Общество и профсоюзы

По распределению не попасть, оценки нужно «рисовать». Так ли это? Директор частной школы рассказал о работе учителя

Частные школы в Беларуси начали появляться в 1991 году после принятия Закона «Об образовании». Достаточно долгое время их можно было пересчитать по пальцам, но в последние годы количество частных школ значительно выросло. Многие родители восприняли этот факт с энтузиазмом, однако по-прежнему остаются и те, кто не доверяет частникам. Какие из их страхов обоснованы, а какие надуманы? Как подбирается преподавательский состав? Почему учителя сами хотят работать в таких школах? 

Об этом и многом другом поговорили с учредителем и директором частного учреждения образования «Инновация» Еленой Мищенко.

«Инновация» – это билингвальная школа, обучение проходит на русском и английском языках с 1-го по 11-й классы.

 – Елена Олеговна, есть стереотип о том, что учебу в частной школе могут позволить себе исключительно богатые и влиятельные родители. 

– Не соглашусь с этим. Как мама двух детей я уверена, что инвестиции в образование – это лучший вклад в будущее своих детей. Многие родители готовы отдать последнее, чтобы с их ребенком занимались на высшем уровне. При этом они видят, за что платят. К примеру, в нашем учреждении образования наполняемость классов не превышает 15 человек. Благодаря этому обеспечивается индивидуальный подход – педагоги даже за 45 минут успевают уделить внимание каждому. В классе, где занимается более 25 человек, это физически невозможно. Особенно когда речь идет про современную молодежь, на которую не действует методы 10-20-летней давности. 

Кроме того, у частной школы гораздо больше возможностей быть мобильными, локально вносить интересные предложения, внедрять их в учебный процесс, апробируя на практике. Приведу пример. В прошлом году мы разработали, а затем защитили в Национальном институте образования экспериментальный проект «Апробация содержания учебного предмета «Трудовое обучение», интегрирующего элементы цифровых технологий. В этом учебном году к нам присоединилось еще десять школ по всей стране. Вот и получается, что мы делаем что-то полезное не только для себя, но и для всей системы образования. 

– Еще одно мнение: частные школы позволяют себе определенные вольности в образовательном процессе и поэтому дети должным образом могут не подготовиться к экзаменам и ЦТ. 

 Это исключено. В нашем учреждении образования мы работаем строго в соответствии с действующим законодательством и Кодексом об образовании. Это значит, что наши учителя не пропускают ни одной рекомендованной темы и не отклоняются от той базы, которую требуется дать ученикам. Другое дело, что частные школы предоставляют возможности для дополнительного образования – кто-то делает акцент на языки или точные науки, а кто-то – на музыкальное направление. Для меня, к примеру, важно дать детям всестороннее и востребованное образование. Есть сведения, что 83% профессий будущего пока еще нам не известны. Однако мы точно знаем, что они будут иметь технологическую составляющую. Именно по этой причине мы открыли четыре направления, по которым наши ребята могут проходить подготовку – химико-биологическое, информационное, медиалингвистическое и художественное, но все – с приставкой «технологическое». У детей есть возможность попробовать себя везде и решить, что им подходит больше. 

– Некоторые родители полагают, что если они платят, то могут вмешиваться в учебный процесс – требовать более высокие оценки, возмущаться… 

– Возмущаться мы никогда не запрещаем (улыбается – прим. авт). Но родители должны знать: если не прислушиваться к мнению специалистов, результатов не будет. Наши оценки всегда максимально объективны – они отражают реальную картину способностей и старания детей. И никак иначе. Плюс не забывайте: у родителей всегда есть выбор – доверить ребенка нам или забрать документы. 

– Учеба в частной школе может сформировать у ребенка чувство, что он «особенный», лучше и выше по статусу, чем другие дети? 

– Все зависит от канонов, которые ему закладывают родители и учителя. И я, и мои педагоги в первую очередь учат детей тому, что относиться к другим нужно так же, как они бы хотели, чтобы относились к ним. На каждой встрече я не устаю напоминать ребятам: они должны быть благодарны своим родителям за возможность учиться здесь, за то, что папа и мама так старательно вкладывают в будущее своего ребенка. Когда об этом говоришь постоянно, подкрепляя примерами, дети мотают на ус.  

