Наверх

Ученые: Снижение риска внезапной смерти во многом зависит от самого человека

18 ноября 2022

Слово “тромб” знакомо даже тем, кто ничего не понимает в медицине. Но то, что “оторвавшийся тромб” может привести к внезапной смерти внешне здоровых и даже совсем молодых людей, пугает многих. И это не случайно.

По некоторым данным, в нашей стране тромбоз (закрытие просвета сосуда сгустком крови) является причиной от 80 до 100 тысяч смертей в год. Свой вклад в эту печальную статистику внес и COVID-19. Вопросы лечения и профилактики тромбозов и пути снижения рисков обсудили ведущие специалисты на научно-практической конференции в Казани, организованной Национальной ассоциацией по тромбозам и гемостазу (НАТГ).

“Тромбообразование – это защитный механизм, – пояснил “РГ” президент НАТГ, профессор Евгений Ройтман. – В большинстве случаев он должен защитить нас от кровотечения – например, при травме. Однако при ряде патологических условий этот механизм срабатывает не там и не тогда, когда нужно – и это становится катастрофой”.

Если тромб перекрывает просвет сосуда, замедляется или вовсе останавливается кровоток, ткани организма не получают кислорода и питательных веществ, начинается их омертвение. Еще более острая ситуация возникает, если тромб отрывается от стенки сосуда и с кровотоком попадает в сердце, легкое, мозг… Это может привести к инфаркту миокарда, почек, легких, инсульту, тромбоэмболии легочной артерии, тромбозу вен ног, в худшем случае – к смерти. Как выяснилось, при COVID-19 могут возникать микротромбозы, которые приводят к недостаточности одного или даже нескольких органов.

Поэтому важное условие борьбы с тромбозом – модификация рисков, продолжил Евгений Ройтман. В зоне риска – пациенты с онкологическими, сердечно-сосудистыми заболеваниями, перенесшие хирургические вмешательства. Фактором риска может стать даже беременность: в последние ее месяцы организм начинает вырабатывать больше факторов свертываемости крови, чтобы снизить возможную кровопотерю. Если в этом механизме возникают сбои – растет и риск тромбоза.

Среди способов предотвращения рисков ключевым остается медикаментозная терапия.

“В нашем распоряжении несколько групп препаратов-антикоагулянтов, это большая линейка, и врач всегда стоит перед выбором, что именно назначить конкретному больному, – рассказала главный внештатный специалист Минздрава России по клинической лабораторной диагностике, завкафедрой лабораторной медицины и генетики НМИЦ им. Алмазова Минздрава России, профессор Татьяна Вавилова. – Нужно следовать клиническим рекомендациям и при этом учитывать индивидуальные особенности конкретного пациента – его анамнез, возраст, сопутствующие заболевания”.

Участники конференции отмечали, что препараты, входящие даже в одну фармакологическую группу, не являются взаимозаменяемыми и требуют осторожного применения.

Даже безрецептурные лекарства, которые часто рекомендуют при риске тромбообразования (например, аспирин), должны применяться по назначению врача и под его контролем, поскольку могут привести к осложнениям.

“Пациентам с язвой желудка хорошо бы выполнять гастроскопию прежде, чем назначать препарат, который может спровоцировать кровотечение. Но в клинических рекомендациях не предусмотрено выполнение гастроскопии всем больным. Между тем до 10-15 процентов пациентов имеют язву желудка в скрытой форме, – отметил главный внештатный кардиолог Приволжского ФО, руководитель кардиологического направления Межрегионального клинико-диагностического центра Альберт Галявич. – Это необходимо учитывать”.

Факторы риска, на которые может влиять сам человек: курение, недостаток движения, нездоровое питание, избыточное потребление алкоголя, ожирение, стресс

Очень многое в успешной терапии зависит от пациента, его приверженности лечению, подчеркивали участники дискуссии. “Наш бич – это когда пациент прекращает антитромботическую терапию, – сказал Евгений Ройтман. – Его состояние улучшилось, чувство опасности притупилось, и он либо хуже контролирует прием лекарств, либо вовсе прекращает его. Поэтому очень важно, чтобы врач находился в тесном контакте с пациентом, чтобы тот доверял ему”.

Еще одно важнейшее условие профилактики тромбоза – исключение или хотя бы снижение тех факторов риска, на которые может влиять сам человек. К ним относятся курение, низкая физическая активность, нездоровое питание, избыточное потребление алкоголя, метаболический синдром и ожирение, стресс.

О высоком риске осложнений у курильщиков говорили многие участники форума. Ведущий сотрудник московского Научного центра неврологии, профессор Алла Шабалина подчеркнула, что именно это – один из ключевых факторов риска, который можно полностью исключить.

“Мы провели исследование, выясняя, как курение влияет на процесс гемостаза. У тех, что выкуривают 20 сигарет в день и больше, показатели оказались ожидаемо намного хуже по сравнению с умеренно курящими. У них повышена вязкость крови, увеличена агрегация тромбоцитов, то есть риск тромбоза и цереброваскулярной патологии, в том числе острого инсульта, значительно выше”, – рассказала Алла Шабалина.

Евгений Ройтман отметил, что, согласно последним опросам ВЦИОМ, тренд на снижение числа курильщиков, которого удалось добиться благодаря национальной антитабачной программе, приостановился. Те, кто мог и хотел бросить курить под нажимом ограничительных мер, это сделали, но люди со стойкой зависимостью продолжают курить. И таких сегодня – треть среди россиян.

“Продукты горения табака в первую очередь проходятся тяжелым танком по эндотелию сосудов, способствуют гиперкоагуляции, не говоря уже о канцерогенном эффекте, – отметил Евгений Ройтман. – К сожалению, одни запретительные меры не работают. Мы можем обсудить с пациентом альтернативную модель снижения вреда от курения”.

К важным факторам риска тромбоза также относится малоподвижный образ жизни. А триггером могут выступить ситуации, когда человек вынужденно долгое время находиться в сидячем положении, практически не двигаясь. Это, например, долгие переезды и перелеты. В зоне риска – летчики, дальнобойщики и, как ни странно, офисные работники. Хотя меры защиты тут самые простые – не забывать о достаточном количестве жидкости (лучше всего пить обычную воду) и регулярных разминках. Даже такая простейшая вещь, как использование компрессионного трикотажа не только при реабилитации после хирургической операции, но и в обычной жизни (например, во время длительного перелета), серьезно снижает риск возникновения тромба, отметил эксперт.

В тему

По данным Минздрава России, склонность к тромбозам отмечается у каждого третьего постковидного пациента. “Одна из тропных клеток, то есть благоприятных для размножения вируса SARS-CoV-2, – это эндотелий, выстилающий внутреннюю поверхность кровеносных сосудов, которая контактирует с кровью, – поясняет врач-инфекционист, главный врач клинико-диагностической лаборатории “Инвитро-Сибирь” Андрей Поздняков. – В норме они очень эластичны и кровь движется по ним беспрепятственно. Когда клетки эндотелия поражает вирус, внутренняя оболочка сосудов теряет свою эластичность, затрудняя ток крови. При этом человек даже не почувствует, что у него развивается тромб”. В группе риска – люди, имеющие генетическую предрасположенность, страдающие эндокринными и сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Лента новостей
Лента новостей
29 ноября 2022 28 ноября 2022 27 ноября 2022 26 ноября 2022 25 ноября 2022
Все новости