Общество и профсоюзы

Ты же анестезиолог. Врач минской больницы рассказал все, что вам нужно знать о наркозе

1prof.by поговорил с анестезиологом-реаниматологом о том, может ли пациент проснуться во время операции, вызывает ли наркоз зависимость и особенностях профессии.

анестезиолог-реаниматолош

Все интересующие нас вопросы мы задали врачу-анестезиологу 1-й городской клинической больницы Максиму КАЧИНСКОМУ.

Про профессию

– Почему выбрали именно эту специальность?

– Работа в сфере реаниматологии и анестезиологии дает отличный врачебный опыт. Когда «скорая» привозит пациента в критическом состоянии, нужно действовать быстро и четко, потому что от этого зависит здоровье и жизнь человека. У других врачей обычно есть время подумать и проанализировать ситуацию.

Также на мой выбор повлияла семья. Я из врачебной династии: мама – кардиолог, папа – невролог, брат – хирург. На семейном совете решили, что нужно выбирать анестезиологию. Это востребованная профессия.

– Часто ли обращаются знакомые с просьбами «Ты же анестезиолог-реаниматолог, посоветуй» и о чем спрашивают?

– Про анестезиологию чаще спрашивают: не опасен ли наркоз для здоровья. Про реаниматологию немногие люди знают. Поэтому и не спрашивают. Так, например, у меня была знакомая, которая обратилась ко мне, потому что ее бабушке посоветовали врачи проконсультироваться у ревматолога. Она позвонила мне и попросила проконсультировать бабушку, перепутав с реаниматологией.

– Что особенного в работе анестезиолога-реаниматолога?

– В реанимации никогда не бывает скучно. К тому же 1 ГКБ находится в центре города, и на скорой помощи привозят людей с различными проблемами. Каждый случай по-своему уникален.

В целом реаниматология – нескучная специальность. Иногда пациенты бывают дезориентированы в пространстве, не понимают, где находятся, и пытаются убежать или даже выпрыгнуть из окна. Приходится постоянно быть начеку.

– Много ли среди анестезиологов-реаниматологов женщин и существует ли гендерное различие в этой специальности?

– Начнем с того, что в медицинском университете вообще больше женщин, потому что они более старательные и собранные.

Может быть, врачи-мужчины более спокойные, но особых гендерных различий нет. Главное – опыт специалиста. Что касается реаниматологии, то мужчинам здесь проще из-за физической силы: приходится часто переносить пациентов.

– Как пытаетесь расслабиться и восстановиться после сложных операций и дежурств?

– У каждого врача свой способ. Некоторым достаточно просто поспать. В моем случае – это спорт. Также нам помогает профсоюз приятными бонусами и развлекательными мероприятиями, чтобы сплотить команду и отвлечься.

– Как профдеформация отражается на врачах вашей сферы?

– Из-за стресса некоторые медсестры и врачи начинают курить. Правда, сейчас меньше обращаются к вредным привычкам. В молодом коллективе предпочитают спорт.

– Существуют ли опасности для здоровья в работе анестезиолога-реаниматолога?

– Да, специалисты нашей сферы первыми принимают на себя удар, потому что нам приходится работать с разными пациентами, в том числе с ВИЧ-инфицированными и больными туберкулезом. Компенсируются такие условия более продолжительным отпуском и спецпитанием.

Из-за постоянного взаимодействия с различными веществами анестезиологи раньше стареют. Также недавно в интернете прочитал статью, что у многих анестезиологов-мужчин чаще в семье появляются дочки. Происходит это из-за вещества севорана, который используется при анестезии, и врачи могут его случайно вдохнуть. Однако это еще недоказанный научно факт. К слову, у меня как раз-таки дочь, но не знаю, связано ли это.

– Вы упомянули, что у вас есть дочь. Если она захочет работать в медицине, вы бы подтолкнули ее к развитию в сфере анестезиологии?

– Скорее бы я посоветовал пойти в стоматологию. В этой сфере работает моя жена. Но лучше, чтобы она сама решила.

– Кроме напряженного графика работы, вы еще успеваете заниматься активно спортом, являетесь председателем молодежного совета и ведете активную профсоюзную деятельность. Откуда берете столько энергии?

– Просто стараюсь оставаться оптимистом по жизни.

Про анестезиологию и реаниматологию

– Расскажите, что такое наркоз?

– Наркоз – это один из видов анестезии, который помогает сделать пациента невосприимчивым к внешним раздражителям. С научной точки зрения, термин «наркоз» используется, если речь идет об обезболивании всего тела с временным отключением сознания. Если же мы говорим о подавлении болевых ощущений на конкретном участке тела с сохранением мыслительного процесса, то используется другой термин – «местная анестезия».

– Могут ли пациенты под общим наркозом слышать, что говорят во время операции врачи?

– Иногда приходилось сталкиваться с такими историями от пациентов. Но, мне кажется, они путают. Скорее пациенты что-то слышат на момент пробуждения, когда приходят в себя и с ними общается анестезиолог: они могут принять это за разговоры во время операции.

Если наркоз сделан по всем стандартам, то пациент ничего не помнит и для него эта операция проходит как один миг.

– Существуют ли противопоказания для анестезии?

– Если это экстренное оперативное вмешательство, то противопоказаний быть не может, потому что нужно быстро спасать жизнь человека, например, при разрывах внутренних органов после аварий, внутричерепных гематомах и других. При запланированном вмешательстве, как правило, все важные показатели, которые могут повлиять на ход операции, проверяются и стабилизируются заранее. Также последний прием пищи и любой жидкости должен быть за 6 часов до планируемого наркоза или операции. На фоне анестезии возможна рвота и жидкость с пищей может попасть в легкие, что очень плохо.

– Во время общей анестезии человек может дышать самостоятельно?

– Нет, потому что его мышцы тела парализуются: дыхательная мускулатура не работает в полную силу, и легкие не дышат. Поэтому для вентиляции легких используется ИВЛ-аппарат (искусственная вентиляция легких), который «дышит» за пациента. Анестезиолог встречается за день с пациентом, где обсуждаются все детали операции и вид анестезии.

Чем занимается анестезиолог во время операции?

– Анестезиолог следит за общим состоянием человека: есть ли болевые ощущения, трудно ли дышать. Он находится постоянно рядом и смотрит, чтобы пациенту было не больно и он не просыпался.

– Может ли быть зависимость от наркоза?

– У обычного человека – нет. Однако те, кто принимает обезболивающие, в составе которых наркотические вещества, подвержены зависимости.

– Галлюцинации могут появляться из-за наркоза?

– Бывают случаи, но очень редко. При внутривенном наркозе используется кетамин, который может вызывать искажения в восприятии пространства и времени.

 

Дарья ЗИМАК

Фото из открытых интернет-источников

Контакты
Адрес:
220126, г. Минск,
пр.Победителей, 21
Телефон/Факс:
+375 17 328 49 67
Время работы:
ПН-ЧТ: 08:30 – 17:30
ПТ: 08:30 – 16:15