Экономика и бизнес

Представитель МВФ: «Сейчас для Беларуси самое время снять риски и уязвимости»

В целом, по словам главы миссии МВФ в Беларуси Жака Миньяна, сейчас наша страна в экономическом плане выглядит довольно уверенно. Отмечается реальный рост ВВП. И хотя в последние месяцы его темпы замедлились, он все же есть. Кроме того, значительно снизилась инфляция – до 5% в настоящее время. Как заметил глава миссии МВФ, после истории с гиперинфляцией этот показатель можно назвать рекордным.

«Мы полагаем, к сложившейся ситуации привели два ключевых изменения: серьезное ужесточение фискальной политики и переход к более последовательной монетарной политике, – рассказал Жак Миньян. – Но стоит понимать: если сейчас все складывается неплохо, то это не означает, что так будет всегда. Не следует сбрасывать со счета риски и уязвимости, которые есть у Беларуси. И в МВФ полагают, что сейчас как раз время, чтобы попытаться снять их».

Представитель МВФ в числе возможных опасений назвал сильную концентрацию экспорта. Три важнейших торговых партнера занимают 60% рынка, причем один из них, Россия, – 40%. «В то же время ваша страна по-прежнему зависит от субсидируемого импорта из России. Мы полагаем, что в 2018 году все эти субсидии составляют около 10% ВВП – это высокий уровень. При этом стоит учитывать, что серьезно могут сказаться изменения налоговой политики в России. К примеру, с 2001 по 2008 годы субсидии составляли примерно 17% ВВП, а реальный экономический рост – 7,5% в год. Но снизился размер субсидий – и замедлились темпы роста. Это должно навести на мысль, что связь существенная».

Также Жак Миньян указал на высокий уровень долларизации экономики, который является источником потенциальных проблем. «Сейчас мы видим, что уровень долларизации снижается. Благодаря надлежащей монетарной политике Нацбанка возвращается доверие к белорусскому рублю. В частности, депозиты переводятся из валютных в рублевые, компании начинают вести финансы и расчеты в рублях. Тем не менее значение остается высоким. Если не считать Сербию, в Беларуси самый большой показатель долларизации», – отметил он.

При таком уровне долларизации, уточнил представитель МВФ, нужен серьезный объем резервов. И хотя с 2016 года они выросли, этого пока недостаточно. На сегодня резервы составляют примерно 50–60% того, что в МВФ считают безопасным уровнем.

Чем платим по госдолгу?

В иностранной валюте представлено и большинство госдолга Беларуси – около 90% относительно 40% или даже 20% в сопоставимых странах. Одна из проблем  валютного долга в том, что его сложнее рефинансировать, ведь правительству проще привлекать рубли.

Что касается госдолга в целом, то, как отметил министр финансов Беларуси Максим Ермолович, несколько лет республика находится в состоянии пиковых выплат. Эти платежи имеют существенную нагрузку как с точки зрения погашения, так и обслуживания.

«С учетом неблагоприятных внешних факторов, которые привели к  ухудшению внутренней ситуации, мы сознательно шли на то, чтобы долги рефинансировать с участием бюджета. В некоторые периоды больше 100% объема погашения госдолга привлекали ресурсы с рынка. В среднем этот показатель составлял более 75%, – рассказал министр финансов. – Сейчас ситуация нормализовалась. Мы четко понимаем источники финансирования и обязательств в 2019 году, а также готовимся к тому, что и как будем погашать в 2020-м и 2021-м».

Глава Минфина добавил, что уже третий год в Беларуси действует бюджетное правило, которое позволяет так называемые конъюнктурные доходы, связанные с экспортом нефти и нефтепродуктов, зачислять в бюджет и направлять исключительно на погашение госдолга. С другой стороны – снижать его объем. На конец 2018 года госдолг должен быть примерно 40% ВВП.

Около 40% накопленных обязательств – по связанным кредитам, привлеченным для финансирования крупномасштабных проектов. К примеру, на строительство БелАЭС. Возврат средств в данном случае генерируется теми проектами, в которые они вкладывались. Хотя не всегда отдача соответствует ожиданиям, и бюджету приходится «подставлять плечо». К слову, в текущем году даже по возврату валютных кредитов Беларусь установленный годовой план перевыполнила.

«Остается 60% накопленного долга, с которым приходится работать. С учетом конъюнктурных доходов мы сможем 2/3 расходов без дополнительных рисков покрывать. В среднесрочной перспективе потребность в рефинансировании обязательств составляет примерно 1,5 млрд долларов ежегодно. Это те ресурсы, которые необходимо привлекать. При этом хочу добавить, что сейчас для нас открылись международные рынки капитала, поскольку страна вышла из периода санкций. Одновременно мы понимаем, что Беларусь интересна и для других рынков – российского, китайского», – пояснил Максим Ермолович.

Сохранять меры, повышать производительность

С 1995 по 2007 годы, по данным МВФ, Беларусь была второй по темпам роста страной в регионе. Потом темпы существенно замедлились. При этом увеличивались расходы на образование, здравоохранение и другие важные сферы.

За последние 10 лет ситуация стала менее позитивной: республика из лидеров переместилась на более низкие позиции. «Мы полагаем, что система стала не такой эффективной. Экономический рост с 7,5% снизился до 1,5% в 2010–2017 годах. Производительность ушла в отрицательные значения. Но это вовсе не говорит о том, что компании стали хуже работать. Просто в последние годы все больше капитала и трудовых ресурсов перераспределялось от высокоэффективных к менее эффективным предприятиям».

Что предлагают в МВФ? Во-первых, важно сохранить действующие меры макрополитики. В последнее время в ряде развивающихся стран наблюдались проблемы, на фоне чего Беларусь выглядит хорошо. Во-вторых – повышать производительность. Для этого необходимо дальше стимулировать развитие частного сектора и ускорять реформирование госпредприятий, а также стимулировать диверсификацию торговли.

Ирина ЯНУШКЕВИЧ

Фото Александра ПОБАТА