Федерация профсоюзов Беларуси: «Мы — вместе!»
$ 2.122
2.405
100 ₽ 3.187
:

Помог профсоюз: 170 дней работник, ставший инвалидом, пытался получить компенсацию

Помог профсоюз: 170 дней работник, ставший инвалидом, пытался получить компенсацию

В стране21 сентября 2016 в 08:51

Добиться правды удалось только с помощью суда

Молодой человек потерял зрение на одном глазу в результате происшествия на рабочем месте. Но вместо реабилитации был вынужден отстаивать свои права. А наниматель вдобавок еще и переложил половину вины за несчастный случай на пострадавшего, сообщает belchas.by.

Добиться правды удалось только с помощью суда, заручившись поддержкой Минской областной организации профсоюза работников АПК.

Цена одного мгновения

Для Геннадия Петроневича один из рядовых трудовых дней на агрокомбинате «Дзержинский», где он работал оператором (птицефабрик и механизированных ферм. – Прим. авт.), закончился печально. Справившись со своей задачей, 20-летний парень взялся помогать товарищу на другом птичнике. Чтобы дотянуться до клеток с птицей, идущих по конвейеру, необходимо было зафиксировать конвейерную линию специальным ключом. Ключ обычно дополнительно усиливают наращенной трубой, чтобы удержать «натянутый» конвейер. По такой схеме Геннадий с товарищем действовали всегда – так их учили опытные коллеги.

В тот день ключ не выдержал напряжения и отскочил, попав Петроневичу прямо в глаз. Все произошло в одно мгновение, и парень даже не успел прикрыть глаз. Врачи старались спасти Геннадию зрение (операция длилась 4 часа), но сделать это не удалось. Молодой человек получил серьезные увечья и тяжелое заключение МРЭК: 50-процентная утрата трудоспособности и III группа инвалидности по зрению.

– Мой сын ничего не видит поврежденным глазом, – сокрушается мать пострадавшего Галина Павловна. – После случившегося агрокомбинат предоставил Гене подходящее рабочее место, но про успешную карьеру ему наверняка придется забыть. Ведь по профессии сын плиточник, а в заключении комиссии слишком много ограничений, и в строительную сферу путь ему заказан.

Госинспектор труда, проводивший расследование, признал эпизод несчастным случаем на производстве с тяжелым исходом и составил соответствующее заключение о расследовании несчастного случая. Петроневичу ничего другого не оставалось, как привыкнуть к новой жизни и получить положенную единовременную материальную компенсацию. Однако тут началась отдельная история отношений с работодателем.

Не нужно прятаться за спины акционеров

Упомянутую выплату Геннадий вовремя не получил. На фоне травмы у него начались головные боль, парень стал плохо спать. Родители очень переживали за него и все меньше верили в то, что ситуация разрешится в пользу сына.

Петроневич обратился в комиссию по трудовым спорам, которая фактически оправдала просрочку выплаты и вынесла вердикт: выдать матпомощь после того, как соответствующее решение примет общее собрание акционеров агрокомбината. С таким сценарием Геннадий не согласился и обратился за помощью в Минскую областную организацию профсоюза работников АПК. К делу подключился главный правовой инспектор труда обкома отраслевого профсоюза Кирилл Азаренко. Он детально изучил несчастный случай и действия нанимателя.

– Дело в том, что по условиям коллективного договора агрокомбината «Дзержинский» наниматель выплачивает работнику, пострадавшему в результате несчастного случая на производстве, не менее одного среднемесячного заработка (рассчитывается исходя из 12 последних месяцев работы. – Прим. авт.) за каждый процент утраты трудоспособности, – прокомментировал Кирилл Николаевич. – Петроневич должен был получить компенсацию на сумму более чем 384 млн. неденоминированных рублей, а единовременную материальную помощь, в соответствии с тарифным соглашением Министерства сельского хозяйства и продовольствия, Белорусского профсоюза работников АПК и Республиканского агропромышленного союза «БелАПС» на 2013–2015 годы, – не позже чем через месяц после получения правоустанавливающих документов. Важно знать, что вопросы о выплате матпомощи работникам не относятся к компетенции собрания акционеров. К тому же свою позицию члены комиссии ничем не мотивировали, и в документах не были указаны фамилии тех, кто рассматривал жалобу. Комиссия также проигнорировала пункт тарифного соглашения, на который ссылался пострадавший.

«Разделение» вины

Отстаивая свои интересы, наниматель до последнего настаивал на том, что выплата матпомощи пострадавшему является его правом, а не обязанностью. Как оказалось, задержка данной выплаты – не единственное нарушение, допущенное руководством предприятия во время выяснения отношений с работником. Стало известно, что Геннадий Петроневич более 4 месяцев не получал страховку от представительства Белгосстраха, поскольку наниматель не подал необходимые для этого документы. Профсоюзные специалисты сообщили о нарушении в прокуратуру Дзержинского района, и после этого нужные бумаги все-таки попали в Белгосстрах.

В ходе расследования выяснился еще один интересный факт. Составляя акт о несчастном случае, наниматель «разделил» с Геннадием Петроневичем ответственность за случившееся – вписал в документ 50-процентную вину работника, тем самым уменьшив вдвое объем предполагаемых выплат Белгосстраха.

– Самостоятельно определять вину потерпевшего он не имел права, – объясняет Кирилл Азаренко. – В соответствии с правилами расследования и учета несчастных случаев организация должна готовить акт только на основании заключения госинспектора труда. Если в ходе расследования подтвердилось, что потерпевший допустил грубую неосторожность, чем спровоцировал или усугубил производственную травму, в акте указывается его степень вины. Госинспектор, проводивший проверку, не нашел грубых нарушений, допущенных работником, и, соответственно, степень вины Петроневича не устанавливал.

Однако наниматель не унимался и даже попытался оспорить решение госинспектора в суде Столбцовского района и Минском областном суде, но его иски не были удовлетворены. Профсоюзный юрист, в свою очередь, помог Геннадию Петроневичу составить исковое заявление в Дзержинский районный суд и представлял его интересы.

На момент суда предприятие задерживало выплату матпомощи уже на 170 дней. Компетентный орган обязал агрокомбинат выплатить работнику 421 млн. неденоминированных рублей (с учетом индексации), а также компенсацию за моральный ущерб – 60 млн. неденоминированных рублей. Акт о несчастном случае формы Н-1, который расходится с заключением госинспектора труда, признан недействительным, что дает потерпевшему возможность получать страховые выплаты в полном объеме.

Еженедельник «Беларускі час»

Последние новости