Общество и профсоюзы

Чужая среди своих. Почему многодетная мать-одиночка оказалась в социальной изоляции?

Жительницу Гродненской области Фатиму Александрович судьба испытывает не на шутку. Женщина перенесла несколько операций, готовится к очередной. Одна воспитывает маленького сына, трех дочерей-школьниц и уже несколько лет борется за жизнь младшей – у 8-летней Миланы онкология. Переносить все тяготы Фатиме, возможно, было бы легче, если бы не одно «но». Она – цыганка. Сегодня, во Всемирный день цыган, мы расскажем историю одинокой матери, которой не раз приходилось терпеть обиды из-за стереотипов.

С родины – домой

С Фатимой мы встретились, когда ее с дочерью в очередной раз выписали из республиканского онкоцентра. Сейчас у девочки ремиссия, но врачи держат пациентку на контроле. По словам Фатимы, у Миланы участились судорожные приступы, особенно по ночам.

– Вот видите, это надо принимать постоянно, – вздыхает мать, убирая в сумку увесистый пакет таблеток.

Фатиме нет и сорока лет, но болезнь дочери ее рано состарила. Женщина разговаривает тихим голосом смирившегося человека, но при этом в ее словах нет ни обиды на судьбу, ни раздражения. Всякий раз, когда дочь-юла пристает к маме с расспросами, та лишь устало улыбается: «Милана… Отдохни уже».

…Проблемы посыпались на цыганку еще в юности. Она жалеет, что переехала из родной Литвы в Беларусь, поближе к матери, рано, как принято в ромских общинах (альтернативное название цыган. – Прим. авт.), вышла замуж. Затем был второй брак, и тоже неудачный. Начались серьезные проблемы со здоровьем. О своих экс-мужьях Фатима не говорит плохо. «Не помогают», – сухо отрезает она, но зато охотно рассказывает о детях. Двое уже взрослые, обзавелись семьями, еще четверо пока на ней.

Фатиме приходится очень непросто: работать она не может (Милана требует постоянного ухода), живет на детские пособия. Но семья уже три года живет в большом добротном доме, который купило государство. Место Фатиме нравится, правда, от больницы далековато, да и с местными жителями сблизиться не удалось.

«Не подходи – обкрадут!»

– Не приняли они меня, – говорит Фатима. – На линейке 1 сентября бабульки на моих девочек кивали и шептали своим: «Чтобы к ним не подходили даже. Эти цыгане обкрадут…» Обидно до боли было. За дочек. Я в жизни ни у кого ничего не украла, а вот у меня, пока к матери ездила, и диван вынесли, и другие вещи забрали. Не было времени искать, кто так сделал.

Фатима не выясняет отношения и с теми, кто бросает на нее косые взгляды: «Ничего, пусть живут, как знают. Все под Богом ходим». При всем кажущемся безразличии видно: женщина страдает от социального одиночества. Однажды Фатиме пришлось лечь в больницу со всеми своими детьми – их просто не на кого было оставить. Благо медики пошли навстречу. Вспоминая тот случай, Фатима добавляет: «Но есть вокруг меня и хорошие люди – врачи, девочки из магазина (продавцы. – Прим. авт.), учителя».

Школу Фатима не окончила, но для нее очень важно, чтобы дети получили образование. Самира и Даша ходят в четвертый класс, Милана – на надомном обучении.

– Девочки старательные, – рассказала нам местная учительница Алла Климашевская. – Знаете, сначала мы настороженно отнеслись к семье, но зря. Дети опрятные, дома чистота. Мать всегда идет на контакт. Они очень приятные люди… Но это мы в школе понимаем, а есть и те, кто относится к семье иначе.

Обещали помочь

В местном райисполкоме о непростой материальной ситуации, в которой оказалась Фатима, знают.

– В ноябре семья Александрович получила адресную социальную помощь на лечение ребенка – 692 рубля, – сообщил заместитель председателя Вороновского райисполкома Андрей Карпович. – У нас проживает около 150 цыган. Если есть основания, то стараемся их поддерживать: были случаи, когда выплаты превышали 1000 рублей. Но люди разные, и иногда получатели спускали деньги «на шоколадки».

Семью Фатимы Андрей Карпович пообещал взять на особый контроль – из-за больной Миланы. К слову, на момент подготовки статьи в печать в районе ждали прибытия комиссии из областного управления здравоохранения. Фатима обратилась в Администрацию Президента с просьбой о переезде в Вороново – поближе к районной больнице, и медики из Гродно должны помочь местным властям найти решение, которое бы всех устроило.

