Общество и профсоюзы

Новополоцкий Левша: «Если кругом говорят, что это сделать невозможно, я – берусь»

Начинал Сергей Данилов художником, а теперь работает ювелиром-гравером-монтировщиком 6-го разряда. Его мастерство уникально. На Витебщине непросто отыскать специалиста, который смог бы на равных соперничать с Сергеем в ювелирном деле.

Художник-ювелир Сергей Данилов за работой.

Дело жизни

С учителями Сергею повезло. Мастер вспоминает, что стремление создавать прекрасные вещи досталось от отца Александра Петровича, который более 40 лет отработал художником-оформителем на автотранспортном предприятии № 6 Новополоцка. В Нефтеграде старший Данилов больше известен как мастер резьбы по дереву. Его работы и сегодня украшают офисы предприятий, учреждения образования и культуры. Сергей еще мальчишкой любил приходить в художественные мастерские к отцу. Нравилось работать по дереву резцом, у станка.

Детская художественная школа, затем Минский государственный художественный колледж им.А.К. Глебова дали парню хорошую профессиональную базу. Но ему не хотелось останавливаться на достигнутом.

– В 1994 году я поступил в Белорусскую академию искусств, – рассказывает Сергей. – А тогда на факультете дизайна был набор студентов по специальности «Художественная обработка металла». Решил узнать, чем занимаются будущие «металлисты», зашел в мастерскую академии. А там литье, формы, металлы…

В течение 5 лет он изучал основы ювелирного искусства, кузнечное дело, сварку, слесарную обработку. Именно в вузе увлекся ювелирным делом. Понравилось, что ювелир использует все техники художественной обработки металла, но в миниатюре.

Романтика профессии

В мастерской художника-ювелира десятки щипчиков и пинцетов, бормашины, стамески, надфили, сверла, фрезы, плоскогубцы… Суперточные весы, микроскоп. Обязательно – яркое освещение. Много самодельного оборудования. «Готовый инструмент дорогой и не всегда высокого качества, потому мастерю сам», – признается Сергей Данилов. В работе использует и 3D-моделирование, лазерные технологии.

За 12 лет Сергей узнал немало секретов обработки драгоценных и цветных металлов.

– Самая популярная в мире 585-я проба обладает отличными ювелирными качествами для производства разнообразных украшений, – охотно делится знаниями мастер. – А вообще, серебро, золото в чистом виде (999-я проба) очень мягкие металлы. Изделия из них сделать можно, но носить невозможно. Монеты в старину были 900-й пробы. Древняя история знает массу примеров подмены в них золота, скажем, медью. Поэтому самой простой проверкой подлинности драгоценного металла была «проба золота на зуб». Человек кусал монету, чтобы посмотреть, из однородного золота она или нет. Более жесткий металл не раскусишь…

По собственным эскизам Данилов изготовил немало эксклюзивных вещей. «Пришел как-то бизнесмен и заказал золотое кольцо, – вспоминает мастер. – На мое усмотрение. Я нарисовал эскиз изделия с изображением доллара. Ему понравилось, я и сделал. А через какое-то время заказывает золотой браслет. Снова, как говорится, на мой вкус. Так появился еще один «доллар», но уже украшающий браслет».

Профессия ювелира меняет характер. Прививает терпение, усидчивость, неспешность. Представьте: на изделие надо поставить клеймо. Причем не одно, а мастерской и ювелира. Бывает, размер клейма полмиллиметра на миллиметр. Без микроскопа здесь не обойтись. И твердой руки.

– Наверное, ошибки ювелира обходятся недешево?.. – спрашиваю.

– Порой вещь не удается. Качества нет, эстетики. Не жалею – в переплавку. И по новой. Самый строгий спрос с себя. Иногда приходят заказчики и говорят: обошли все мастерские, кругом отказывают, мол, это сделать невозможно. Я – берусь. Вот она, романтика профессии. Когда ты работаешь не как простой ремесленник, а как художник-ювелир, – рассуждает мастер.

Семейный дуэт

С Сергеем Даниловым мы посетили и его первую персональную выставку «Арт-металл» в Новополоцке. В экспозиции – художественная металлопластика, работы детей, которых когда-то обучал в художественной школе, фотографии ювелирных изделий. На них – аналоги старинных украшений, оригинальные перстни, кольца, кулоны, браслеты, зажимы для галстука, церковные украшения…

– Изготовление вещей для выставок требует много сил и времени, – говорит Сергей. – Поэтому изделий, которые выполняю специально для экспозиции, немного. Вот, «чайный набор» из латуни делал вечерами после работы в течение трех месяцев. Много идей, эскизов, но, к сожалению, осуществлять их некогда.

В копилке мастера немало изделий из металла, изготовленных для церкви, – оклады для икон, ларцы-мощевики, шкатулки. К слову, с них и начинал еще в академии. Дипломная работа – церковная купель из нержавеющей стали, бронзовое литье – и сегодня украшает один из минских храмов. Более того, в дуэте с отцом для одного из новополоцких храмов изготавливают киоты для икон, иконостас, используя как дерево, так и металл.

– А возникают ли творческие споры в совместной работе? – интересуюсь уже у старшего Данилова.

– Как без них? – улыбается Александр Петрович. – Ведь бывает разное эстетическое видение. Я же самоучка, а сын у меня профессиональный дизайнер с опытом и солидным багажом знаний, художник-ювелир. Но всегда приходим к единому мнению. Ведь делаем мы для храма, поэтому должно быть красиво, на века.

Два мастера – отец и сын.

Любовь ТРАПЕЗНИКОВА

Фото автора и из архива Сергея ДАНИЛОВА