в животноводстве, налицо явно выраженная монозависимость, — подчеркнул Алексей Богданов. — Необходимо работать над диверсификацией экспорта, причем по всем направлениям, искать новые рынки сбыта. Ведь в данной ситуации существует вероятность того, что нам начнут «выкручивать руки» либо ценами, либо ограничениями».

Безусловно, с Россией работать проще. К примеру, иногда там цена продукта выше, чем в других странах. Но с каждым годом конкуренция на этом рынке растет. Алексей Богданов рассказал, что в прошлом году Российская Федерация выделила на поддержку сельхозпроизводителей 4 млрд долларов, или 256 млрд российских рублей. И премьер-министр страны Дмитрий Медведев обещал аграриям, что такой уровень поддержки сохранится.

Подсобная конкуренция

Что же происходит на рынке картофеля и овощей в России сегодня? Как отметила руководитель аппарата «Картофельного союза» Татьяна Губина, сохраняется высокий уровень распространения личных подсобных хозяйств. «Именно в них мы видим основных конкурентов, а не в белорусских производителях. И стараемся отучить людей заниматься картофелем и овощами самостоятельно», — пояснила она.

В товарном секторе производство картофеля в России растет. Сегодня оно увеличилось втрое по сравнению с 2003 годом. Предположительно, добавила Татьяна Губина, в ближайшую пятилетку удастся дойти до 10 млн тонн картофеля. «Мы считаем, что человек в среднем потребляет 80 кг картофеля в год. У нас проживает 146 млн граждан. Чтобы всех накормить, надо приблизительно 12 млн тонн картофеля, — отметила представитель «Картофельного союза». — Плюс — примерно 2,5 млн на семена, и минус — отходы. То есть потребность России в картофеле составляет около 17–20 млн тонн. И половину этого объема мы скоро обеспечим за счет собственного производства».

В тройку основных импортеров картофеля в Россию сегодня входят Египет, Беларусь и Китай. Причем доля нашей страны за последнее время резко увеличилась: если в 2015-м она составляла 28 тыс. тонн, в 2016-м — 34 тысяч, то в 2017-м — уже 283 тысячи тонн. Такие показатели, по мнению Татьяны Губиной, связаны с улучшением работы таможенных органов и органов фитосанитарного контроля.

Новые горизонты белорусского льна

Лен для нас — стратегическая культура. Вместе с тем, по данным Минсельхозпрода, в последнее время экспорт льноволокна сокращается. Пик пришелся на 2015 год (38 тыс. тонн), но уже к 2016-му поставки уменьшились на 45%, к 2017-му — практически на 20%: за прошлый год наша страна экспортировала 21 тыс. тонн этого вида продукции.

«На наш взгляд, это неплохо. Мы свое сырье больше отправляем для переработки на льнокомбинаты, а затем продаем готовый продукт с большей добавленной стоимостью. Плюс — имеем рабочие места, обеспечиваем занятость населения. Это соответствует стратегии, поставленной правительством, — рассказал Алексей Богданов. — Но, развивая отрасль, необходимо понимать, что, наверное, весь объем переработать не сможем, и часть пойдет на экспорт. Здесь необходимо подстраиваться под требования, которые предъявляют страны – основные импортеры. В частности, уделить внимание длине льноволокна, его качеству, ломкости и т. д.».

Белорусский лен поставляется в 16 стран мира. Лидером в рамках ЕАЭС является Россия — на нее приходится 100%. При этом хорошее сотрудничество налажено со странами ЕС, Китаем. Последний, к слову, занимает 41% общей доли экспорта льноволокна из нашей страны.

В последнее время Оршанский льнокомбинат начал выпускать швейные ткани шириной 260 см, что открывает больше возможностей. К примеру, во Франции только из ткани таких параметров можно сделать пододеяльник.

«То, что рынок стал открытым, не значит, что сразу получилось на него войти. Здесь высокая конкуренция, — отметил директор одной из компаний – экспортеров льняных тканей и изделий из них Витольд Витеска. — Скажем, в Польше большинство оптовых баз тканей обслуживаются выходцами из Индии, которые имеют свои представительства во многих странах. Привозят свои товары и китайцы. Их продукция выигрывает в цене, но по качеству белорусский лен лучше».

К слову, в Польше в свое время местные льнопредприятия обанкротились и только теперь постепенно восстанавливаются. Но все равно объем их производства составляет примерно 10% того, что выпускают в Беларуси.

Ирина ЯНУШКЕВИЧ