…Вспоминается, как после возвращения из онкоцентра Фатима устало разбирала вещи. В просторной, чистой, но бедно обставленной комнате было шумно: за десять минут Милана успела обняться с сестричками, похвастаться подарками от минских волонтеров, расцеловать братика и тут же поругаться с ним из-за книжек, которые малыш порвал. Сидя в кресле с чашкой кофе и глядя на детскую возню, совершенно забываешь о том, что находишься среди людей, которые так и не стали для нас, толерантных, своими…

***

Эксперт: «Пока система не работает, страдают обычные люди»

Своим мнение о сложившейся ситуации поделилась Наталия КУТУЗОВА, руководитель Центра исследований глобализации, интеграции и социокультурного сотрудничества Института философии НАН, представитель инициативы Romaintegration:

– Я не могу сказать, что враждебные стереотипы относительно ромов тотальны для Беларуси. Когда общаюсь с этническими белорусами – в Титовке (в Бобруйске) или Русино под Барановичами, то вижу, как они тепло отзываются о соседях-ромах. Но в целом, конечно, ситуация с Фатимой печальная. Она оказалась там, где к ромам не привыкли. Местные жители не воспринимают ее как часть своего сообщества, Фатима не может рассчитывать на простую соседскую помощь. И это проблема не только данного населенного пункта. Сегодня очень нужны меры, которые позволили бы наладить межкультурную, межэтническую медиацию. Чем быстрее сформируется устойчивая коммуникация, тем меньше останется стереотипов в отношении этногрупп. Важно понимать, что этот процесс требует участия многих. Специалисты на местах должны знать особенности этнических и религиозных групп на своей территории, осваивать соответствующие образовательные программы. Думается, эксперты НАН Беларуси могли бы помочь в этом вопросе. Этноменьшинства тоже должны иметь стратегии коммуникации. Надо сказать, цыганская диаспора делает многое: организует встречи с прессой, разбирает конфликты, помогает ромам трудоустроиться и получить образование. Но пока вся система в целом не работает, и обычные люди вроде Фатимы и ее семьи, страдают. Она ни в чем не виновата, но стала заложницей стереотипов и вынуждена жить в социальной изоляции.

– Наталия, давайте поговорим о ромах в целом. Многие считают, что они промышляют либо торговлей, либо гаданием, либо связаны с криминалом. Если это очередной стереотип, расскажите, чем ромы зарабатывают се6е на жизнь в действительности.

– Конечно, мы имеем дело с обычным стереотипным восприятием. Согласно исследованиям Romaintegration, безработных ромов-мужчин не более 25%. Большинство все же находит работу, однако, к сожалению, уровень образования не позволяет занимать должности квалифицированных специалистов. Около 20% живут за счет временных сезонных заработков (например, пасут скот для сельхозпредприятий или занимаются сбором ягод, плодоовощной продукции). Около 25% работают за границей на позициях, не требующих высокой квалификации, – разнорабочими, упаковщиками. Что касается женщин, то здесь всё сложнее. Сейчас мы проводим очередной мониторинг, сфокусированный на их вовлеченности в жизнь населенных пунктов. И согласно наблюдениям, около 50% женщин – домохозяйки, примерно 25% работают по найму, столько же являются самозанятыми. Женщине в ромских семьях сложнее делать карьеру в силу традиций: она должна быть дома.

– Выходит, нормально оплачиваемая работа многим ромам недоступна из-за отсутствия образования?

– Охват образованием действительно невысок. Приведу свежие данные, но касательно женщин. Высшее образование имеют около 5%, примерно столько же получили дипломы колледжей, базовую школу закончили 44%. Очень надеюсь, что скоро будут опубликованы данные переписи населения, и мы сможем получить больше информации.

– Ранние браки в ромских общинах по-прежнему распространены. Всегда ли они заключаются по обоюдному согласию или гендерная дискриминация все же присутствует?

