Общество и профсоюзы

Ржавеют ли подвиги? Кто он – первый Герой Беларуси

23 мая 1996 года военный летчик подполковник Владимир Карват ценой собственной жизни увел горящий самолет от деревень Барановичского района. За этот поступок он был удостоен звания Героя Беларуси.

Владимир Карват родился в Бресте в семье железнодорожников. Как позже скажут его друзья и знакомые, был обычным мальчишкой с Граевки (микрорайон в Бресте). В школе учился неплохо, но отличником не был. Зато настоящей страстью был футбол – играл виртуозно, наверняка, из него получился бы хороший спортсмен. Но Владимир мечтал о небе и распорядился своей жизнью иначе – после школы уехал учиться в Армавирское военно-авиационное училище. Стоит заметить, что с юности этому парню были присущи и лучшие человеческие качества. Его семья, сослуживцы отмечают, что Карват всегда был честным, принципиальным, ответственным, отзывчивым, деликатным. Отличало его и хорошее чувство юмора. И со спортом дружил до конца своих дней – мяч гонял все с тем же мальчишеским задором. Со своей будущей супругой Ниной познакомился еще в школьные годы: рядом с семьей Карватов жила бабушка девушки. На последнем курсе военного училища Владимир сделал Нине предложение, она ответила согласием и разделила с ним все тяготы службы, всегда волнуюсь за мужа. Поводом для волнения был каждый полет.

Домой, на Родину!

Изначально Карват служил на Дальнем Востоке. Через 13 лет, в 1994 году принял решение вернуться на родину. Служить попал в 61-ю авиабазу, дислоцировавшуюся в Барановичах.

– Здесь я немного успокоилась, – рассказывает вдова летчика Нина Карват. – На Дальнем Востоке он летал на старых 23-х МИГах, а тут ему достался новый самолет СУ-27. Правда, бытовые условия оставляли желать лучшего. Муж был в звании подполковника, его назначили начальником воздушно-огневой и тактической подготовки авиабазы, а жилья нормального для семьи не нашлось. Мы ютились в общежитии, которое располагалось прямо у взлетной полосы.

Все 2 года, которые подполковник Карват успел прослужить в 61-й авиабазе, семья с двумя детьми так и прожила в общежитии. Правда, у этого был свой плюс – на службу добираться не приходилось, она начиналась сразу за порогом дома.

– Муж не был суеверным, не было у него «забобонов», разве, как все летчики никогда не говорил «последний полет», всегда только «крайний», – отмечает Нина Кирилловна. – Но 23 мая 1996 года все же этот самый злосчастный последний полет случился…

Крайний стал последним

По воспоминаниям вдовы летчика, тот майский день был обычным, вернее, почти обычным. С утра Карват ушел на построение, а потом вдруг вернулся домой, просто так, без особой надобности, хотя это было запрещено. В тот день он возвращался домой несколько раз, что немало удивило жену. Она говорит, был молчалив, все время посматривал на нее и детей.

– У меня плохих предчувствий не было, – уверяет Нина Кирилловна. – Я была спокойна.

В 22.44 истребитель Карвата поднялся в небо, предстоял обычный учебно-тренировочный вылет. Летчику было необходимо отработать полет в облаках с большими углами крена, провести тактические приемы воздушного боя ночью на малых высотах в сложных метеоусловиях. Собственно, ничего сложного для опытного летчика. Но уже через 8 минут полета в кабине самолета загорелось табло предупреждения о падении давления в гидросистеме. Карват связался с землей и получил приказ прервать выполнение задания и вернуться на базу. Но у самолета отказала система управления. Пилот доложил об этом и получил новый приказ – катапультироваться. Время на это было, но летчик видел, что прямо под ним светятся окна жилых домов. Ничего не подозревающие сельчане после трудового дня намеревались отдыхать. И пилот принял решение спасать не себя, а людей. Карват пытается увести свой СУ от деревень Арабовщина и Малое Гатище Барановичского района. Сделать это ему удалось – самолет упал в поле за населенными пунктами. Когда местные жители и спасатели прибыли на место падения СУ-27, развалившийся на части самолет горел, Карват, крепко уцепившись за штурвал, сидел в уцелевшей кабине. Свидетели событий скажут: сидел, как живой. 

После разбирательств причин катастрофы стало известно, что все произошло из-за пожара, возникшего в отсеке левого хвостового обтекателя, который не был снабжен датчиками предупреждения о возгораниях. Огонь повредил провода системы сигнализации и электродистанционного управления, что и привело к потере управляемости самолета.  Сослуживец Карвата, ныне подполковник запаса, а тогда руководитель полетов 61-й авиабазы Александр Мурычин уверяет, что у летчика было время спастись.

– Имеющиеся у него в запасе 14 секунд он потратил на то, чтобы увести горящий самолет от населенных пунктов, – подчеркивает однополчанин.

Там, где живет память

Деревня Арабовщина, где погиб летчик, сегодня является собой симпатичный агрородок, где проживают порядка 600 человек. За 24 года, которые прошли с момента трагического события, здесь многое изменилось. Неизменным осталось одно – память о Владимире Карвате. К слову, именно жителям Арабовщины принадлежит инициатива увековечения памяти подполковника. В частности, Галине Ломской, которая тогда была директором местной школы. Решение установить памятник было принято всеми сельчанами. Правда, изначально возник вопрос, где его установить – в поле, на месте падения самолета или все же в деревне? Галина Ивановна была за то, что именно в деревне, которая находится рядом с оживленной трассой, что даст возможность любому приехать и поклониться подвигу человека, спасшего сотни чужих жизней ценой собственной. 

Жители Арабовщины сами предложили проект памятника – самолет, врезавшийся в землю. Была заказана копия СУ-27, на котором летал Карват. Церемония открытия монумента прошла в том же 1996 году. Тогда же и на месте гибели установили памятный знак – камень с табличкой. Однако благодарные жители Арабовщины были уверены, что этого мало. Они провели собрание и решили написали письмо президенту с просьбой увековечить память мужественного летчика на государственном уровне.

– Ответом нам был Указ Главы государства от 21 ноября 1996 года о присвоении Владимиру Карвату звания Героя Беларуси, – вспоминает Галина Ивановна. 

В память о подвиге летчика в его честь названы улицы в Минске, Бресте, деревне Арабовщина, сквер в Барановичах, его имя носят школа №182 в Минске и сш №8 в Бресте, где он учился. Там же есть музей Карвата. Второй открыт в 61-й авиабазе, где служил первый Герой Беларуси.

Семья Карвата после его гибели перебралась на родину, в Брест. С жильем помогли местные власти. Нина Кирилловна отмечает, что и сейчас в случае надобности, помогает именно горисполком. «Да еще помнит обо мне 115-й зенитно-ракетный полк, дислоцирующийся в Бресте», – дополняет вдова Героя, которая живет скромно: редко участвует в памятных мероприятиях, а если и бывает, то речи не произносит. Говорит, боль утраты все еще сильна, хотя и прошло почти четверть века. «Владимир был исключительным мужчиной, таких мало», – уверяет женщина. 

Галина СТРОЦКАЯ

Фото из открытых интернет-источников