Общество и профсоюзы

Белорусские аграрии делают ставку на молодежь

В повседневную практику белорусских аграриев стремительно входят инновации. Причем не только генная инженерия, нано- и биотехнологии – сегодня предъявляются принципиально иные требования к подготовке квалифицированного персонала.

Теперь нужны профи, способные анализировать и прогнозировать, считать и зарабатывать деньги, выбирать лучшее, передовое. Хозяйствам, претендующим на статус успешных и конкурентоспособных, уже не обойтись без грамотных маркетологов, логистов и менеджеров.

О том, как работает «кухня» подготовки профессионалов для сельского хозяйства, нам рассказал ректор Гродненского государственного аграрного университета, доктор сельскохозяйственных наук, профессор Витольд ПЕСТИС.

– Витольд Казимирович, какими вы видите молодых людей, готовых получать образование в вашем профильном вузе?

– Могу заверить: контингент приходит неплохой. Молодежь пытливая, любознательная, мобильная, достаточно раскрепощенная. Парни и девчата хорошо осведомлены о происходящем в мире, способны анализировать и сравнивать, отлично владеют информационными технологиями. Может, они не очень готовы к физическим нагрузкам, им требуется более долгий период адаптации, но в университет все же большинство из них приводит именно интерес к сельскохозяйственным профессиям. И уже наша задача – рассмотреть потенциал этих ребят. Главным доказательством востребованности специальностей аграрного профиля является то, что каждый год наш университет неизменно выполняет доведенный план приема на все формы обучения.

– А насколько актуально расхожее мнение о тотальном дефиците квалифицированных кадров в отрасли?

– Нюансы, конечно, есть. Сегодня в белорусском агропромышленном секторе очень востребованы агрономы, зоотехники, ветеринары. Почему эти специалисты в дефиците? Во многом потому, что условия их работы отличаются от тех, которые предлагают специалистам экономического и технологического профилей. Например, зоотехник целый день проводит на ферме, а это и специфический запах, и тяжелый физический труд, связанный с лечением, кормлением животных. Или взять высокую степень ответственности агронома, когда на производство продукции влияет множество факторов. Добавьте сюда еще и ненормированный рабочий день. Логично, что молодежь не хочет чувствовать себя тягловой рабочей силой. Давно назрела необходимость внедрения принципиально новых, прогрессивных методов организации труда.

– Можно ли как-то изменить сложившуюся ситуацию?

– Раньше 70–80% наших абитуриентов были выходцами из сельской местности. Это существенно облегчало задачу по их обучению, распределению и дальнейшему закреплению – дипломированные специалисты возвращались в привычную среду. Но выпускников сельских школ с каждым годом становится меньше, к тому же они потеряли льготы при поступлении. Их «выбил» лучше подготовленный городской контингент. Теперь же преимущественное большинство наших выпускников менее приспособлено к «выживанию» в сельских условиях, и, как правило, после двухлетней отработки примерно 50% из них отправляются на поиски другого места в жизни. Через 3–4 года работы в отрасли остается и вовсе не более 30%. Возможно, такую текучесть кадров снизит увеличение набора по целевым направлениям. В этом году, к слову, к нам приходит порядка 200 целевиков (почти 50%).

– Доводилось слышать мнение, что за знаниями в сельскохозяйственные учебные заведения приходят абитуриенты с недостаточно высокой базовой подготовкой. Это так?

– Меня больше беспокоит тот факт, что подают документы ребята, не определившиеся с выбором профессии. Например, имея на руках сертификаты тестирования по химии и биологии, абитуриент может поступать в три гродненских вуза. Вот он собирался стать «человеческим» доктором, но, не пройдя по конкурсу в медицинский университет, становится ветеринаром. Или наоборот: пару лет назад пришли забирать документы студенты с факультета ветеринарной медицины. Говорят: посмотрели – по рейтингу проходим в мед. «Вы же не собирались становиться медиками!» – «Да, но мы в тот вуз проходим». Выйдут ли из таких ребят хорошие, преданные делу специалисты, выяснится со временем. Но главная задача наших преподавателей теперь – показать прелесть профессии, связанной с сельскохозяйственным производством, научить любить ее и отдаваться ей полностью. Поэтому я сторонник собеседований. Шаблонное тестирование никогда не позволит определить, есть ли у абитуриента те или иные задатки, необходимые будущему аграрию. Большим прорывом считаю то, что уже в этом году на «агрономию», «зоотехнию» и «ветеринарную медицину» можно сдавать и тесты, и вступительные экзамены.

– Пожалуй, выпустить дипломированного специалиста – это только полдела. Как не отвратить его от дальнейшей работы в отрасли?

– Гродненскому аграрному университету повезло – вокруг расположены мощные хозяйства, которые возглавляют наши же выпускники. Это прекрасная база для практического обучения студентов. К счастью, многие руководители сельхозпредприятий понимают, что гениальными аграриями не рождаются. Чтобы подготовить достойную смену, руководителю нужно не вуз ругать или унижать молодого специалиста, а самому «лепить» будущего работника: где-то проявить отеческую заботу, познакомить с производственными условиями, где-то заинтересовать материально, перспективами роста. Если давить на вчерашних студентов криком и критикой, уничтожать на корню инициативу, никакие высокие заработки не удержат их в сельском хозяйстве. А если же создать условия для адаптации, поддержать, приободрить, то, уверен, молодежь незамедлительно использует все шансы, чтобы отличиться. И эти специалисты будут действительно восприимчивы к новшествам и передовым технологиям, привнесут немало нового в сложившуюся систему. На производстве ждут именно таких работников, на них надеются. И таких организаторов мы умеем готовить.

Инна ДОБРЫДЕНЬ