Общество и профсоюзы

Хюгге, лагом или ваби-саби: как мы искали счастье по-белорусски

Сейчас во многих странах ищут национальный стиль жизни, общие для многих людей способы достижения личного счастья. Поиски постепенно становятся мейнстримом и находят по всему миру приверженцев, которые помечают свои посты в социальных сетях мудреными хештегами: #hugge, #friluftsliv, #lagom, #ikigai, #vabisabi. Эти концепции находят отражение не только в стиле жизни, но и в дизайне интерьеров, модных тенденциях.

Что придумали скандинавы и японцы

Датчане во главу угла ставят собственный комфорт. Их движение учит, что стоит находить маленькие радости в повседневности. И когда за окном завывает суровый северный ветер, нужно наслаждаться теплом камина, грея руки о кружку обжигающего какао. Уютную философию назвали «хюгге». У движения даже появились теоретики – концепцию счастья по-скандинавски в книге «Нugge. Секрет датского счастья» изложил руководитель Института исследования счастья в Копенгагене Майк Викинг.

Еще одна скандинавская идеология – норвежский фрилуфтслив, который всерьез рассматривает рубку дров в качестве духовной практики. Конечно, «философию дров» придумали не норвежцы – все мы помним, как герой Адриано Челентано в «Укрощении строптивого» успокаивался с топором в руках. Но именно жители скандинавской страны довели идею практически до максимума: в книге Ларса Миттинга «Норвежский лес. Скандинавский путь к силе и свободе» нет ничего, кроме информации о том, как выбирать деревья, рубить, пилить и колоть дрова, складывать поленницы и разводить огонь.

Шведская концепция «лагом», наверное, наиболее близка белорусам. Она проповедует бережливость, скромность, миролюбие и умеренность во всем. В том числе и в работе – приверженцы движения считают, что не следует работать больше необходимого, но и бездельничать, конечно, тоже не стоит. Направление считается сравнительно новым, потому книги о лагом пока можно найти только на английском языке – например, Linnea Dunne «Lagom. The Swedish Art of Balanced Living».

Япония придумала две жизненные философии. Первая из них – ваби-саби – отражает искусство существовать во внутренней гармонии с несовершенством окружающего мира. Благодаря ее распространению теперь не только японцы могут находить прекрасное в естественной неровности линий, природной асимметрии. В чем-то ваби-саби схожа с лагом, поскольку также склоняет своих последователей к скромности и жизни без излишеств. А наслаждению неровностями чайной пиалы с этой позиции можно найти практическое применение: если мы научимся любить вещи такими, какие они есть, со всеми трещинками и несовершествами, то нам не придется покупать новые.

Известно, что японцы отличаются своим трудолюбием и часто находят в работе смысл жизни. Оказывается, для этого явления в окинавском наречии японского языка есть особое слово – икигай, которое в дословном переводе значит «причина, по которой вы встаете утром». 

В последние годы множество людей по всему миру, пользуясь нехитрыми таблицами из книги Эктора Гарсиа и Франсеска Миральеса «Японские секреты долгой и счастливой жизни», настойчиво пытаются понять, в чем же состоит их икигай.

Каков я сам и ради чего живу?

– И американская мечта, и savoire vivre, и хюгге – все это образы, которые преподносит нам массовая культура. Они лишь дают понять, как видели и видят свою сущность люди, для чего, по их мнению, они живут. Счастье само по себе не может измеряться национальной, культурной или иной принадлежностью. Счастье – ценность, в своем содержании более-менее единая для всех, – считает старший преподаватель кафедры философии культуры факультета философии и социальных наук БГУ Татьяна Врублевская-Токер.

Доказательством тому служит определенная схожесть современных концепций. Например, в стремлении отрешиться от городской суеты и уйти от общества потребления. Хюгге, фрилуфтслив и ваби-саби призывают отвлечься от повседневной беготни и полюбоваться прекрасным, посвятить время успокаивающему размеренному общению с природой или же просто побыть наедине с собой.

– В обществе потребления довольно сложно достичь счастья в общепризнанном понимании. Занимаясь любимым делом, можно стать счастливым, но не всегда возможно заработать на то, чем манит реклама. Массовая культура навязывает свои понятия. Современному человеку не дают решить, к чему стремиться, покупать или не покупать. Ответ однозначен: если этим пользуются все – покупай, если этого нет ни у кого – тем более покупай! – говорит Татьяна Врублевская-Токер. – От суеты нужно уходить, чтобы найти ответы на два вопроса: каков я сам и ради чего я живу? Без этих ответов человек едва ли сможет осознать, счастлив ли он.

По словам эксперта, ставшие популярными концепции счастливой жизни – лишь очередной этап модернизации общества, которое постепенно отходит от традиций. В поиске новых смыслов слова «счастье» люди по всему миру пытаются достичь гармонии между своим «Я» и миром, следуя разным «рецептам»: через комфортное устройство повседневной жизни, раскрытие способностей и талантов, помощь людям и многое другое.

