Федерация профсоюзов Беларуси: «Мы — вместе!»
$ 2.122
2.405
100 ₽ 3.187
:

Доспешных дел мастер: «Даже знатоки путают мои вещицы с подлинниками»

Доспешных дел мастер: «Даже знатоки путают мои вещицы с подлинниками»

Общество и профсоюзы11 сентября 2018 в 11:51

За границей Сергей Нурматов популярнее, чем в родной Беларуси. Эксперты высоко оценивают исторические реликвии, созданные могилевчанином вручную. Исколесившие десятки стран, домой они так и не возвращаются – хранятся в музеях.

undefined

«Гастроли» современных артефактов расписаны буквально по дням, а сам мастер по праву считается одним их лучших европейских платнеров (мастер, который производит рыцарские доспехи).

50-килограммовый «костюмчик»

По качеству и подвижности экспонаты, которых в уникальной коллекции Нурматова более 250, не хуже работ профессионалов древности. Повторить подобное – вряд ли кому под силу. «Ловкость рук и никакого мошенничества», – шутит умелец и с легкостью открывает секрет «рождения» рыцарских доспехов и вооружения Западной Европы XVI–XVIII веков. Говорит, основное волшебство происходит в его мастерской.

Шедевры появляются с помощью нехитрых инструментов – молота, зубила, металлических вытяжек и деревянных колодок.

– Даже дрелью не пользуюсь, – уверяет реставратор. – Полностью ручная работа – точь-в-точь, как в старину. Знатоки некоторые мои вещицы путают с подлинниками: загадка в пластичности доспеха. Настоящая броня должна быть такой, чтобы воин не сгибался под ее массой, а свободно скакал на коне, размахивал мечом и в 50-килограммовой амуниции бегал, как в спортивном костюме. Многие не верят, что подобное возможно, пока не примерят «мужской наряд».

К слову, кустари, «одевающие» армию, существовали всегда, а «штучный товар» на то и единичный, чтобы при своей жизни снискать славу и купаться в почестях. Например, как титан доспешного искусства Кунц Лохнер. Мастер трудился и день, и ночь, снабжая «железными платьями» сугубо короля и его свиту.

Творец по сути

Взявшись за новое хобби, наш талантливый современник равнялся только на подобные примеры из прошлого. Стать лучшим в старинном ремесле с техническими возможностями, доступными сегодня, наверное, еще сложнее, чем 4–5 веков назад.

– По сути я творец, однообразие быстро надоедает. Наскучило и собирательство оружия, поэтому перешел к созиданию – кардинально новая для меня ипостась. Стучал и гнул металл по 4 часа ежедневно без выходных – спустя полгода сделал реконструкцию 10 комплектов доспехов пехотинцев и кавалеристов XVI–XVII веков и сразу же организовал выставку в Могилевском краеведческом музее. Неподдельный интерес публики вдохновил на продолжение – и я принялся за аксессуары, – рассказывает Сергей.

К созданным латным рукавицам, аркебузам и сабатонам «Медвежья лапа» и «Коровья морда» из личной коллекции добавились образцы отреставрированного оружия: готические шестоперы, чеканы, гусарская сабля, кинжал милосердия, рапира «Паппенхаймер», кабаний меч…

Особенно гордится Нурматов авторским доспехом короля Испании Карла Пятого – императора Священной Римской империи. В мире всего два таких комплекта: в Мадриде – оригинал, у могилевчанина – точная копия.

В эпоху идальго

Сергей признается, процентов 20 от потраченного в мастерской времени уходит на изготовление доспеха, остальные 80 – кропотливый труд по долгой и выверенной подгонке «платья» под фигуру человека. Оказывается, живущие в эпоху Средневековья рыцари не могли похвастаться статью и высоким ростом – всего полтора метра при весе амуниции от 10 до 50 кг. Самыми легкими считались гусарские доспехи, а турнирные с оружием и прочей замысловатой экипировкой к массе воина прибавляли хороших 70 килограммов. Груз платнеры той эпохи распределяли виртуозно, он практически не ощущался. Идальго двигался, будто в тряпичном плаще.

– Доспехи Ренессанса были настолько мощными, что на 80 процентов застраховывали от пулевого ранения, – говорит собеседник. – Безопасность воина в ту пору, когда появилось огнестрельное оружие, зависела именно от пластичности доспеха. Мои долгие и усердные эксперименты помогли добиться невероятного результата: созданные вещи с анатомической достоверностью повторяют изгибы человеческого тела. Смотрятся так, словно их только что сняли с рыцаря.

Историческая ценность

Кстати, цена изделия напрямую зависит от толщины и качества металла, его полировки, историчности обмундирования в целом. Соорудить экспонат дороже 25 тысяч долларов платнеру из Могилева пока не удавалось. Зато у коллег-мастеров есть экземпляры, которые в несколько раз превосходят по цене и достоверности, то есть «костюмчик» не только сидит как влитой, но еще и в комплекте с родными аксессуарами. Иными словами, если в мире примерно миллион оригинальных «платьев», то лишь пятая часть представлена целиком – с перчатками и шлемом. Большинство (тысяч 800) все-таки сборка, с деталями из разных эпох.

– На самом деле на свете немало людей, кто всерьез увлекается реконструкцией, – считает мастер. – Так, в Испании рыцарские доспехи штампуют в промышленных объемах и украшают ими интерьеры гостиниц, ресторанов и загородных поместий. Благо позволяет современное оборудование – литье и прессы. Такие вещи не имеют исторической ценности, только эстетика. Я же изначально преследовал другую цель. Думаю, получилось.

Виктория БОНДАРЧИК

Фото автора и pln-pskov.ru

 

Последние новости