Федерация профсоюзов Беларуси: «Мы — вместе!»
$ 2.173
2.478
100 ₽ 3.178
:

Работодатели следят за компьютерами, телефонами и даже эмоциями сотрудников

Работодатели следят за компьютерами, телефонами и даже эмоциями сотрудников

В мире12 июня 2018 в 16:35

Датчик на запястье, подкожный чип и сенсор эмоций – технологии контроля на работе становятся все более изобретательными и навязчивыми.

news_prev

В прошлом году The Guardian писала, что американская компания, занимающаяся выпуском торговых автоматов, вживила микрочипы десяткам своих сотрудников. Поначалу исполнительный директор фирмы «Three Square Market» Тодд Уэстби думал только о 5–6 добровольцах (он, пара директоров и несколько сотрудников IT-подразделения), но в итоге обладателями датчиков стали 72 работника главного офиса из 90. Чипы размером с рисовое зерно им внедрили между большим и указательным пальцами руки. С их помощью можно открывать двери, запускать принтер, авторизоваться в компьютере и совершать покупки в торговых автоматах компании. Сам Уэстби установил импланты в каждую руку.

«Не думаю, что другие компании готовы пойти по этому пути. Это отчасти вопрос поколений. Миллениалы, встретившие новое тысячелетие в юном возрасте, считают, что вживить себе чип – это круто», – рассказывает Уэстби. Но есть и другое, более полезное применение имплантатам. Несколько месяцев назад в «Three Square Market» стали «чипировать» пуэрториканцев, страдающих деменцией. Если больной потеряется, полиция сможет просканировать его датчик, установить личность и узнать все необходимые медицинские показания. Пока компания вживила чипы сотне человек, однако планируется подготовить еще 10 тысяч имплантатов.

Также американская фирма запустила мобильное приложение, которое объединяет работу чипа с GPS в телефоне и позволяет определять местонахождение обладателя датчика. Недавно эта технология нашла поддержку у правоохранительных органов как более удобная альтернатива электронному браслету, который надевают на лодыжки освобожденных из тюрьмы под залог.

«Букет» технологий

Не все работники согласны вживлять чипы? Это не останавливает некоторых работодателей от странных способов мониторинга деятельности своих сотрудников. Недавно The Times сообщала, что ряд китайских компаний используют сенсоры в головных уборах для сканирования мозговых волн сотрудников. Это позволяет руководителям определять усталость своих подчиненных, стресс и даже такие эмоции, как злость. Также сообщалось, что одна организация использует сканирование мозговых волн для выяснения количества и длительности перерывов, которые делает работник. В то же время данная технология несет очевидную пользу в определении степени усталости машинистов высокоскоростных поездов. Подобный метод используют также работники Crossrail, только вместо сенсоров машинисты носят специальные браслеты.

В феврале в Chicago Tribune писали о том, что компания «Amazon» запатентовала браслеты на руку, которые не только отслеживают местонахождение рабочих на складе, но и фиксируют движения их рук: если кладовщик тянется не за той коробкой, «аксессуар» издает сигнал и пульсирует. В докладе «Amazon» эта технология описана так, словно человек является неодушевленной деталью автоматизированной системы: «мониторинг продуктивности размещения продуктов в определенные местоположения, осуществляемые рабочим по инвентаризации».

Некоторые компании продают программы, которые постоянно делают снимки рабочего стола компьютера и сотрудников, запоминают нажатые клавиши на клавиатуре и посещаемые интернет-ресурсы. Очевидно, что удаленная работа из дома не спасет от такого внимания нанимателей. Софт может отслеживать использование социальных сетей, а если установить его на телефон сотрудника, то можно видеть переписку в Viber или WhatsApp. Иногда наниматели используют специальные бейджи, которые анализируют голос работника, частоту выступления на совещаниях, длительность разговоров.

Рамки закона, границы морали

За сотрудниками на рабочих местах наблюдали всегда. Просто раньше это был заводской мастер с секундомером, а теперь – цифровые технологии. «Внимание обращается на вещи, которые раньше невозможно было зафиксировать: количество нажатий на клавиши, точка на экране монитора, в которую направлен взгляд… А теперь надзор еще выходит за пределы рабочего места», – констатирует факты Андре Спайсер, профессор в области изучения организационного поведения при Бизнес-школе имени Джона Касса в Лондоне.

