Общество и профсоюзы

«Предела совершенству нет»: Михаил Краснобаев о творчестве, витебском зрителе и семейной династии

Прийти в театр артистом и дорасти до должности худрука. Не об этом ли мечтают мастера профессиональной сцены? У художественного руководителя Национального академического драматического театра имени Якуба Коласа Михаила Краснобаева, который в ноябре отметил 60-летний юбилей, именно так всё и вышло.

Однако он считает, что руководящая должность несколько сдерживает самореализацию, а вот уход от актерства в режиссуру в свое время спас от творческого застоя.

– Все началось в 90-е годы, – вспоминает Михаил Краснобаев. – Общий кризис ощущался и в театре. Для меня лично он вылился в нехватку творчества. И тогда я предложил коллегам Валентину Цветкову, Елене Шарепченко, Геннадию Гайдуку и Юрию Цвирко поучаствовать в своего рода эксперименте – поставить спектакль. В качестве литературного материала мы взяли пролог к роману Владимира Короткевича «Нельга забыць». Я написал инсценировку. Так появился мой первый спектакль «Вераб’іная ноч».

– Но режиссерская профессия вынудила отказаться от актерства. Вы не жалеете об этом?

– Актер создает образ, а режиссер – мир. Да, это сложнее, но и в разы интереснее.

Часто творческие люди амбициозны. А мне куда в большей степени симпатичны те амбиции, которые порождают желание попробовать то, чего еще ни разу не делал. Думаю, именно это стремление двигало и меня к новой творческой профессии. А потом обстоятельства сложились так, что я попал на стажировку к Петру Фоменко. За работой мастера я наблюдал, уже имея солидный актерский багаж. Поэтому в моем сознании профессия режиссера довольно быстро «разложилась по полочкам». Кроме того, стажируясь в Москве, я посмотрел много спектаклей и приобрел богатый опыт. Фоменко тогда репетировал «Войну и мир», впоследствии за эту постановку он получил «Золотую маску». Мне же повезло наблюдать весь процесс: я видел, как мастер ищет, как готовит актеров. И, что было очень важно для приобретения внутренней уверенности, понял: даже мэтр находит решение не всегда с первого раза.

Михаил Краснобаев в роли Юрия Горова в спектакле «Вераб’іная ноч» по В. Короткевичу.

– И все-таки хоть иногда тянет на сцену? С самого начала вы были играющим режиссером.

– Да, в нескольких первых спектаклях я выступил как играющий режиссер. Но этот путь оказался не самым перспективным. На начальном этапе, пока творческая группа читает пьесу за столом, чувствуешь себя очень уверенно: произведение по-режиссерски разобрал, все знаешь и понимаешь. А потом выходишь на сцену и выкладываться нужно по полной. При этом переключаться, смотреть за партнерами. И хорошо выполнять две эти задачи одновременно практически невозможно.

В роли режиссера я проживаю жизни всех персонажей, каждую роль проигрываю внутренне. И этого мне хватает. Иногда показать актеру то, чего я от него хочу, проще, чем долго это объяснять. Возможно, кто-то из моих коллег посчитает такой метод плохим. Мол, надо подводить актера к тому или иному действию. Но некоторые вещи я безошибочно чувствую благодаря именно актерскому опыту и с удовольствием им поделюсь.

– Вам пришлось принять на себя художественное руководство театром. Как это отразилось на творческой работе?

– Художественный руководитель в некоторой степени администратор. Заняв должность, я столкнулся с большой проблемой, которая не чужда любому театру, находящемуся не в столице. Это – пополнение труппы.

Для того, чтобы творческий коллектив нормально функционировал, в его составе должны быть актеры и актрисы разных поколений. Сегодня в нашем театре остро не хватает представителей среднего поколения, особенно мужчин. Именно среднее поколение – костяк труппы, которому подыгрывают молодежь и старшие актеры.

Этот перекос со временем исчезнет, но чтобы его не было, труппу нужно постоянно пополнять, стимулировать людей оставаться в Витебске. Не секрет, что работа в столице может быть и более успешной, и более денежной: актеров приглашают на телевидение, радио, снимают в кино. Из провинции вырваться на киносъемки очень непросто – нужно выпасть из театрального репертуара на несколько дней, и это не всегда возможно. А если отказываешься от работы в фильме раз, второй, больше могут и не пригласить…

Поэтому из столицы выпускники БГАИ уезжать не хотят. Основным источником пополнения труппы становится Витебский колледж искусств.

В роли Борейко в спектакле «Пакахай мяне, салдацік!» (реж. Валерий Маслюк).

– Но в театре имени Якуба Коласа работает и ваша дочь?

– То, что Тамара решила стать актрисой, для меня было неожиданностью. Семь лет она занималась в Детской школе искусств классическим танцем и вдруг сказала: «Я хочу в театр». Выбор меня удивил, но я предложил директору взять ее на год, посмотреть, что может получиться. Ведь на сцену по блату попасть невозможно – свою актерскую состоятельность надо доказывать.

А доказать то, что она действительно может стать актрисой, помог случай. В репертуаре был спектакль «Чорная панна Нясвіжа» по пьесе Алексея Дударева. Накануне одного из показов заболела актриса, и Виталий Барковский, который на тот момент был художественным руководителем, срочно ввел на эту роль мою дочь. Спектакль я смотрел тайно, с четвертого этажа. Тогда и поверил в нее. Как оказалось, не зря.

– Бытует мнение, что актеры – часто непростые люди. Какие качества коллег важны для вас?

– В первую очередь, интеллигентность. Без нее в театре начинаются внутренние разрушения. Талантливый, но хамоватый актер легко может сломать общую творческую атмосферу. Ведь мы зависим друг от друга, и при этом все творческие люди очень ранимы. Театр – это коллективное творчество: чтобы сделать хороший продукт, в тесной связке работает много людей. И им всем должно быть комфортно. Без особого отношения друг к другу глупо надеяться на успех.

– Именно к такому идеальному театру нужно стремиться?

– Как говорил Андрей Тарковский, искусство – это тоска по идеалу. Я согласен с этим: предела совершенству нет, а в творческой работе – тем более.

Меня очень печалит, что современный театральный зритель теряет интерес к классике, люди охотнее идут на комедию. Актерам же нужен разноплановый материал. Но такой зрительский выбор предсказуем: мы живем не в самые простые времена, от искусства хочется позитива.

К 95-летию нашего театра я хочу поставить музыкальную комедию. Это будет спектакль «Целуй меня, Кэт» по либретто Сэмюэла и Беллы Спевак. А еще пьесу «Тиль Уленшпигель» Григория Горина. Это очень хорошая драматургия, которая в то же время нравится зрителю.

Виктория ДАШКЕВИЧ

Фото из архива театра имени Якуба Коласа