Общество и профсоюзы

Исправление в трудовой книжке лишило работника льготной пенсии

Александр Лейко был уверен, что работает трактористом-машинистом сельскохозяйственного производства. Но когда обратился с заявлением о назначении пенсии по возрасту за работу с особыми условиями труда, получил отказ. Тогда и выяснилось, что к записям в его трудовой книжке есть вопросы.

Александр Лейко работает в СПФ «Заозерье» ОАО «Витебский мясокомбинат» Лепельского района более 40 лет. «За эти годы отец не раз становился лидером трудового соревнования, – пишет в письме в редакцию его дочь Татьяна. – Четырежды участвовал в Республиканском фестивале тружеников села «Дожинки». В 2009 году ему было присвоено почетное звание «Человек года Витебщины». Грамот и дипломов у победителя районного соревнования по заготовке кормов не счесть…» В семье бережно хранят номера местной районки, где рассказывается о трудовых успехах Александра Владимировича. И везде он фигурирует как тракторист-машинист сельскохозяйственного производства.

За что наказали?

«Недопустимые исправления в трудовой книжке, а также сведения архивной справки о наименовании профессии свидетельствуют о том, что в хозяйстве ненадлежащим образом велось делопроизводство. А кто за это должен отвечать?! Почему наказан отец?» – спрашивает в письме Татьяна Лейко.

Чтобы выяснить все обстоятельства, вместе с Александром Владимировичем пришли на прием к главному правовому инспектору труда Витебского обкома профсоюза работников АПК Михаилу Козловскому. И вот что узнали.

В июне 2017 года Александр Лейко в возрасте 55 лет 6 месяцев обратился в соответствующую комиссию Лепельского райисполкома с заявлением о назначении пенсии по возрасту за работу с особыми условиями труда в качестве тракториста-машиниста, занятого в производстве сельхозпродукции. И каково же было его удивление, когда получил отказ. Оказалось, его специальный стаж работы составляет 5 лет 5 месяцев 21 день, а профессиональный – 7 лет 10 месяцев 5 дней. Этот вердикт был также подтвержден комитетом по труду, занятости и соцзащите Витебского облисполкома в ответ на письмо Александра Лейко. Не согласившись с таким решением, он обратился в суд Лепельского района, где просил «признать жалобу обоснованной и обязать комиссию по назначению пенсий Лепельского райисполкома назначить ему пенсию по возрасту с особыми условиями труда». Отказал и суд. За необоснованностью.

Имею право!

Листаем копию «Трудовой книжки колхозника». Прежде всего узнаем, что его специальность – тракторист. А далее лишь две записи, касающиеся работника. Первая сделана 30 декабря 1977 года «принят на работу в качестве слесаря». Вторая и последняя – 2 января 1980 года – «переведен на работу в качестве шофера». Однако слово «шофера» зачеркнуто, а рядом написано – «трактористом-машинистом». Естественно, работник был убежден, что именно в этом качестве он трудился практически все годы и заслужил право на назначение пенсии на льготных условиях.

«Так кем же я работаю?»

Однако у должностных лиц на сей счет другое мнение. В трудовой книжке Александра Лейко изначально допущены исправления, нет сведений, определяющих право на пенсию с особыми условиями труда. Потому согласно действующему законодательству ему надо было предоставить соответствующие документальные подтверждения. Так, чтобы доказать специальный стаж до 1 января 2009 года, требуются уточняющие справки работодателей. Основание для таких справок – первичные документы, имеющиеся в организации. А периоды работы с особыми условиями труда после 1 января 2009 года должны подтверждаться справкой о продолжительности периода уплаты взносов на профессиональное пенсионное страхование, выдаваемой ФСЗН.

В сентябре 2017 года Александр Лейко обратился в родное хозяйство, чтобы пересмотрели заполнение первичных документов и подтвердили трудовой стаж на работе трактористом-машинистом сельхозпроизводства. По этому случаю в сельхозорганизации была создана комиссия. Выяснилось, что не сохранились приказы за несколько лет. В расчетно-платежных ведомостях за 1991–2004 годы не указана профессия, по которой работал Александр Владимирович. Но именно в эти годы ему повышалась классность как тракториста. А согласно архивной справке, в протоколах заседаний правления колхоза им. Калинина Александр Лейко периодически упоминается как «шофер» в связи с предоставлением ему очередного отпуска. После массовых сельхозработ он пересаживался на автомобиль ГАЗ-53 и отпуск брал именно в этот период. В личной карточке, которая заведена 15 июня 2010 года, значится, что его «основная профессия – водитель, а должность – тракторист-машинист»… В итоге так называемого разбирательства комиссия оставила без изменения записи в сохранившихся первичных документах. А вот формулировку в трудовой книжке о переводе работника трактористом-машинистом признала недействительной. Почти через 40 лет!

– Так кем же я работаю?! – восклицал Александр Владимирович.

Этот вопрос я задала директору СПФ «Заозерье» Александру Быкову (назначен на должность в ноябре 2017 года).

– В данный момент он является трактористом-машинистом, – ответил директор.

Остается только поражаться безграмотному ведению делопроизводства, безответственному отношению к своим обязанностям специалистов сельхозорганизации. Они решили судьбу добросовестного труженика, лишив его льготной пенсии.

Профсоюзный юрист предложил Александру Лейко в рамках особого производства Гражданско-процессуального кодекса помочь в составлении заявления в суд Лепельского района об установлении факта его работы трактористом-машинистом. Однако тот отказался…

Между тем портал1prof.by рассказывал о том, что жительнице Хойников с помощью профсоюзов удалось исправить неправильную запись в трудовой книжке и получить положенную льготу.

Любовь ТРАПЕЗНИКОВА

Фото Виталия ГИЛЯ