Федерация профсоюзов Беларуси: «Мы — вместе!»
$ 2.122
2.405
100 ₽ 3.187
:

Непросто сладить с ладом

Непросто сладить с ладом

Общество и профсоюзы17 февраля 2017 в 08:49

Почему музыкальные инструменты «ориентируются» на ноту «ля», а их настройщики настраиваются на минорный лад?

news_prev

Среди множества профессий есть такие, для освоения которых нужно обладать определенными природными данными. К примеру, парфюмер – «композитор» ароматов – должен уметь различать не менее 250 натуральных и 1500 синтетических запахов. В мире таких людей насчитывается не более 200. А отличительная черта дегустатора вин – память на запах и вкус различных виноградных напитков. Такой способностью могут похвастаться не более 15% представителей всего человечества.

Настройщику же музыкальных инструментов необходимо иметь уникальный слух, позволяющий отличать ноту «до» от ноты «ре» и уж тем более – от ноты «ля», поскольку именно она должна безупречно звучать при настройке.

Слышать и думать

– Своя частота звучания есть у каждой ноты, но за эталон в мире принята частота ноты «ля», – поясняет настройщик-реставратор музыкальных инструментов Могилевской государственной гимназии-колледжа искусств Василий Проявенко. – Но эта величина непостоянная: лет 30 назад она составляла 440 колебаний в секунду, еще раньше – 370, а сегодня камертон настраивают на 442 колебания в секунду. То есть с годами «ля» стало звучать выше.

По словам Василия Ивановича, звук нот надо не просто знать и помнить, но и уметь передать музыкальному инструменту.

– Настройщик также должен многое уметь делать руками, понимать свойства дерева и металла, – продолжает собеседник. – Ведь часто приходится изготавливать детали для ремонта, уточнять или изменять их положение относительно друг друга, усиливая или ослабляя их соединение. Словом, важно уметь еще и думать.

Азам профессии Василий Проявенко учился у своего отца – по окончании школы работал вместе с ним в мастерской по ремонту музыкальных инструментов. После развала Советского Союза, когда количество клиентов уменьшилось и мастерская закрылась, Василий подался в индивидуальные предприниматели.

– Работу находил лишь благодаря прежним наработкам, поскольку приходилось обслуживать школы всей области, – рассказывает он. – И все же хотелось стабильности, поэтому в 2000-м устроился в гимназию-колледж. Обслуживаю также музыкальные школы района.

Поем фальшиво

Сегодня настройщик чаще всего имеет дело с инструментами 50–60-х годов прошлого века. В частности, с пианино «Беларусь», которые производились в Молодечно, были популярны в СССР и поставлялись более чем в 100 стран мира, включая Японию и Канаду. Новые инструменты в основном импортного производства и слишком дорогие, поэтому люди сейчас в основном приобретают «старину». Практически не обновляется инструментальная база и в музыкальных школах.

– Нередко на одном инструменте занимаются три человека, а срок жизни у баяна и аккордеона, к примеру, всего 10–15 лет, у пианино – 25, – замечает мастер. – Более того, если раньше в музыкальных школах все инструменты обязательно настраивались раз в год и средства на это выделялись из бюджета, то сейчас – раз в 5–6 лет. Средства на эти цели не выделяются, а собственных у школ нет. Такая же ситуация в детских садах и общеобразовательных школах. Между тем музыкальные занятия с детьми проводятся, но из-за неправильно настроенных инструментов у малышей может формироваться неверный музыкальный слух: слышат они, к примеру, ноту «ре», а учитель называет ее «ля». Это равносильно тому, как если бы первоклассника обучали грамоте, путая буквы алфавита.

На что настраиваться?

Таким образом, профессия настройщика вроде бы востребована, но платить за работу мастера нечем.

– Часто и долго эксплуатируемый инструмент нередко нуждается не только в настройке, но и в ремонте, – говорит Василий Проявенко. – Физически изнашивается пианино, каждая из струн которого (а их десятки) имеет натяжение 75 кг. Либо рвутся меха у баяна или аккордеона. Для их восстановления требуется тонкий кожзаменитель – дерматин, комплект которого для одного инструмента стоит 70 евро (во времена Союза такой материал выпускали внутри страны и он стоил копейки). А многие запчасти и вовсе приходится делать своими руками.

К слову, ставка настройщика-реставратора музыкальных инструментов невысока – всего 100 рублей.

– Я не бедствую, конечно, поскольку есть возможность зарабатывать дополнительно, но молодежь уже не хочет обучаться этой профессии, – говорит мастер. – Мои сыновья, к примеру, наотрез отказались. Еще и потому, что профессия вредная: музыка, звучащая с утра до вечера изо дня в день, сказывается на качестве слуха, а в берушах работать невозможно. Но я о сделанном выборе не жалею. Ведь столько интересных инструментов довелось в руках подержать! Так, в конце 1970-х мы с отцом реставрировали уникальный инструмент начала XIX века – пианино и фисгармонию в одном, как говорят, флаконе, – вывезенный из Германии после Великой Отечественной. Звучать он может и одновременно как орган и пианино, и раздельно. Удивительная вещь!

Василий Проявенко любит работать и для души. Сейчас занимается реставрированием тульской гармони «Любительская». Она изготовлена вручную, украшена перламутром.

– В инструменте износились клавиши и меха. Кто-то выбросил, а я привожу в порядок, – поясняет собеседник. – Авось еще будет востребована. Хотя, признаться, надежды мало, потому что на смену живой музыке пришла электронная, в которой нет души инструмента и музыканта. И людей это, похоже, устраивает…

Елена ЮШКЕВИЧ

Фото автора

Газета «Беларускі час»

Читайте также

Последние новости