Общество и профсоюзы

Ольгердовым шляхом: что рассказывает поэзия, застывшая в камне

Впереди – более 300 километров по бывшему Ольгердову шляху, ныне дороге Полоцк – Вильнюс. Отправляюсь по маршруту д.Камаи – г.Поставы – д.Лучай Поставского района.

Камайский оберег

На 156-м километре сворачиваем на проселочную дорогу и еще издали видим главную достопримечательность деревни Камаи костел Яна Крестителя. Это единственный в Беларуси храм, который ни разу не был разрушен и никогда не закрывался, несмотря на его внушительный возраст – более 400 лет. Возведен в стиле суровой готики с элементами ренессансной культуры в 1606 году на средства местного графа Яна Рудомино-Дусяцкого, который так увековечил свое имя. Своеобразный элемент декора в суровом облике храма – вкрапления каменных ядер по центральному и боковому фасадам здания. Говорят, местные жители скрывались в костеле от нападения шведов, а ядра из пушек остались после обстрелов.

История костела связана со знаменитыми именами, незаслуженно забытыми. Сегодня они снова открываются. В храме икона «Иисус Христос с младенцем» известного художника 2-й половины ХIХ столетия Альфреда Ромера, который жил в этих местах. Ее хотел приобрести Национальный художественный музей. Но это последняя работа мастера: написанная именно для храма, здесь она и осталась.

В костеле есть орган, который оборудован мехами для подачи воздуха в трубы. Мехи приводятся в движение мускульной силой человека. Возможно, такой инструмент – единственный в стране. Органу больше 100 лет. На нем в первой половине ХХ века играл знаменитый музыкант Бронислав Рутковский.

В наше время под сводами храма звучала «Аве Мария» в исполнении известной полоцкой органистки Ксении Погорелой. А еще… песни Булата Окуджавы и Аллы Пугачевой. Помните, «надо жить, чтоб неустанно радость и любовь дарить всем тем, кто здесь в гостях…»? Эти песни, а еще больше – о Боге и его святынях поет местная жительница Елена Довжук. «Меня привела сюда вера, – рассказала она. – Если бы раньше мне сказали, что буду петь в храме, – не поверила бы. Всегда считала, что у меня для этого недостаточно образования. Честно говоря, здесь, в костеле, я и открыла свой голос».

О бренности жизни подумалось у поклонного каменного креста – своеобразного оберега, который, наверное, и уберег сам костел и деревню от разрушений…

Где есть счастье на земле?

Оказывается, Поставы впервые упоминаются не как город, а как деревня Посадник. В 1409 году великий князь Литовский Витовт даровал вельможе Зиновию Братошичу грамоту о переводе деревни Посадник в разряд местечек с присвоением названия Поставы. До начала ХVIII века местечко принадлежало различным родам, наиболее именитые из которых – Зеновичи, Радзивиллы, Беганские. Но славу городу принес очень старинный, известный еще с ХII века род Тизенгаузов.

Антоний Тизенгауз был одним из самых просвещенных людей ХVIII века. Он, подскарбий надворный литовский, министр экономики и финансов с 1765 по 1780 годы, проводил экономические, культурные, градостроительные реформы, открыл 47 производств (не только в Поставах), художественную, военную, медицинскую школы. За это время Антоний превратил Поставы в одно из красивейших местечек Виленского края. Оно напоминало далекую Италию: строили город зодчие этой страны, прибывшие по приглашению Антония Тизенгауза.

В 1760 году итальянский архитектор Джузеппе Сакко начал возводить дворец. Внешний вид этого типично классического сооружения почти не изменился – одноэтажное П-образное здание с мезонином, но внутренне оно полностью перестроено. Вокруг дворца размещался парк на площади 10 га с водоемами, прудами, садом экзотических растений, окруженный широкими каналами. Сегодня водоемов здесь нет, а во дворце открыт филиал районного краеведческого музея.

С 1814 года Поставами владел внучатый племянник Антония Тизенгауза Константин – орнитолог, любитель искусств, меценат и художник. В его коллекции произведений искусства прошлого и современности были даже подлинные работы Леонардо да Винчи. Константин собрал и богатую библиотеку, а в его музее орнитологии были представлены более 3 000 чучел птиц. Библиотека и коллекция картин пропали, а часть орнитологической экспозиции сегодня находится в Вильнюсском музее.

Все городские дороги ведут в центр Постав. Здесь еще в начале прошлого столетия находились торговые ряды, которые потом были снесены. Реконструированы дома ремесленников, дом врача (современная аптека), гостиница (ныне – здание краеведческого музея). Площадь украшает памятник псевдорусской архитектуры – Свято-Николаевская церковь, построенная в 1894 году. А на правом берегу речки Мяделки разместился римско-католический костел Св. Антония Падуанского, возведенный в 1904 году из красного кирпича в стиле неоготики, более 50 м высотой.

Признаться, грустно уезжать из Постав. Чем-то притягивает этот спокойный, необыкновенно красивый городок. Историей? Архитектурой? Людьми? И не только у меня такое ощущение. Современница Константина Тизенгауза, писательница и мемуаристка Габриелла Пузынина однажды о Поставах сказала так: «Если бы меня спросили, где на земле есть счастье, ответила бы, что оно есть в Поставах…»

Из рода Огинских

Последний пункт нашего маршрута – д. Лучай с великолепным костелом Св. Тадеуша. Это бывшие владения родственницы Габриеллы Пузыниной графини Эльжбеты из знаменитого рода Огинских. Храм начали строить в 1766 году на средства графини, а также ее родственника Тадеуша Огинского. Сначала это был иезуитский костел. Но после изгнания иезуитов из России в 1820 году по указу Александра 1 там на какое-то время обосновались доминиканцы.

Костел возводился в то время, когда стиль барокко уже уходил, а потому в его внешнем облике наблюдаются элементы классицизма. С высоты птичьего полета кажется, что он построен в форме креста.

Главное достояние храма – росписи в технике гризайль, сделанные в конце ХVIII века. Обычно они выполнялись оттенками коричневого цвета, создавая рельефное изображение. Кажется, что видим нишу, а в ней стоит святой. Но это обман зрения. Нет здесь и куполов, они также вырисовываются за счет росписи. Таковы секреты техники гризайль.

В этом храме Константин Тизенгауз венчался с Валерией Ванькович.

Немало еще удивительных историй может рассказать архитектура разных уголков нашего края –  поэзия, застывшая в камне.

Любовь ТРАПЕЗНИКОВА

Фото автора