Общество и профсоюзы

«Мать оставила девочку в холодном подъезде, завернув в пакет». Детский реаниматолог – о своей работе

Примерно 5% малышей, появляющихся на свет в 6-й городской клинической больнице Минска, попадают в реанимацию. Заведующий этим отделением, врач-анестезиолог-реаниматолог Игорь Евстигнеев – один из тех специалистов, которые выхаживают новорожденных, оказавшихся на грани жизни и смерти.

– Большинство из этих детей недоношенные, – уточняет доктор. – Они на старте имеют проблемы с органами дыхания, сердцем, подвержены повышенному риску инфицирования. Маленькие пациенты могут находиться в реанимации от двух-трех дней до нескольких недель. Все это время врачи, безусловно, пребывают в волнении. Даже дома невозможно «выключиться», чтобы не думать, все ли в порядке с тем или иным ребенком.

Несмотря на серьезную нагрузку и ответственность, Игорь Евстигнеев ни разу не пожалел, что связал свою жизнь с медициной. Среди его родственников врачей не было, но желание лечить людей появилось еще в школьные годы. Уже будучи студентом Белорусского государственного медицинского университета, Евстигнеев работал санитаром в Больнице скорой медицинской помощи Минска – именно в тот период принял решение работать с детьми. Интернатуру проходил в «тройке» (3-я городская клиническая больница им.Е.В.Клумова в Минске.Прим. авт.), а затем устроился в 6-ю больницу, в отделение анестезиологии и реанимации для новорожденных.

Десять лет практики показали, что диагнозы только на бумаге могут быть одинаковыми. Каждый его пациент, подчеркивает Игорь Евстигнеев, – уникальная ситуация. О некоторых случаях доктор рассказывает так, будто произошли они вчера.

– Однажды в реанимацию третьей больницы привезли новорожденную девочку, – вспоминает Игорь Николаевич. – Она родилась недоношенной. Мать оставила ее в холодном подъезде, завернув в пакет, а сама скрылась. Малышка переохладилась, с трудом дышала. Мы подключили ее к аппарату искусственной вентиляции легких и выхаживали буквально всем отделением. Имя тоже придумали сами – назвали Сашей, потому что день ее рождения совпал с именинами Александры. Отчество – Евгеньевна – дали по имени врача, дежурившего в тот день; а фамилию Румянцева – по названию улицы, где была найдена малышка. Девочка выжила, ее взяла к себе приемная семья.

А вот еще одна история. Осенью 2019 года в шестой больнице на свет появилась девочка массой всего 800 граммов. У малышки было много проблем – с легкими, глазами, центральной нервной системой. Врачи только успевали справиться с одной «болячкой», как «выскакивала» другая. Все переживали за ребенка и поэтому особенно радовались, когда состояние девочки улучшилось. Игорь Николаевич до сих пор поддерживает связь с ее родителями – те присылают фотоотчеты, показывают, как растет кроха.

По мнению Евстигнеева, настрой и поведение родителей имеют не меньшее значение, чем профессионализм медиков. О диагнозе малыша им говорят простыми словами, обозначают возможные варианты развития событий, но прогнозов не дают. Просят только не сгущать тучи и не рыдать над кувезом – это точно не пойдет никому на пользу. Подтверждением может служить следующий пример.

– В реанимацию попал ребенок, состояние которого сильно ухудшилось в первый день жизни, – рассказывает герой материала. – Мы понимали, что ситуация критическая: для малыша все могло закончиться на вторые-третьи сутки. Врачи не были настроены оптимистично, но твердость духа и веру в лучшее тогда проявила мама ребенка. Она нервничала, но была настроена по-боевому. Ее настроение передалось нам и, судя по всему, малышу. Потому что он потихоньку начал выкарабкиваться. Да, и сейчас у него есть проблемы со здоровьем, но все они поправимы.

Рождение детей – всегда таинство.

– Представляете: из двух клеток получается человек! Это же невероятно круто! – восклицает Игорь Евстигнеев. – Разумеется, если меня вызывают на роды, значит, что-то пошло не так. Но когда все переживания остаются позади, ты в очередной раз, глядя на малыша, понимаешь, что новая жизнь – это чудо.

Юлия КУЛИК

Фото Степана ТЮШКЕВИЧА