Общество и профсоюзы

В 1980-х годах Беларусь ежегодно принимала более 10 миллионов гостей

Николай ЧИРСКИЙ был одним из тех, кто встречал многочисленные туристические поезда, прибывавшие на железнодорожный вокзал столицы из всех уголков СССР. За долгие годы работы экскурсоводом в системе белорусского профсоюзного туризма он лично провел тысячи познавательных экскурсий по родной Беларуси и как никто знает все тонкости профессии.

Николай Чирский – председатель Белорусского общественного объединения экскурсоводов и гидов-переводчиков. Автор страноведческой литературы по нашей республике, в том числе издания «Беларусь туристическая». С 1973 по 1994 годы работал штатным экскурсоводом Минского бюро путешествий и экскурсий, входившего в Белорусский совет по туризму и экскурсиям (сегодня туристско-экскурсионное унитарное предприятие «Беларустурист» ФПБ).

– Признаться, Николай Арсентьевич, цифрами вы удивили… Неужели такое количество туристов приезжало в республику?

– Минск, чтобы вы знали, во времена Союза котировался среди советских туристов наравне с Ленинградом и Москвой. Чтобы только побывать в нем, люди соглашались жить в загородных пионерских лагерях, на турбазах. Вот если бы нам вернуться к этим цифрам… Но, думаю, они недосягаемы.

Минск в советские времена: площадь Победы.

– В отличие от неискушенных советских граждан, современного путешественника нам сложно чем-либо удивить. Во время войны было разрушено столько архитектурных памятников. Что показывать?

– Тот, кто так думает, плохо знает свою страну. Мы уникальное европейское государство со славной историей. В советские времена нас учили, что история Беларуси началась с 1917 года. До этого времени что было на этих землях – неизвестно. А ведь здесь тысячу лет жили люди. Полоцкое княжество входило в состав крупного политического и экономического Ганзейского союза (прототипа современного Евросоюза), возникшего в середине XII века. Полоцк и сегодня наряду с Великим Новгородом, Псковом, Смоленском входит в состав Ганзейского союза Нового времени (международное культурное содружество городов. Прим. авт.).

Другое дело, что у нас действительно мало отреставрированных объектов – таких как Мирский замок, Несвижский. Остальные требуют немалых вложений. Взять хотя бы Жиличский дворцово-парковый ансамбль. В XIX веке он слыл одним из самых больших и красивых. В нем прекрасно сохранились росписи до потолка. Но его тоже нужно реставрировать.

Сейчас восстанавливают замок Сапегов в Ружанах. Уже обновлены центральные въездные ворота – Брама, воссозданы боковые флигели. И сегодня Ружанский замок частично открыт для туристов.

Кроме того, у нас под Минском есть такие же дворцы, как и под Санкт-Петербургом…

– Вы имеете в виду так называемое «Золотое кольцо» Минска?

Да, но все они требуют реконструкции. В Смиловичах, например, сохранилась усадьба Манюшек–Ваньковичей второй половины XIX века. В Прилуках стоит прекрасный дворец Чапских. Кароль Ян Чапский, будучи головой Минска, многое дал нашему городу. При нем впервые здесь появились электростанция, городской театр (ныне театр им. Янки Купалы. Прим. авт.), трамвай-конка, мощеные улицы, телефонная станция. Он открыл городские бани, благотворительные столовые, городской ломбард, два училища и женскую гимназию, публичную библиотеку. Но, думаю, минчане мало знают об этом человеке. В прилукском дворце Чапских, кстати, сегодня находится НИИ охраны растений, который разместили там после войны.

Усадьба Манюшек–Ваньковичей в Смиловичах.

Конечно, мы, экскурсоводы, понимаем, что на восстановление многих дворцов и усадеб нужны огромные средства. Туристам объясняем, что Беларусь – молодое государство и пока не в состоянии реконструировать все свое историческое наследие. При всем этом не могу не сказать о том, что во многих случаях местным властям вполне было бы по силам привести в порядок территорию вокруг таких объектов. Например, расчистить дорожки, скосить траву.

– Экскурсоводы рассказывают любопытные факты, о которых ничего не написано в учебниках по истории. Раскройте секрет: где вы черпаете такую информацию?

– Года два или три назад я слушал молодого экскурсовода, который рассказывал туристам, что памятник Ленину у Дома правительства в Минске облицован гранитом, который сняли с надгробных плит на еврейском кладбище. Ныне это район стадиона. Я спросил: откуда он это узнал? Отвечает, что, мол, старые минчане рассказали. Во-первых, старых минчан уже не осталось. Сегодня в столице живет поколение тех, кто приехал сюда из деревень в послевоенные 1950–1960-е годы, как, собственно, я сам. Население Минска до войны составляло 260 тысяч человек, а после осталось 50 тысяч. И все они уже практически ушли из жизни или находятся в очень преклонном возрасте. Во-вторых, материал любой экскурсии должен быть научно обоснован. И здесь можно основываться только на теориях наших белорусских ученых. Лично я доверяю только авторитетным авторам, таким как Адам Мальдис, и обращаюсь к книгам, которые изданы Академией наук.