Возникает закономерный вопрос: насколько такая политика работодателей легальна? «В Великобритании нанимателям разрешается наблюдать за тем, какие сайты посещают сотрудники на работе, – рассказывает адвокат Филип Ландау, специализирующийся на трудовом праве. – Однако отслеживаемый компьютер должен принадлежать компании, а работник – быть осведомленным о данном обстоятельстве и политике руководителя касательно социальной активности на рабочем месте». Также в рамках закона и мониторинг количества нажатий на клавиши, хотя доказать продуктивность этим способом весьма проблематично: высокий показатель не обязательно означает качественное выполнение работы и наоборот.

Теоретически работодатель может применять и веб-камеру, чтобы отмечать присутствие подчиненного на рабочем месте, но для такой процедуры должны быть веские причины. Кроме того, сотрудник должен быть в курсе, что за ним наблюдают, знать, где записи будут храниться и как использоваться. Что касается GPS-наблюдения, то компания может, например, отслеживать корпоративные транспортные средства, но исключительно в целях логистического контроля. «Если сотрудник использует свой автомобиль и перемещается вне работы в своих личных целях – наблюдать за ним запрещено», – говорит Ландау.

Адвокат Минской городской коллегии адвокатов Руслан Яковлев считает, что, соглашаясь на ограничение в некоторой степени своей свободы, работник должен обладать правом в любое время отказаться от тотального контроля. При этом, согласно требованиям белорусского законодательства, его отказ от подобного мониторинга не может ограничивать право на трудоустройство по специальности и квалификации в организацию без этих условий.

«Поскольку контроль и исследования способностей работников затрагивают в первую очередь область гражданско-правовых взаимоотношений, то действует такой принцип: разрешено все, что прямо не запрещено, – поясняет Руслан Яковлев. – Данные методы могут быть использованы только при наличии взаимного письменного согласия сторон, с прописанным правом работника отказаться от них в любой момент без каких-либо последствий для себя. Недопустимо, если меры нанимателя ограничивают, ущемляют либо лишают работника права на труд, свободу передвижения, влекут дискриминацию в области трудовых правоотношений, предполагают использование без его согласия личных фото- и видеоизображений, голоса».

Что касается хранения персональных данных сотрудника, полученных в ходе мониторинга, то тут согласно действующему законодательству Беларуси каких-либо запретов нет. А в некоторых случаях это является обязательным условием при приеме на работу. «При том, что эти данные находятся в ограниченном доступе, используются нанимателем по назначению с соблюдением установленной системы хранения и доступа к ним в зависимости от специфики деятельности организации, в которой работает или проходит службу сотрудник», – уточняет Яковлев.

Документальная проза или фантастический триллер?

Джеймс Бладуорз месяц работал сборщиком (человек, который ищет заказанные продукты на складе) в «Amazon». Свой опыт он описал в книге «Принят: шесть месяцев под прикрытием в низкозарплатной Британии».

«Мы носили это устройство на руке все время, а оно отслеживало нашу продуктивность. Датчик направляет сотрудников по огромным складам «Amazon» к стеллажу с необходимой коробкой. Каждый раз, когда ты берешь вещь, начинается отсчет времени: за сколько дойдешь до следующей точки. Руководители говорят подчиненным, насколько продуктивно они поработали. Меня уведомили, что по этому показателю я – в нижних 10%. А еще через устройство приходят предупреждения. За вами постоянно наблюдают и отмечают показатели. Я обнаружил, что не могу справиться с нормами, не бегая, но на этой работе запрещается бегать. Если вы нарушите запрет, грозит дисциплинарное наказание. Ощущение такое, что с вами обращаются не как с человеком… Рабочие проходят через системы безопасности как в аэропорте в начале и конце смены, а также во время перерывов. Поход в туалет расценивается как «время простоя», – описывает в книге свои рабочие будни в «Amazon» Бладуорз.

Компания «Amazon» в ответ заявила, что сканирующие устройства помогают людям выполнять их работу. В «Amazon» даже убеждали, что все сотрудники имеют свободный доступ к уборным: «Мы не контролируем эти перерывы. Наши сотрудники вольны посещать туалеты в любое время».

Заглянул ли Джеймс Бладуорз в будущее? Будут ли всех, связанных трудовыми обязательствами, контролировать таким образом спустя десяток лет? «Вполне вероятно, да. Один из выводов в книге – то, что в скором будущем вся работа будет автоматизирована. Людям предстоит адаптироваться, что, на мой взгляд, ужасно. Внешне «Amazon» добивается в бизнесе значительных успехов, действия компании не выходят за рамки трудового закона. Другие крупные компании могут перенять «успешную» модель, если профсоюзы вовремя не возьмутся за этот вопрос», – считает Бладуорз.

