Общество и профсоюзы

Музейный куратор: «человек с фонариком» в мире искусства, менеджер или идеолог?

«Произведение искусства начинает художник, а заканчивает зритель», – говорил французский живописец Марсель Дюшан. В этой цепочке музейный куратор выступает посредником, который решает, что и в каком виде показать людям.

– Куратор сочетает в себе множество функций, являясь одновременно автором вступительных текстов к выставке, менеджером, помощником художника, бухгалтером, а иногда даже вторым официантом на открытии, – с улыбкой вспоминала менеджер культурных проектов Анна Карпенко, которой не раз доводилось выступать в роли приглашенного куратора различных выставок, на одной из лекций образовательного проекта «Культурный техникум».

В кураторство приходят люди из разных сфер – не только искусствоведы, но и философы, а первый независимый куратор Харальд Зееман, известный своими эпатажными проектами, по образованию и вовсе был театральным режиссером. Знание о том, как удивить публику, помогло ему в кураторской практике.

– Куратору прежде всего требуется мощный образовательный бэкграунд, чтобы разрабатывать стратегии выставки. Ведь он делает выставки, исходя из собственной позиции, личного отношения и видения. Постоянные зрители, зная только имя куратора, могут считать смыслы, которые он заложил в экспозицию, – объясняет Анна Карпенко.

От архивариусов до идеологов национал-социализма

История музейного кураторства берет начало в XVII веке. На первых порах эта работа не была тесно связана с произведениями искусства – так называемые кураторы были скорее архивариусами, библиотекарями, которые накапливали и систематизировали культурные ценности.

– В то время сами музеи не были публичными в современном понимании. Например, чтобы попасть в Британский музей, необходимо было подать заявку, так называемую верительную грамоту. Специальная комиссия рассматривала ее около двух недель и только после этого либо давала право на посещение, либо нет, – рассказывает арт-менеджер.

До XIX века никто не думал о зрителе. Известно, что во французском Лувре многие произведения вывешивались так называемой ковровой развеской – от пола до потолка, что совершенно не располагает к созерцанию и анализу.

Виллем ван Гехт, «Галерея Корнелиса ван дер Геста».

Только в начале 1800-х в европейских музеях перешли от бездумного накопительства к серьезному изучению уже приобретенных произведений. А в 1930-е годы в Германии кураторы выставок приобрели функции идеологов.

Постижимые кураторские стратегии

– Ни одна выставка не является нейтральным объектом. Это не просто совокупность размещенных на стенах живописных работ, графики, фотографиий и скульптур на постаментах. Это всегда сообщение, которое должен считать зритель, – уверяет Анна Карпенко.

В задачи куратора входит в том числе отбор работ для экспозиции. И даже в этом ярко проявляется видение и вкус специалиста. К примеру, Большую германскую художественную выставку 1937 года курировал Адольф Гитлер. Несколько раз он прилетал в мюнхенский Дом искусства, чтобы лично отсмотреть работы, выбранные для демонстрации. В итоге выставка получилась помпезной, монументальной и достигла своей главной цели – показала германскому народу всю мощь отечественных художников. К слову, первым, что попадалось на глаза зрителю, были портреты фюрера и деятелей рейха.

В том же году в галерее мюнхенского парка Хофгартен открылась выставка «Дегенеративное искусство», где представили работы художников, чье творчество никак не вписывалось в генеральную линию партии. Не в чести у нацистов были импрессионизм, экспрессионизм, кубизм, абстракционизм… В число «дегенеративных» произведений попали работы Василия Кандинского и Марка Шагала.

– Свидетели того события отзывались, что картины были развешаны до странного хаотично. Экспозиция представляла собой нагромождение всего. И это тоже своеобразная кураторская стратегия, – считает эксперт.

С приставкой digital

Есть кураторы, которые работают только в поле женского искусства, или арт-феминизма. Борьба женщин за гендерный баланс привела к тому, что в 1980-е в Соединенных Штатах появилось движение Guerrilla Girls. Его приверженцы посещают американские и европейские выставки и подсчитывают, сколько в экспозиции работ женщин-художниц. Герилья-герлз добились того, что на престижной выставке «Документа 14», которая проходила в 2017 году в немецком Касселе, выставлялось 40% картин женщин.

Фото Corriere Della Sera

С появлением киберпространства искусство вышло на новый уровень – появились такие понятия, как видеоарт, саундарт, когда художник передает идею через анимацию, звук. Соответственно, изменились и функции куратора.

– В цифровой среде куратор – сборщик-анализатор, который систематизирует большой объем информации и расставляет ценностные ориентиры. От него требуют ключей, ориентаций. Куратор становится человеком с фонариком, который ведет зрителя через массив данных, – объясняет Анна Карпенко.

К примеру, проект Rhizome вовсе исключает из диалога между художником и зрителем музей, организатора выставки, куратора. На эту платформу каждый художник может загрузить свои работы либо создать на ней цифровую выставку. Работа куратора Rhizome сводится к тегированию. А в соседней Украине арт-менеджеры Лизавета Герман и Мария Ланько стали историками искусства, собрав работы современных художников в проекте «Открытый архив».

– В Беларуси даже традиционное кураторство пока мало развито. Зачастую сами художники ведут свои выставки. Ситуация может измениться, когда у нас появится больше арт-критических текстов, – говорит эксперт.

В мире не так много возможностей обучения для кураторов. Наиболее полная программа существует в миланской Новой академии изящных искусств. Учеба длится 2 года и дает образование в области изобразительного искусства вместе с кураторской подготовкой. Но, безусловно, большая часть действующих белорусских специалистов учатся на практике, организовывая выставки и уникальные художественные проекты, которые еще долго после завершения обсуждаются среди широкой публики.

Диана ФИЛИМОНОВА

Фото автора, Pixabay и из других источников