Общество и профсоюзы

«Приют незаметно стал «моим»: как инженер возглавила убежище для бездомных животных

Витебский приют для безнадзорных четвероногих – уникальный в своем роде. Это единственное государственное учреждение в нашей стране, где животные содержатся до тех пор, пока не обретут новых хозяев. А недавно здесь появился новый руководитель. Тоже уникальный.

Алла Прасолова получила высшее образование в Санкт-Петербургском государственном университете аэрокосмического приборостроения. Специалистов ее профиля в Беларуси – единицы. После вуза работала на Витебском заводе электроизмерительных приборов. Предприятие знавало разные времена, случались и вынужденные переводы работников в режим неполной занятости. Но непростое решение уйти Алла приняла все же не из-за этого.

Помощь – добровольная и незаменимая

Приют для бездомных животных вряд ли можно назвать местом для беззаботной работы. Из городского бюджета выделяют деньги лишь на зарплату персоналу и обязательные налоги. Об остальном учреждению нужно заботиться самостоятельно.

Но витебляне, не сговариваясь, пришли к идее коллективной заботы о братьях наших меньших и почти возвели ее в ранг общегородской. Пожалуй, нет таких предприятий, школ, учреждений, которые не проводили бы акции в помощь четвероногим обитателям приюта. Горожане собирают деньги, корм, медикаменты, старые вещи для подстилок, приезжают, чтобы выгулять собак или социализировать кошек, нарубить дров или скосить траву, покрасить заборы.

Городская акция по пристройству животных.

Совершенно особая каста – волонтеры приюта. Когда-то одним из них стала Алла Прасолова. С завидным постоянством она приезжала в учреждение по выходным, а иногда и после работы, чтобы погулять с собаками, и одновременно приучала младшего сына бережно относиться ко всему живому. Потом взялась вести аккаунты приюта в социальных сетях. Но чтобы сделать фотографии и рассказать о питомцах, нужно узнать их поближе. И вот тогда животные становятся «своими»: за каждого болит душа.

Прошло немного времени, и частыми гостями учреждения стала уже вся семья Аллы. Муж и старший сын Сергей чинили вольеры, перетаскивали будки, собирали по городу передачи для «хвостиков», а младший Артем выгуливал собак. Сама Алла начала ассистировать на операциях. А сколько маленьких или ослабленных животных побывало на передержке у них – не сосчитать.

– Приют незаметно стал «моим». В какой-то момент поняла, что «подсела» на волонтерство и оставить его просто не смогу. Хотя этот выбор – непростой. Я не из тех людей, у которых с течением времени вырабатывается здоровый цинизм. Мне тяжело пропускать через себя судьбы животных, но иначе не получается. Поэтому самой большой радостью за это время стало, когда новые хозяева присылают фотографию или видео счастливого питомца, ранее жившего в приюте.

Питомец приюта.

Неумение абстрагироваться привело к тому, что в семье Прасоловых постоянно живут несколько кошек. Они попали в гостеприимный дом разными путями. Одну Алла взяла с завода, чтобы стерилизовать и выпустить. Но кошка показала себя редкой умницей: позволила искупать, а потом сама отыскала в немаленькой квартире лоток. Еще одну – трехцветку не позволил отдать новым хозяевам младший сын. Черный кот увязался следом на улице. Его пытались пристроить, но так и не удалось…

По настоянию друзей

Животных в приюте почти вдвое больше, чем должно быть – порядка 300 душ. Когда прежняя его начальница Наталья Зубова ушла с должности, зоозащитники Витебска запаниковали: во главе учреждения могли поставить человека, который мог бы решить проблему перенаселения банальным усыплением.

Тогда Алле Прасоловой не позвонил разве что ленивый: ее уговаривали, просили, увещевали. Принять решение было непросто: уйдя с завода, инженер с редкой специализацией теряла в зарплате. Вдобавок ее квартира находится в 5-и минутах ходьбы от проходной, а приют разместился на окраине города, транспортное сообщение с которой весьма скромное.

Алла сдалась – подала резюме на открытую вакансию, заранее поставив условие слишком активным горожанам: в процесс не вмешиваться. Но претендентка на должность очень понравилась руководству «Спецавтобазы», под крылом которой находится приют, и получила приглашение приступить к обязанностям с 1 августа.

– У меня тогда будто гора с плеч свалилась, – призналась Алла. – Ведь я физически на заводе, а душой – в приюте. Поэтому очень благодарна директору ВЗЭПА Евгению Лядвину за то, что понял и отпустил.

Будем жить теперь по-новому?

– Нет, – категорично отвечает новая начальница приюта. – Я не собираюсь в корне менять систему. Напротив, мне бы очень хотелось, чтобы все хорошее, что было заложено Натальей Зубовой, в приюте осталось.

При этом Алла не скрывает: со временем планирует дать ход нескольким новым проектам. Но для того, чтобы с головой окунуться в эти идеи, нужно довести до ума то, что есть.

– Коллектив приюта – это люди, на которых я могу полностью положиться, – говорит она. – Главной проблемой вижу недостаток рекламы учреждения. Своих питомцев нам нужно показывать, причем не только в Витебске, но и в области. Ведь они здоровы, вакцинированы, а главное – стерилизованы. Мы готовы в том числе обсуждать вопросы доставки кошек и собак.

Щенок нашел хозяйку во время акции по пристройству.

По мнению Аллы Прасоловой, очень важно донести до каждого, что приют рассчитан только на животных из отлова. Пока же сюда с завидным постоянством подбрасывают котят и щенков от домашних любимцев. Казалось бы, все так просто: позаботься о стерилизации своего питомца и живи спокойно. Но такого понимания у витеблян пока, увы, нет. Вот и приходится всему коллективу убежища тратить силы и средства, которых, к слову, всегда не хватает, на выкармливание подкидышей, борьбу с занесенными заболеваниями.

На посту начальника приюта Алла Прасолова неполных 3 месяца, но уже видит перспективу развития учреждения, не боится планировать, генерировать идеи, которые улучшат жизнь четвероногих бродяг. А самое главное, когда спрашиваешь, как дела, она счастливо улыбается и выдыхает:

– Теперь уже совсем хорошо!

Виктория ДАШКЕВИЧ

Фото автора