Общество и профсоюзы

Профессия – лесопатолог: вылечить дерево и остановить короеда

Профи в защите леса от болезней и вредителей не готовят в специальных и высших учебных заведениях. Чтобы освоить это направление, нужно стать инженером лесного хозяйства и много времени проводить на зеленых участках.

Инженер-лесопатолог Лепельского лесхоза Витебской области Татьяна Демко – представительница настоящей «лесной» семейной династии. Ее дедушка Николай Андреевич был лесником, а отец Виктор Николаевич – мастером леса. Мама Таисия Викторовна работает лесоводом, а сестра Марина – начальником Вилейского опытного питомника. Вот и Татьяна сначала окончила Полоцкий лесной колледж, а затем заочно Белорусский технологический университет, получив специальность инженера лесного хозяйства. Сначала работала мастером леса на Логойщине, а в 2010 году вместе с мужем Андреем (к слову, лесничим) переехала в Лепель. Начинала инженером по лесовосстановлению, а затем заняла должность инженера-лесопатолога.

– Сложно было осваивать новую профессию? – интересуюсь я.

– Да она и не совсем новая, – поясняет Татьяна. – В колледже и вузе мы изучали основы лесной фитопатологии и энтомологии – самых важных для лесопатолога наук. В последнее время эта профессия особенно актуальна из-за участившихся лесных пожаров и роста насекомых-вредителей. Ее сложность – в высокой ответственности. Чем глубже вникаешь, тем больше появляется вопросов. Найти ответы помогают специальная литература, интернет, курсы повышения квалификации, консультации специалистов «Беллесозащиты» и, конечно, собственный опыт.

Основное рабочее место инженера-лесопатолога – в лесу. Эксперт обследует конкретные участки территории для оценки санитарного состояния, выявления вредителей и очагов болезней, получения сигналов об усыхании и ослаблении насаждений. Затем разрабатывает комплекс эффективных лесозащитных и лесохозяйственных мероприятий, направленных на оздоровление деревьев, сохранение и повышение их защитных и санитарно-гигиенических функций. И, безусловно, контролирует качество выполняемых работ.

Отличить здоровые насаждения от больных просто: первые – цветущие, дают хороший прирост и не повреждаются вредителями. А вот сухостои, язвы и трутовики на коре, поврежденные листья – верные признаки хворей. Тогда проводятся выборочные или сплошные санитарные рубки, уборка захламленности, используются и химические методы – лесхозы закупают необходимые препараты защиты от вредителей. А в качестве биологических методов, оказывается, используются даже искусственные гнездовья: в них поселяются птицы и тут же берутся за дело – уничтожают личинок и гусениц.

– Какие вредители сегодня особенно опасны? – спрашиваю у специалиста.

– Прежде всего короед, – говорит Татьяна Демко. – Его излюбленные места обитания – сосновые насаждения в возрасте от 40 и выше лет. Рыжая крона – верный признак присутствия этого вредителя. Мы обследуем лес и пока выявляем на своей территории единичные случаи повреждения вершинным короедом. Чтобы не допустить его размножения, рубим больные деревья, сжигаем их, а древесину вывозим из леса.

По словам лесопатолога, у каждого дерева – свой «враг». Например, осину любит осиновая златка, а березу – листоеды. Для каждой породы существуют и определенные виды болезней. Нередко специалистам лесного хозяйства приходится принимать оперативные решения для их лечения. Так, в июне прошлого года на территории Кащинского лесничества обнаружили гусениц обыкновенного елового пилильщика. Быстро провели наземную химическую обработку на площади 13 га, и культуры ели были спасены.

– Самый дорогой результат работы – видеть, как недавно больное дерево оживает и потом прекрасно себя чувствует, – признается Татьяна. – Или когда удается вовремя обнаружить вредителя и предотвратить его распространение.

Лесопатологом да еще экспериментатором Татьяна Демко «работает» и дома. Любимые места для опытов – плодовый сад и цветочные клумбы.

Любовь ТРАПЕЗНИКОВА