Общество и профсоюзы

Как минчане помогают сиротам, тратя на встречи всего пару часов в неделю

Можно подарить детдому сладости, а можно время. И не всему учреждению, а конкретному ребенку: сделать с ним домашку по химии или сходить на футбол. Такой подход к помощи сиротам самый правильный, – уверен Артем Головий, основатель проекта «Нити дружбы», действующего в Минске уже четвертый год.

Идею создавать для сирот атмосферу дружбы и доверия подсказал неслучайный случай. Как-то Артем привез в один из детских домов подарки к Пасхе, а уезжая, вдруг осознал, что к лучшему жизнь детей не изменил ни на йоту. Позже, будучи в Киеве, он волею судьбы попадет на тренинг, где узнает о новом волонтерском направлении – наставничестве для сирот – и всего за пять дней адаптирует опыт для Беларуси.

Мы встречаемся с Артемом в его офисе в тот самый момент, когда «Нити Дружбы» вышли на новый уровень: сейчас команда делает упор на подготовку не просто наставников, а патронатных воспитателей, и совместно с чиновниками от образования внедряет для них специальный курс обучения.

– Властям было важно понимать, в рамках чего мы работаем. И это нормально, ведь за детей в интернатских учреждениях несет ответственность государство, – объясняет Артем. – Формат патроната подразумевает законную форму общения взрослого с ребенком. Воспитатель оформляет договор с детским домом, и все время, что проведет с сиротой, несет за него ответственность. Волонтеры могут приглашать к себе детей на выходные и даже на каникулы.

– Форма несколько изменилась, но суть осталась прежней? Общение – во главу угла?

– Да. Я сам вырос без родителей, моими опекунами были бабушка и дедушка. Но по-настоящему осознал, насколько тяжела жизнь у сирот, лишь когда принял решение им помогать. Сироты не умеют достигать целей, потому что за них все делали долгие годы учителя и воспитатели. Поэтому прежде всего я прошу желающих помочь: научите ребенка тому, чему бы его научили родители. Считаю, что когда ты едешь просто в учреждение, то, по сути, не едешь ни к кому. Если ты хочешь помочь ребенку, то помоги именно ему. Размер «плазмы» на стенке не изменит его оценку по физике. У него проблема с самооценкой. С профориентацией. С ровесниками. С внешним видом даже. И помочь их решить может только тот, кто ребенком действительно интересуется. Надень на него футболку динамовского игрока – и вдохновения будет выше крыши. Или свози к другу-айтишнику, пусть на его кресле покрутится, может тоже захочет пойти в IT… Многие взрослые люди меня услышали. Присоединялись к проекту сразу семейными парами.

– Многие, но не все.

– Визиты с шоколадными конфетами, акции и праздники ребенку тоже надо, но не в таком количестве. Наша миссия еще и в том, чтобы продолжать это объяснять. Ребенок-сирота потерял не шоколад, а людей, которые должны были стать главными в его жизни. Поэтому никакой подарок не заменит отношения. «Вай, мы привезли киндер-сюрпризы», – рады благотворители. И что дальше? Один известный публицист очень здорово сказал по этому поводу: в детском доме у сироты каждый день праздник и не надо их создавать специально. Вот сейчас начнется новогодний бум, особенно около столицы. Просто многие люди не знают, что можно помогать иначе, более продуктивно.

«Я пофигист. Так проще»

…Эту фразу Витя Николайчук повторяет много раз, пока мы пьем чай в кафе. Он был одним из тех подростков, кому «Нити дружбы» пару лет назад подобрали наставника. Худощавый, пшеничные волосы убраны в небрежный хвост на затылке. Витя слегка настороже, вежлив и подчеркнуто рассудителен для 19-летнего парня. «Все проблемы у людей в голове, а остальное – временные трудности», – произносит Витя. И снова, рефреном: «Мне легче было приспосабливаться к жизни вне детдома, потому что я пофигист, не переживаю». Только в своем пофигизме парень не убедителен. Слишком ерзает на стуле, едва речь заходит о маме (Вите было всего девять, когда ее лишили родительских прав). Слишком оживляется, рассказывая о «сестрах» (соседских девчонках из деревни, в которой жил дедушка). И слишком много говорит о «семье», о детском доме № 7, где, по словам парня, было все, кроме родительской ласки. «Помню, как салат приготовил на конкурс… Мы с Анатольевной, педагогом, почти на ты…» — Виктор сыплет историями, как будто все еще там. Можно только догадываться, что он чувствовал, когда три года назад одномоментно оказался во взрослой жизни: поступил в колледж и вынужден был съехать в ученическое общежитие. «Первый месяц был самый тяжелый, – вспоминает Витя. – Мне реально нечего было есть. Стипендии еще нет. Братья что-то подбрасывали, но отношения у нас так себе. Когда деньги появились, все спускал на сырки, чипсы и макароны, я их очень любил. Деньгами вообще не умел пользоваться».