– С этой позиции у белорусов есть, может, и не уникальный, но свой собственный стиль жизни, в котором нашли отражение труд, спорт, забота о семье и близких людях, стремление путешествовать и узнавать новое, жить в мире с соседями, искать компромисс и не допускать войны, исследовать собственные традиции и исторические корни, весело проводить свободное время и многое другое, – заключает Татьяна Врублевская-Токер.

Что такое счастье по-белорусски?

«Пэўна, складаецца з солі, з хлеба, сабранага ў полі, з поту, з дарожнага пылу, з роднага небасхілу, з дружбы, мацнейшай ад смерці, з песні…» – сразу вспоминаются строки из стихотворения Максима Танка.

Портал 1prof.by решил спросить у соотечественников, что же для белоруса – счастье. И вот какие ответы мы получили…

Аляксей Друпаў, малодшы навуковы супрацоўнік, экскурсавод Беларускага дзяржаўнага музея народнай архітэктуры і быту:

– З пункту гледжання беларуса 100 год таму, у нас была так званая беларуская мара, амаль як амерыканская. Свая ўласная зямля і на ёй свой дом – тое, дзеля чаго ў канцы XIX – пачатку ХХ стагоддзя паўтара мільёна беларусаў паехалі ў замежжа, каб зарабіць грошы на пабудову уласнай хаты. У народных калядных песнях пажаданні падобныя: дабрабыту на сваёй зямлі і ў сваёй гаспадарцы, добрага ўраджаю (“жыта, пшаніца́”), каб каровы давалі шмат малака і не хварэлі, а таксама ўладкаваць дзяцей – як кажуць, “піва варыці і сына жаніці”. Дарэчы, раней піва варылі толькі да культавых святаў – на хрысціны, вяселле і памінкі. Цікава, што сёння грамадства паступова вяртаецца да паняцця ўласнага дому і зямлі як аднаго са складнікаў шчасця. Мы нават прасочваем тэндэнцыю: моладзь, якая больш-менш нармалёва зарабляе і мае магчымасць працаваць аддалена, набывае зямельныя ўчасткі і з’язджае з гарадоў.

Віктар Шніп, беларускі пісьменнік, перакладчык:

– Мне здаецца, шчаслівыя людзі не задумваюцца над тым, што такое шчасце. Праўда, гэта я па сабе мяркую, бо лічу сябе шчаслівым чалавекам. Самае вялікае шчасце, якое нам далі нашы бацькі, — нарадзіцца і жыць. І мы жывём. І нават усе непрыемнасці, якія здараліся і здараюцца ў жыцці, не перашкаджаюць мне адчуваць шчасце. Заўсёды былі, ёсць і будуць людзі, якія шчаслівыя толькі ад таго, што яны нарадзіліся тут, у Беларусі. На зямлі продкаў, якая мае шматвяковую гісторыю, сваю мову і культуру. І наша агульнае беларускае шчасце складаецца са шчасця кожнага, хто жыве тут і лічыць сябе шчаслівым. А нас мільёны. І трэба верыць, што ўсё будзе добра і заўтра, і праз год, і праз сто. Галоўнае — любіць ўсё роднае, што нам засталося ў спадчыну. Без любові шчасця не бывае.

Аляксандр Смолік, загадчык кафедры культуралогіі Беларускага дзяржаўнага ўніверсітэта культуры і мастацтваў:

– Шчасце складаецца з жыцця. Быць шчаслівым – значыць жыць. А шчасліва жыць – яшчэ лепш.

Андрусь Такінданг, беларускі мастак, паэт, тэлевядучы, музыкант гуртоў “Рэха” і “Гаротніца”:

– Лічу, што шчасце па-беларуску – гэта больш-менш нармалёвыя адносіны з Богам і з суседам. І яшчэ, каб начальства не асабліва прыгнятала (смяецца).

Александр Никитин, сотрудник научно-практического центра Национальной академии наук Беларуси по материаловедению:

– Иметь крепкую и сплоченную семью, друзей, с которыми ты – одно целое, работу, которая тебе нравится, где ты можешь себя полностью реализовать, и чтобы в своей стране ты чувствовал себя свободным и защищенным.

Елизавета Фуголь, студентка Белорусского государственного технического университета:

– На ум сразу приходят драники (смеется). Поесть, поспать, встретиться с другом и позаниматься любимым делом… Вроде того.

***

…Собственный дом, мирное небо над головой, вкусная еда на столе, благополучие в семье и на работе, чувство защищенности – вот они, составляющие белорусского счастья. И не только белорусского – общечеловеческого. А если так, то нужно ли придумывать название для того, что каждый ощущает сердцем?

Диана ФИЛИМОНОВА

Фото из соцсетей и открытых источников