Общество и профсоюзы

Отчего не весел кукловод и почему работа в кукольном театре считается вредной

Радовать маленьких и взрослых зрителей – не только искусство, но и тяжелый труд.

За последние полвека Белорусский государственный театр кукол сильно изменился. Нет, спектакли с искусными декорациями никуда не делись, но вот куклы стали совсем другими. А значит, другой стала и работа актеров-кукловодов.

Заслуженный артист Беларуси, актер и режиссер Владимир Грамович работает в театре кукол почти 54 года. Причем попал он за кулисы довольно извилистым путем.

– Я работал слесарем-лекальщиком в экспериментальном цехе велозавода. Но на самом деле мы с моим другом мечтали стать художниками. И однажды увидели объявление – в театр кукол требуются монтировщики декораций. Решили: вот работа, связанная с художеством, и пошли устраиваться. На практике же мы оказались просто рабочими сцены, таскали ящики. Но в театре меня захватило зрелище того, как человек умело управляет куколками, как они прямо у него в руках оживают, говорят и танцуют, – рассказывает Владимир Грамович.

Владимир Грамович с куклами из спектакля «Клоп» по Владимиру Маяковскому.

Актер вспоминает, как на гастролях театра, которые порой длились полгода с перерывами, он находил время, чтобы самому поупражняться с куклами.

Вскоре руководству доложили, что монтировщик все время «терзает» кукол, и наверху решили: раз они ему так нравятся, пусть делает это на сцене. И после худсовета приняли во вспомогательный состав. Ну а потом, как считает Владимир Грамович, ему просто везло на роли. В 1967 году ему впервые дали главную роль во взрослом спектакле «Чёртова мельница».

Кукольника воспитывает сцена

– Я уже был заслуженным артистом Беларуси, когда поступил на режиссуру в театрально-художественный институт, теперь – Институт культуры. В то время многие артисты были без образования, всему учились прямо на сцене, – рассказывает актер театра.

Впрочем, и 4–5 лет в институте не хватало, чтобы научиться «вести» куклу. Но в 1990-х отделение театра кукол в Институте культуры закрыли, и теперь мастерство кукольников студенты специальности «Режиссура театра» изучают лишь один семестр. В основном артисты этого жанра могут учиться только у театральных наставников.

– Современные актеры не умеют «вести» куклу так, как это делали мастера моего поколения. И если бы сегодня решили вернуть в репертуар спектакли с традиционной тростевой куклой над ширмой, их бы просто не смогли сыграть, – уверен Владимир Грамович.

Творчество через боль

– Это очень тяжело – даже просто держать куклу на протяжении всего спектакля. Раньше куклы были очень громоздкими и много весили – их делали из папье-маше. Когда к нам в театр приехали поляки, то очень этому удивлялись – говорили, что начальство нас, актеров, не любит: мало того, что куклы тяжелые, так еще и репертуар огромный, – смеется Владимир Грамович.

В начале своей карьеры Владимир Грамович тренировал выносливость рук дома по вечерам: надевал на куклу кастрюлю, закреплял конструкцию изолентой и проговаривал реплики всех персонажей.

Смотритель музея театра кукол Ольга Шагойко демонстрирует работу верховой куклы.

К сожалению, ничто не проходит бесследно. У всех пожилых кукловодов немного деформированное, «перекошенное» туловище, часто болят руки. Профессиональные заболевания актеров театра кукол – остеохондроз, артрит, липомы. Столкнувшись с болями, артисты невесело шутят, что «недолюбили» куклу и она за это мстит.

Благодаря советскому кукольнику, народному артисту СССР Сергею Образцову актеры кукольного театра смогли уходить на пенсию спустя 25 лет службы. А когда создатель знаменитого «Необыкновенного концерта» ушел из жизни, верховые куклы со сцены постепенно перекочевали в театральные музеи.

От шариков до марионеток

Традиции театра кукол значительно отличаются у нас и на Западе. Владимир Грамович рассказывает, как поразил его на театральном фестивале во Франции юный артист со своей марионеткой: на кукле было не меньше 12 ниточек, она не только разговаривала, но и играла на скрипочке, перебирая пальчиками. В некоторых странах артисты зачастую всю жизнь работают с куклами одного типа. Чего не скажешь о наших белорусских актерах, которые осваивают разные системы.

В Белорусском театре кукол скрипач тоже есть – Сымон-музыка из одноименной поэмы Якуба Коласа.

–Понятие жанра все более расширяется. Марионетки, тантамарески с головой актера и кукольным туловищем, «явайки», верховые или гапитно-тростевые куклы, муляжи, планшетные, перчаточные куклы… Мне сложно представить, что еще можно придумать! – смеется артист.

Тантамареска.

Театр кукол еще называют театром формы, ведь во многих спектаклях кукла – это только условность. На глазах у публики актер может «оживить» любой предмет и заставить зрителей поверить, что вместо разрозненных шаров и кубиков у него в руках – герой волшебной сказки с неповторимыми чертами лица и характером.

Половая работа

Работу кукольников иногда называли половой – в определенных спектаклях они ни в коем случае не должны были показываться из-за ширмы.

– В передаче «Калыханка» с Дедом-Бородедом, например, мы с Бусликом, собакой Тимошкой и другими героями действительно ползали под столом у тети Тани или тети Зины. В репертуаре театра таких спектаклей, где актер не мог бы показываться зрителям, на моей памяти не было, – рассказывает Владимир Грамович.

Для управления куклой иногда мало одного человека – Деда-Бородеда, например, вели трое актеров.

Как кукле дарят жизнь

Чтобы научиться держать куклу, нужна сила. Поэтому, кстати, наиболее успешные кукловоды – мужчины. А чтобы ее оживить, нужен талант.

– У каждой куклы есть свои особенности. Одна похожа на человека, другая стилизованная и требует специфической пластики, потому как только так она будет интересна на сцене. Именно актер со своим профессиональным взглядом решает, какими движениями наделить куклы разных систем, – объясняет Владимир Грамович. – А есть куклы, которым лучше оставаться недвижимыми – так они больше скажут зрителю.

– В театре кукол артист разрушает стену между актером и зрителем. Это совсем другие спектакли, нежели те, которые ставят в драматическом театре. Иногда мы, кукольники, даже не понимаем актеров драмы, – признается Владимир Грамович. – Театр кукол – многофактурный, многогранный и разнообразный. Зрителей, которые по-настоящему любят этот жанр, немного, но они есть.

Во второй половине января в афише Белорусского государственного театра кукол – комедии для взрослых «Пансион Belvedere» в постановке итальянского режиссера Маттео Спьяцци и «Тартюф» Алексея Лелявского. Маленьким зрителям понравятся волшебные сказки «Морозко», «Мойдодыр», «Красная Шапочка», «Белоснежка» и любимые «Малыш и Карлсон, который живет на крыше».

Из спектакля «Белоснежка».

Диана ФИЛИМОНОВА

Фото автора и из архива Владимира ГРАМОВИЧА