Общество и профсоюзы

Детский психолог: школьному буллингу могут подвергаться не только «изгои», но и «звезды»

Ссоры и конфликты в школе – явление не редкое: так, методом проб и ошибок, дети учатся выстраивать взаимоотношения. Другое дело, когда коллектив начинает «дружить против» одного из ребят и начинается травля. О том, что такое буллинг и как с ним бороться, рассказала детский психолог Гродненского областного клинического центра «Психиатрия-наркология» Ольга Шафалович.

– Чем буллинг отличается от обычных детских ссор? 

– В любом коллективе существует разделение на тех, кто хочет быть лидером, и тех, кто слабее или кажется таковым. Дети, которые имеют физические недостатки, особенности внешности или поведения, одним словом, выделяются из коллектива, могут подвергаться буллингу. Под этим термином понимают постоянное преследование, цель которого заключается в том, чтобы унизить достоинство жертвы. Для этого используют как психологическое давление (угрозы, насмешки, изоляцию), так и прибегают к физическому насилию. Если участники ссоры обычно на равных, то в случае с буллингом «перевес» на стороне агрессора. Травля имеет систематический характер, в ней участвует весь детский коллектив.

– Такое поведение характерно для подростков?

– Не только для них, иногда родители приводят к нам третьеклассников, которые стали жертвой буллинга. Травля может возникнуть в коллективе любого возраста, где учитель в некоторой степени отстраняется и позволяет детям самим формировать отношения, где существует разделение на «слабых» и «сильных». Как правило, у агрессора имеется некая травма, скрытые комплексы, которые ребенок или подросток решает за счет сверстников. 

– По сути, буллинг – это травля того, кто слабее и чем-то отличается от других. Речь идет только о негативных отличиях? 

– Отличия могут быть как негативные, так и позитивные. Если, например, класс слабый в плане учебы, и есть один ребенок, который учится хорошо, он также может подвергнуться травле. Опять же, многое зависит от характера потенциальной жертвы (насколько она может дать отпор) и от характера самого агрессора (готов ли он на жесткие поступки, обладает ли организующей способностью, чтобы объединить вокруг себя детей). Буллинг отличается тем, что в него «втягивается» большая часть коллектива: начинает лидер, а остальные становятся свидетелями, соучастниками. Каждый по отдельности понимает, что происходит что-то не то, но, боясь попасть на место жертвы, поддерживает агрессора.

– Агрессорами могут быть и девочки?

– Очень часто это девочки. Если у парней преобладает физическое насилие (подрались и успокоились), то у девочек – психологическое, когда действия долго обдумываются, строятся планы. Есть выражение «дружат против кого-то», и это, к сожалению, очень часто встречается. 

– Может ситуация разрешиться сама собой? Как должны вести себя педагог и родители?

– Бытует мнение, что взрослым не стоит вмешиваться в детские дела, дескать, сами разберутся. Ну или наказать всех участников конфликта (собрать дневники, написать замечания и закрыть тему). Однако это тупиковый путь: агрессор продолжит травлю, причем, скорее всего, начнет действовать с еще большей силой, чтобы отомстить. Работать нужно над изменением всех взаимоотношений в коллективе. Это долгий кропотливый процесс, в котором, в идеале, должны быть задействованы не только родители, классный руководитель, но и психолог, и социальный педагог. Наша задача перевести луч прожектора на саму травлю как явление, сделать мишенью насилие как таковое.

– Почему эта проблема требует внимания? Травма не забывается с возрастом?

– Ряд исследований показывают, что последствия буллинга могут быть более тяжелыми и длительными, чем последствия семейного насилия. Травля приводит к снижению самооценки и искаженному образу себя как «ущербного», «не такого, как надо». У ребенка могут возникнуть сложности с общением, созданием и поддержанием социальных связей, которые будут оставаться долгие годы после школы. Среди возможных осложнений и тревожные, депрессивные и психосоматические расстройства. 

– Как родителям понять, что с их ребенком что-то не так?

– Самый яркий сигнал – это нежелание идти в школу. Не обычное «хорошо бы сегодня не пойти и поиграть на компьютере», а четко выраженное, стойкое. Среди тревожных звоночков и нарушения настроения, к которым относятся раздражительность, агрессивность, плаксивость. Когда ребенок не может справиться или получить помощь у взрослых, психологические проблемы переходят в проблемы тела – появляются психосоматические нарушения. Родитель должен постараться выяснить, что происходит, и ни в коем случае не занимать позицию советчика, который говорит «дай сдачу», «потерпи», «ничего страшного».

– Можно решить проблему, если перевести ребенка в другой класс или школу? 

– Перевести ребенка в другой класс – значит оставить группу, в которой существовала травля, без осознания проблемы и лишить ее жертвы. Ситуацию это не исправит: с большой долей вероятности найдется новый объект для буллинга. Что же касается ребенка, подвергающегося насилию, возможно, ему станет легче в другом коллективе, если в предыдущем не было взрослых, которые помогали решить проблему. Если же учитель в классе своевременно обратил внимание на ситуацию, то и переводить ребенка необходимости нет.

– А как быть родителям агрессора?

– В первую очередь, они должны отказаться от позиции «мой сын (дочка) бы такого не сделал» и осознать ситуацию. Важно транслировать своему ребенку: насилие недопустимо, любые неприятные действия в отношении другого человека недопустимы. Однако часто этих бесед бывает мало и, если процесс пошел, сказать «стоп» недостаточно. Работа должна осуществляться в комплексе со всем коллективом. 

– Все чаще приходится слышать о киббербулинге. Сегодня травля ушла в сеть?

– Наверное, 50 на 50. Нельзя сказать, что буллят только в интернете. Но из-за соцсетей ребенок постоянно на виду и на него можно оказывать давление практически круглые сутки. Зато в этом случае можно собрать доказательства и предоставить их в школе. 

– Стоит ли родителям контролировать переписку детей?

–Я бы сказала так: если с ребенком все в порядке, он полон жизненных сил и энергии, читать личную переписку не стоит – должно быть доверие. Однако, если родители видят, что что-то не так, найти причину, возможно, помогут соцсети. Основным же методом остается доверительная беседа.

– Сейчас страницы в соцсетях есть и у детей 9–10 лет, не слишком это рано? 

– Думаю, под присмотром родителей в этом возрасте вести страницу можно. Когда твои одноклассники там, а ты нет, ты выделяешься – еще один повод для буллинга. До этого возраста считаю, что не стоит, потому что у маленьких детей быстрее формируется зависимость и тяжело их потом «переключить» на реальный мир. 

Елена КАЯЧ

Фото из архива Ольги ШАФАЛОВИЧ и из открытых интернет-источников