Общество и профсоюзы

Огненная закалка большой семьи: династия гродненских спасателей-пожарных объединяет семерых человек

Основатель одной из самых известных в регионе династий Вацлав Пролейко начал службу в 1970 году, потом смену приняли его сыновья, а сегодня с огнем борется и внук.

– Честно говоря, никогда не спрашивал, почему отец выбрал эту профессию. Он у нас очень энергичный человек, который в любой ситуации стремится помочь людям. Когда в деревне случались пожары, всегда был в числе тех, кто боролся с огнем. Никогда не оставался безучастным, поэтому, наверное, и решил служить в МЧС, – делится Казимир Пролейко.

Казимир Пролейко.

Трудовой путь Вацлав Иосифович начинал в профессиональной пожарной части № 1 Гродно. Сейчас пост есть в агрогородке Сопоцкин – недалеко от его родной деревни, в то же время гродненские части были ближайшими. С мелкими ЧП справлялись добровольные пожарные дружины при колхозах, ну а в более серьезных случаях вызывали спасателей из областного центра.

Вацлав Пролейко проработал в профессиональной пожарной охране 17 лет. За это время прошел практически все части Гродно и побывал на сотнях происшествий. В одном из них погиб командир отделения, в котором служил Вацлав Иосифович, – это было большим горем для всех. Сам основатель династии, к счастью, избежал травм. Возможно, работал бы и дольше, но в 1980 году произошла военизация профессиональных пожарных частей – он не прошел по возрасту. Дело отца продолжили сыновья – Антони, Станислав и Казимир.

Станислав Пролейко.

– Когда Станислав служил в самостоятельной военизированной пожарной части № 1 Гродно и был командиром отделения, его отправили с другими белорусскими спасателями на тушение химического завода в Литве – крупного производства наподобие нашего «Гродно-Азот». Там был очень сложный пожар – горели различные ядохимикаты. Справились с ЧП только за несколько дней, – вспоминает Казимир Пролейко. – Все домашние волновались, пока брат не вернулся в Гродно.

Собеседник отмечает, что даже при тушении подвала есть риск для жизни. Кажется, что там может угрожать? Однако свою роль могут сыграть сильное задымление, незаконные перепланировки, превращающие помещения в лабиринт, и другие факторы.

Сам Казимир начал службу в 1991 году также в самостоятельной военизированной пожарной части № 1 Гродно. Некоторое время работал там вместе со Станиславом. Отмечает, что старший брат стал наставником – обучал всему, что знал сам. Желания поспорить никогда не возникало – работа есть работа. Хотя со временем она стала образом жизни.

– Как-то возвращались с коллегами из командировки. На трассе Индура–Гродно в фуру врезался легковой автомобиль – водителя зажало между рулем и сиденьем. Ночь, море крови, оборудования никакого с собой нет, но ничего, справились. Пострадавший выжил, – рассказывает Казимир. – Можно сказать, ему повезло. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы рядом не оказались спасатели.

Каждая смена спасателя непохожа на предыдущую – сложно угадать, как она пройдет. Пожары в частном секторе, отмечает собеседник, чаще случаются ночью и утром: к примеру, печь перекалили и, когда все спят, случилось возгорание. Серьезные ДТП, при которых требуется помощь бойцов МЧС, также в основном происходят ночью – сказывается долгое пребывание за рулем и плохая видимость. Что касается каких-то технологических аварий, то они могут произойти абсолютно в любое время. А вообще у пожарных есть профессиональная примета: придешь на дежурство в новой форме или берцах – обязательно испытаешь обмундирование на деле.

– Когда отец начинал, у пожарных было узкое направление – тушение пожаров и их предупреждение. Сейчас – самый широкий спектр работы: и водолазная служба есть, и кинологическая, и инженерная, и химическая. Соответственно, у нас совсем другое оснащение. Крупные пожары в лесах и на торфяниках, например, тушат с помощью самолетов и вертолетов, – поясняет Казимир Пролейко. – А раньше, представьте, приезжали грузовики с 2,5–5 тоннами воды. Сейчас и по 6, и по 10 тонн привозят, если тушат подвозом. Но безводных районов без пожарных водоемов или пожарной системы водоснабжения мало осталось.

Казимир Пролейко ушел на пенсию в 2010 году с должности заместителя начальника Гродненского областного управления МЧС. Кабинетной эту должность не назовешь, хотя и приходилось, конечно, работать с бумагами. Начальство дежурит в оперативных группах: если в области случается крупный пожар, выезжает и руководит ликвидацией. Поэтому не важно, специалист ты по кадрам, финансам или тылу, – должен иметь соответственную подготовку, чтобы помогать в устранении последствий аварии.

Службу в пожарной охране продолжили и внучки основателя династии – дочери Станислава: Алла работает в отделе кадров, а Ольга – в учебном центре по обучению гражданского населения пожарной безопасности. На вопрос о том, смогут ли женщины в Беларуси когда-нибудь работать спасателями, Казимир Пролейко отмечает: это все же не женская профессия – работать тяжело физически. Только снаряжение пожарного весит около 20 кг. При том, что это уже облегченный вариант: вместо кислородных изолирующих противогазов (КИПов) с металлическими баллонами сейчас используют аппараты на сжатом воздухе (АСВ) с баллонами из композитных материалов.

Станислав Пролейко – младший представитель династии.

Самый молодой представитель династии – внук ее основателя – капитан Станислав Викторович работает начальником караула в пожарной аварийно-спасательной части № 1 Гродно. За плечами у него около 10 лет стажа.

– Когда семья собирается вместе, говорим, конечно, и о работе. Это важная часть нашей жизни, – подчеркнул Казимир Пролейко.

 

 

Елена КАЯЧ

Фото из архива семьи Пролейко

На превью основатель династии Вацлав Пролейко (слева) с коллегами