 

В 80-х годах белорусские туристы с удовольствием путешествовали на теплоходе «Василий Суриков» по Волге.

– С вашей точки зрения, кто лучший экскурсовод – краевед-любитель или профессиональный историк?

– Ни тот и ни другой. Экскурсионный туризм – элитный, поэтому им должны заниматься хорошо подготовленные люди. Люди платят немалые деньги за экскурсии, и недопустимо, чтобы они получали взамен некачественные услуги. Наша проблема в том, что все хотят стать экскурсоводами и гидами-переводчиками. А нужны профессионалы. Существует специальная методика проведения экскурсии, но молодежь ее, к сожалению, не знает. В советское время на экскурсоводов учили 9 месяцев. Еще три месяца человек проходил стажировку у опытного коллеги. За это время стажер писал свой индивидуальный текст экскурсий, который контролировал наставник. К такой практике подготовки специалистов экскурсионного дела хотелось бы вернуться. И первые шаги в этом направлении уже сделал Республиканский институт высшей школы (РИВШ), подготовив совместно с общественным объединением экскурсоводов и гидов-переводчиков подобный образовательный проект. Уже с нового учебного года на базе РИВШ будут готовить профессиональных экскурсоводов и гидов-переводчиков.

Сотни советских путешественников останавливались и в профсоюзной гостинице «Турист».

– Николай Арсентьевич, а в чем отличие профессий экскурсовода, гида-переводчика и сопровождающего гида?

– Согласно существующим в нашей стране квалификационным требованиям, разработанным Министерством труда и социальной защиты, экскурсовод – специалист, который проводит экскурсии на родном (белорусском, русском) языке. Гид-переводчик работает с иностранными группами. Сопровождающий гид – это руководитель туристической группы. Как правило, он сопровождает туристов во время зарубежных путешествий. На маршруте он обязан давать путевую информацию о той стране, которую проезжает экскурсионная группа.

Николай ЧИРСКИЙ провел тысячи познавательных экскурсий по родной Беларуси.

– Вы говорите о том, что многим нашим экскурсоводам не хватает специальной подготовки. Но каждый ли желающий может освоить экскурсионное дело? Какими качествами должен обладать профессионал?

– В первую очередь человек должен быть коммуникабельным, доброжелательным к людям, хорошо знать тему, о которой говорит. Ведь то, что он рассказывает во время экскурсии, – лишь половина знаний, остальные 50 процентов позволяют ему отвечать на вопросы экскурсантов. Так что экскурсоводу необходимо учиться каждый день. Помню, когда во времена Союза работал штатным экскурсоводом в Минском бюро путешествий и экскурсий, нас каждый месяц слушали методисты бюро. Они делали замечания, мы исправляли свои огрехи и тем самым совершенствовали мастерство, делая экскурсии более интересными и профессиональными. Сегодня вот уже 25 лет, как мы не знаем, что говорят 1500 белорусских экскурсоводов и гидов-переводчиков на своих маршрутах. И это, считаю, неправильно. Нельзя оценить экскурсовода до того как его послушаешь. Это сродни театру: мы ничего не можем сказать о мастерстве актера, пока не увидим его на сцене.

 

Современный Минск по-прежнему привлекает туристов из разных стран.

– Вы в профессии уже более 45 лет и застали времена, когда Беларусь принимала миллионы туристов. Сегодня их значительно меньше, но гости по-прежнему с удовольствием к нам приезжают. С вашей точки зрения, изменился ли за это время сам турист?

Он стал более требовательным. И не только к условиям проживания, обслуживанию, экскурсионной программе, но даже к тексту экскурсии. К примеру, многие россияне еще до поездки в нашу страну самостоятельно изучают историю тех объектов, которые собираются посетить. Они сравнивают исторические факты, анализируют. Особенно это касается туристов в возрасте. Ведь в советские времена мы говорили только о том, что у нас одна страна СССР, а значит, общая история. Мы не рассказывали о том, что до 1795 года наши земли входили в состав Великого княжества Литовского. И только после 3-го раздела Речи Посполитой эта территория вошла в состав Российской империи. Поэтому нам, современным экскурсоводам, чтобы отвечать на многие вопросы туристов, необходимо хорошо знать историю не только Беларуси, но и России, других соседних стран. Словом, принимая гостей, нужно соответствовать их высоким требованиям во всем, что касается предоставления туристических услуг.

Юлия ФЕДОТОВА

Фото Виталия ГИЛЯ, Эдгара ЧЕХОВИЧА, а также из личного архива Николая ЧИРСКОГО