– Давайте поговорим о педагогах. Какие требования вы предъявляете к ним и может ли попасть в частную школу молодой специалист по распределению? 

– Я с удовольствием приглашаю молодых талантливых учителей и воспитателей в свою школу, даже ходатайствую за них в университете. Однако требования к ним у меня очень высокие. В первую очередь я ценю человеческие качества и умение работать с детьми. Те, кто приходит в эту профессию, должны быть педагогами от Бога. Я бы сказала, они должны быть духовно щедрыми, иногда даже в ущерб своей энергетики. Эти качества видны уже на этапе собеседования. И второй момент, конечно, учителя должны быть «гибкими», продвинутыми и профессиональными. Ведь даже молодые работники, которые приходят к нам, это не обычные выпускники вузов. У них уже есть за плечами немало регалий, участие в конференциях, олимпиадах. К примеру, некоторые наши педагоги английского – иностранные граждане, носители языка, которые получали образование в нашей стране. 

– Учителя из государственных школ много жалуются на огромное количество бумажной работы, которая отвлекает от образовательного процесса. А как у вас обстоят с этим дела? 

– Мы также не можем избежать работы с документами (показывает на свой стол, загруженный бумагами – прим. авт), другое дело, что мы стараемся основную ее часть переложить на сотрудников-методистов. Мне важно, чтобы педагоги занимались своими прямыми обязанностями. Судите сами: я настаиваю, чтобы учителя в обязательном порядке использовали дидактический материал, интерактивные методы обучения, ведь современные дети гораздо лучше воспринимают информацию, когда она подается не только на слух, но и визуально. А чтобы подготовить настолько разностороннюю подачу информации, нужно немало времени и сил. Пусть лучше они потратят их на это, чем на заполнение бумаг. 

– Такие серьезные требования не могут не отражаться на зарплате. Выше ли она в частных учреждениях образования в сравнении с государственными? 

– Не могу говорить за всех, но у нас однозначно да.  

– Но наверняка зарплата – не единственный повод, почему учителя хотят работать в частной школе. Что их еще привлекает?  

– Безусловно. Существует больше возможностей для того, чтобы творить и организовывать учебный процесс по своему усмотрению. Этому способствует в том числе и небольшая численность классов. Когда ты работаешь всего с 15 детьми, у тебя гораздо больше возможностей уделить каждому внимание. Соответственно, меньше времени тратится на проверку тетрадей с домашним заданием и контрольными. Но главный мотиватор, конечно, рост детей. При интенсивных занятиях учителя видят, как их ученики меняются, показывают потрясающие результаты. Это их вдохновляет. 

– В школах с этого года вводится должность руководителя по военно-патриотическому воспитанию. Вас это нововведение также коснулось? 

– Конечно. У нас ее занял учитель истории и обществоведения. Человек, служивший в армии. Я думаю, это правильное решение, ведь мы с детства должны не только учить ребят истории и объяснять, что представляют собой символы нашей страны – герб, флаг, гимн, но и прививать любовь и гордость за свою родину. Естественно, никаких перегибов быть не должно.  

– Ряд частных школ уже высказали свои опасения по поводу готовящего Закона «О лицензировании». А как вы к нему относитесь? 

– Это очень важный и нужный документ, скажу больше – я сама принимала участие в его разработке. Дело в том, что сейчас в соответствии нашим законодательством для работы частным садам и школам лицензия не нужна. Действует заявительный принцип — учредитель подает заявку и регистрирует учреждение образования. Те, кто планирует выдавать детям аттестаты за 9-й и 11-й классы, должны пройти аккредитацию. Это значит, что материально-техническая база, санитарные нормы, организация горячего питания и многое другое должно соответствовать нормам, прописанным в документах. Закон «О лицензировании» нужен для того, чтобы обеспечить одинаковое правовое поле для всех участников образовательного процесса, но в первую очередь – чтобы защитить детей и их родителей. 

Юлия КУЛИК

Фото Валерия КАРТУЛЯ