– Я бы не сказала, что ранние браки у ромов в фаворе. Несколько лет подряд мы видим тенденцию увеличения возраста супругов. Сейчас молодоженам в среднем по 19-20 лет. Количество союзов, когда один из супругов младше 18-и, не превышает 30% от всех браков – как зарегистрированных, так и неофициальных. Но я бы отметила, что анализировать ситуацию надо с учетом местности. Там, где ромы интегрированы в социальную жизнь, дети ходят в школу, в семьях есть культ образования и успешности в карьере, родители работают, ранние браки вообще не встречаются. Так происходит, например, в Ошмянах, Минске, Слуцке. О принудительных браках мне в принципе ничего не известно. Знаю историю, когда невесту похищали, но ее родители потребовали вернуть дочь. Позже эта женщина счастливо вышла замуж (кстати, не за рома), имеет двоих деток. Была и такая ситуация, когда девушка убежала с возлюбленным, а потом бросила его и вернулась к родителям. Сейчас думает об открытии собственного бизнеса и в новые отношения вступать не торопится. Я хочу подчеркнуть, что ромки довольно самодостаточны – тотальная эмансипация влияет и на них. Это очень хорошо, поскольку уверенные в себе женщины – драйвер социальных перемен для диаспоры, они будут выбирать в мужья успешных мужчин, стимулировать их к карьерному росту и увеличению благосостояния, будут воспитывать детей образованными людьми.

– Но пока, увы, картина в большинстве случаев иная. Как мы уже говорили, ромы часто терпят от враждебных стереотипов. Они сопротивляются такому положению вещей или привыкли и считают нормой?

– Большинство жалоб, с которыми мы имели дело, касались «этнического профилирования». До недавнего времени его широко практиковали сотрудники МВД. А как можно не обижаться, если совсем недавно в сельской местности распространялись листовки с текстом: «Увидишь цыгана – звони 102»? По данным мониторинга Romaintegration, около 30% женщин сталкиваются с враждебным отношением к ним со стороны этнических белорусов и русских. Но с моей точки зрения, преодолеть эту ситуацию поможет только коммуникация и разные формы взаимодействия.

– Есть ли среди ваших знакомых представители рома, которые успешны в карьере?

– Конечно, есть и довольно много. Одна из моих знакомых ромок – выпускница философского факультета БГУ. Другая – студентка юридического факультета этого вуза. Третья – специалистка IT. Если о выдающихся деятелях говорить, то можно вспомнить об уникальном парне Давиде Чубревиче – мастере спорта, члене национальной сборной Беларуси по муай-тай, серебряном призере чемпионата мира. Но почему мы должны говорить только о выдающихся? Среди ромов много просто хороших, честных, трудолюбивых людей.

– Вы представляете общественную инициативу Romaintegration, которая занимается социальной интеграцией ромов. Расскажите подробнее о проектах инициативы.

– В этом году Romaintegration исполняется 5 лет. Мы подготовили 13 общественных медиаторов – помощников для сообщества в контактах с органами власти. Это активисты, которые знают потребности каждой семьи, напоминают о необходимости образования детей, помогают найти нужную вакансию, могут рассказать о видах социальной помощи. Вся наша деятельность связана с медиаторами, вместе с ними мы говорим о вреде ранних браков в ромских сообществах, о противодействии расовой дискриминации и верховенстве права. Особый фокус – на ромских женщин и девочек. Несколько лет подряд мы проводим для них акции, рассказываем о социальных возможностях, делаем полезные экскурсии в музей занимательной науки. Сейчас совместно с финскими, литовскими, украинскими и молдавскими партнерами участвуем в проекте Roma Women Power. Работа ориентирована на трудоустройство женщин, их образование, привлечение к общественной жизни. За прошлый год более 200 из них получили консультации по трудоустройству, 36 нашли работу благодаря взаимодействию с региональными ромскими общественными центрами и центрами занятости населения. Трем женщинам мы смогли помочь в оплате курсов профессионального обучения, и впоследствии они нашли хорошую работу. Еще шесть девочек изучали при нашей поддержке основы бизнеса и IT-профессий.

– Несмотря на ассимиляцию, ромы все равно сохраняют национальную идентичность – язык, традиции. Благодаря чему им это удается?

– Это довольно сложный вопрос – необходимо учитывать совокупность факторов. Во-первых, сказывается общинная организация ромов, у них чрезвычайно силен культ семьи. Отсюда и культивирование традиций, и преемственность в воспитании детей. Во-вторых, несмотря на то, что браки с не-ромами имеют место, предпочтение все равно отдается союзам «со своими». В-третьих, ромский язык действительно остается важным фактором идентичности и используется дома. К слову, ромы не являются единым этносом, как принято считать. Это скорее название, которое объединяет более 80 этнических групп, но язык понятен представителям каждой из них.

В-четвертых, ромской солидарности в международном масштабе способствовало многовековое этническое профилирование, а также фобии в отношении ромов. Недаром их называют влиятельной «диаспорой без метрополии». Празднование в разных странах 8 апреля – Международного дня ромов – демонстрирует эту сплоченность и солидарность.

Елена ОРЛОВА

Фото Ксении ГОЛУБОВИЧ