Через год Витя, как сам выражается, «начал забивать на учебу, перспектива стать электромонтажником не привлекала». Постоянно где-то подрабатывал. Как раз в этот момент в его жизни появился наставник Дмитрий Дьяконов. «Просто позвонили, сказали, что могу прийти навстречу. – Витя даже не помнит, кто именно позвонил. – Дима видел, что мне уже пофиг на учебу и начал прощупывать, что действительно – мое. По его просьбе я выписал на листике профессии, которые нравятся, а он начал водить по знакомым из этих сфер. Потом я у Димы работал и неплохо зарабатывал. Если какой-то вопрос, я всегда могу ему позвонить. Он все объяснит. В последнее время реже видимся, но он на связи. Еще я к нему стираться езжу – дома стиралка не подключена».

Сейчас Витя устраивается на работу в цирк, а в мечтах видит себя инженером-конструктором или предпринимателем. Как Дима. Парень хочет делать кровати-чердаки, и уже смоделировал уникальный вариант – кровать с чуланчиком, где у человека будет только его личное пространство. Приблизить туманную идею к реальности помогает тоже наставник. Дмитрий составил план действий, разъяснил законы. «Кстати, он меня настраивает на то, что учиться надо, – между делом замечает Витя. – Я думал, что сразу работать пойду. Но сейчас задумываюсь о словах Димы… Считаю, что наставники обязательно нужны детям из детдомов. Чтобы они на выходе не стояли в переулках и не думали, куда идти. Жалко, что мы с Димой не сразу после детдома встретились».

«Он – не «младший». Он – мой друг»

По словам Артемия Головия, в наставники, как правило, идут женщины. Но в случае с Витей повезло подобрать «старшего друга». Вопрос: зачем лишняя головная боль самому наставнику?

– Мне тоже в подростковом возрасте не хватало участия знакового взрослого мужчины, – рассуждает предприниматель Дмитрий Дьяконов, он согласился на интервью ради проекта. О «Нитях Дружбы» минчанин узнал, пролистывая ленту в фэйсбуке и почувствовал, что тоже мог бы передать опыт какому-то молодому человеку. На подбор пары «Старший — младший», как говорит Дмитрий, ушло около 8 месяцев – «Нити дружбы» занимаются этим достаточно глубоко, ищут похожих друг на друга людей. И однажды ему позвонили: есть парень, достаточно взрослый, если готов, то давай. Дмитрий взял паузу на два дня и согласился.

– В чем заключается основная поддержка с вашей стороны?

– В том, чтобы выслушать, дать совет, если таковой нужен, и направить в нужное русло. Моя картина мира шире, чем у Виктора, в силу возраста и профессионального опыта. Поэтому я пытался и пытаюсь показывать ему перспективу, наполнять его информационное поле. Обсуждаем и межличностные отношения, с девушками в том числе. Это достаточно серьезные, взрослые разговоры. В бытовых делах критических вопросов не возникало, может только небольшие – с расходованием денег. Но мы разобрались, что лучше откладывать, что на телефон потратить и так далее.

– Период менторства имеет срок?

– Я не знаю. Витя – не «младший». Он мой друг. Думаю, что мы будем общаться всю нашу сознательную жизнь. В нашем обществе человеческая близость – большая редкость. Для ребят из детдомов тем более. Они растут в достаточно агрессивной обстановке, где нет доверия. А доверие – это в принципе базовая вещь, на которой можно построить отношения с миром.

Еще можно спасти

Пожилые люди любят приговаривать: дитя надо воспитывать, пока помещается поперек скамьи, потом будет поздно. Но Артем Головий, равно как и наставник Дмитрий Дьяконов, уверены в обратном. «Подростковый возраст – то самое время, когда можно ситуацию спасти, а программу жизни перезапустить, – убежден Артем. – Когда кто-то станет для ребенка отправной точкой, глава жизни перелистнется, несмотря на пережитые страхи и лишения».

При этом взрослым не надо бояться ответственности, достаточно ее осознавать. Для тех, кто хочет стать патронатным воспитателем для ребенка-сироты, проводится серьезная подготовка: встречи, общение с психологами, тренинги. И на данном этапе всегда можно дать задний ход. Но не позже. Артем поясняет почему: «Когда мы с женой усыновляли ребенка, нам сказали: «Вы не машину покупаете. Лучше тысячу раз подумайте. Если откажетесь уже после того, как возьмете в семью, недоверия в жизни сироты станет еще больше». С нашим проектом все так же: воспитатель, конечно, не усыновитель, но он становится ребенку близким человеком, и это надо понимать».

…Время от времени многие из нас задумываются о своей полезности. Тогда мы бросаем деньги на счет больному малышу, участвуем в субботнике, берем кота из приюта. Все разово. «Нити дружбы» предлагают альтернативный путь к осознанности. На сайте проекта есть исчерпывающая информация о том, кто и на каких условиях может попасть в команду. К слову, Артем Головий хотел бы видеть в проекте побольше мужчин: «В детских домах очень много пацанов, им нужен пример для жизни». Ищет Артем и благотворителей: проект не финансируется государством, а труд психологов, тренеров нуждается в оплате.

Елена ОРЛОВА

Фото Валерия КАРТУЛЯ