В книге «Работаем с телефонами» социолог труда в Оксфордском интернет-институте Джеми Вудкок описывает, как 6 месяцев он проработал в call-центре. «С момента, как вы входите в офисы компании, становится понятно, что здесь проводится тотальный мониторинг. В каждой комнате есть телеэкран, на котором отображаются и сравниваются результаты работы всех, а менеджеры собирают информацию касательно всего, что вы делаете. Мы все допускаем ошибки, а у нанимателя появляется возможность увольнять людей на основании базы всех их косяков. У сотрудников вырабатывается постоянное чувство тревоги, ведь их могут уволить в любой момент», – рассказывает в своей книге Вудкок.

Когда отчаянно нужна работа, тяжело отказаться от нее из-за того, что за вами будут постоянно наблюдать. Поэтому мониторинг труда и стал привычным делом для некоторых организаций, в особенности тех, где сулят хороший доход своим сотрудникам. «В прошлом заключенных заставляли носить отслеживающие браслеты, а теперь мы добровольно надеваем датчики ходьбы и другие приборы, которые дают наниматели, а иногда еще и платим за это как за привилегию, – удивляется Андре Спайсер. – Это все часть большой идеи о саморазвитии и оптимизации рабочей деятельности. Технологии спроектированы так, чтобы не только босс, но и вы видели свои показатели. Мне кажется, некоторые даже считают эти браслеты крутыми и модными, потому с такой радостью их носят. А ведь это фактически бионаблюдение. Не удивлюсь, если вскоре на работе будут брать анализ вашей ДНК».

Будущее зависит от сегодняшней позиции

В то же время наблюдение может иметь и положительный эффект. В финансовой индустрии это необходимо (и допустимо законом), чтобы избежать торгов с инсайдерами. Также с помощью слежки можно предотвратить преследования и угрозы на работе, искоренить предвзятость и дискриминацию. Интересное исследование описали в Harvard Business Review. В прошлом году изучение почтовой переписки сотрудников одной из компаний и использование сенсоров поведения между ними выявило: мужчины и женщины на работе ведут себя практически идентично. Миф о том, что женщин не повышают по службе из-за их меньшей активности и редких взаимодействий с управляющими, был развенчан.

«Все же нам необходимо обсуждать: должна ли рабочая среда подвергаться такому контролю? Особенно это касается низкооплачиваемых категорий работников – у них итак нет никаких гарантий. Если профсоюзы не станут уделять этой проблеме должного внимания, руководство крупных фирм с легкостью внедрит такие мониторинги, не встретив сопротивления со стороны рабочих коллективов», – высказал свою позицию Вудкок.

Независимый профсоюз Великобритании хорошо знаком с проблемой мониторинга и сбора данных о сотрудниках. Джеймс Фаррар работает на Uber и является председателем Союза частных водителей. В прошлом году он выиграл у компании в борьбе за права водителей. «Каждый день вам сообщают, насколько хорошо вы ускорялись или тормозили. На основе этого присваивают рейтинг. Зачем хранить эти данные?» – задается вопросом Фаррар. Кроме того, Uber знает, звонит ли водитель по телефону во время движения, видит перемещения автомобиля и водителя по GPS.

Активист переживает, что собранная информация может использоваться алгоритмом распределения заказов. Однако Uber официально не подтверждает этот факт, утверждая, что мониторинг проводится лишь для безопасности водителей.

В то же время после разбойного нападения пассажира Джеймс Фаррар продвигает идею установить в каждом автомобиле Uber видеокамеры. «Тогда наблюдение за нашей работой станет благородным делом», – считает Фаррар.

«В Беларуси сотрудник всегда имеет право отказаться от мониторинга работодателя, если только контроль и наблюдение за ним прямо не предусмотрены нормативными правовыми актами в зависимости от специфики работы. Я считаю, что на такие отношения между нанимателем и подчиненным в основном оказывает воздействие народный менталитет, сложившаяся культура труда и заинтересованность работника в месте с более высокими зарплатой и должностным статусом, лучшими условиями труда», – поделился мнением адвокат Руслан Яковлев.

Подготовил Эдгар ЧЕХОВИЧ

Последние новости