Общество и профсоюзы

Профессия – медиатор: как решать споры без победителей и проигравших

По сути, медиация в Беларуси начала развиваться в 2008 году в хозяйственных судах. Первыми урегулировать конфликт мирно пробовали предприниматели, и уже через 4 года половина исковых дел проходили через медиацию. Причем с ее помощью до 80% споров удавалось решить мирно. Так быстро это направление нигде не развивалось.

Термин «медиация» стал легитимным в нашей стране в 2014 году, когда был принят закон «О медиации».

«В переводе с английского слово означает «посредничество», — рассказала медиатор центра «Медиация и право», кандидат юридических наук, доцент БГУ Ирина Бельская. — Такой вариант, кстати, тоже использовался, но для нашего менталитета не очень подходил – сразу возникали ассоциации, скажем, с посредничеством во взяточничестве».

На первом этапе «медиацию» нередко путали с «медитацией», но к настоящему времени эта область знания уже довольно известна. К примеру, в вузах преподается «альтернативное разрешение споров», включающее не только медиацию, но и другие способы.

Мыслить креативно

Медиация — инновационный подход в урегулировании спора. Медиаторы, как и юристы, действуют в рамках правовых позиций, но при этом уделяют большое внимание интересам сторон. Например, почему выдвигаются те или иные требования, какие цели поставлены.

«Мы работаем с высокой степенью конфликта. И самый важный вопрос: как перестроить человека, который нацелен на борьбу? Для этого медиатору необходимо снизить все критические чувства и перейти к конструктивным переговорам, — уточнила Ирина Бельская. — При этом никто не остается проигравшим или победителем».

Сегодня медиация существует не только в судах. Сфера ее применения довольно широка: бизнес, строительство, образование, семейные отношения и т. д. Для развития как раз таки внесудебной медиации в 2010 году при Белорусском республиканском союзе юристов был создан центр «Медиация и право», который занимается подготовкой медиаторов – более 70% специалистов вышли именно отсюда.

Всего же в реестре Министерства юстиции насчитывается около 500 медиаторов. И это не обязательно юристы.

«Юристы были первопроходцами в этом направлении. Но сейчас у нас есть психологи, педагоги, строители, аудиторы, военные и даже несколько врачей, — отметила специалист. — Все они имеют базовое высшее образование и проходят дополнительное обучение медиации, которая, кстати, является междисциплинарной наукой и сочетает в себе психологию, конфликтологию и право».

Но не всякий профессионал сможет стать медиатором. К слову, за рубежом бытует мнение, что это элитная работа.

«Важное качество — любить людей и признавать за ними право быть собой, — пояснила Ирина Александровна. — Мне приходилось видеть медиаторов в других странах. Они выделяются своим креативом, не клишированным мышлением. И это тоже очень важно».

Любопытно, но все первые медиаторы в Беларуси были женщинами. Такая тенденция за небольшим исключением сохранялась года два. А сегодня и мужчины интересуются медиацией очень активно — гендерный баланс в профессии составляет примерно50 на 50.

Добровольное исполнение

С точки зрения международного подхода, для разрешения обычного конфликта достаточно 2–3 часов, то есть одной встречи. А судиться по тому же поводу можно минимум 2 месяца. Но иногда попадаются сложные дела, которые разрешаются поэтапно. В среднем — от 1 до 6 месяцев. Для сравнения: судебные тяжбы по таким конфликтам длятся по 3–5 лет.

«На каждой стадии медиации решаются свои задачи. В результате заключается соглашение, которое устраивает обе стороны. И наше законодательство уже придает ему существенные правовые последствия. В принципе, по многим вариантам оно имеет силу судебного решения, — рассказала Ирина Бельская. — Но если решение суда добровольно исполняют буквально в 7–10% случаев, то соглашение в медиации, по мировым данным, — в 80%. В нашей практике мирное урегулирование происходит в 99% случаев».

Однако, как уточняет Ирина Александровна, люди мало еще знают о таком способе решения споров. И зачастую у медиаторов много сил уходит на то, чтобы объяснить суть метода. Иногда приходится месяц работать с каждой из сторон, а потом за полдня они принимают решение и уже завтра его исполняют. Но бывают и немедиабельные случаи: например, нельзя договориться с душевнобольными, людьми с зависимостями.

Конфликт в комфортной обстановке

Медиация — процедура конфиденциальная. То есть все детали, которые выясняются во время встречи, не подлежат разглашению. Это одно из основных правил этики медиаторов.

Еще важно оставаться беспристрастным, но в то же время понимающим.

«Когда мы получаем заявку, то подбираем медиаторов исходя из стиля работы, — рассказала специалист. — Каждому делу подходит свой специалист. Даже обучение строится на том, чтобы устанавливать эмпатию – то есть важно чувствовать другого человека. Если участники спора попадают на «своего» медиатора, успешный исход гарантирован».

Медиатор не может поучать, морализировать и тем более повышать голос. Обстановка во время встречи должна быть комфортной.

«Нужно учитывать, что работать нам приходится в конфликтных ситуациях, что морально очень нелегко. В процессе обучения мы пытаемся справляться с этим. Но большую часть работы над собой должен проделывать сам медиатор, — заключила Ирина Бельская. — Я как-то задавала вопрос нашим специалистам, кем быть легче: скажем, адвокатом или медиатором? Единогласно все выбрали первый вариант. Соглашусь, что дело и вправду непростое. Однако удовлетворенность от успешно выполненной работы в медиации гораздо выше».

Ранее портал 1prof.by рассказывал о том, что в Минске реализуется пилотный проект по внедрению медиации в органах ЗАГС

Ирина ЯНУШКЕВИЧ

Фото автора