Федерация профсоюзов Беларуси: «Мы — вместе!»
$ 2.173
2.478
100 ₽ 3.178
:

Тяжелая ноша: чтобы не остаться без работы, слабовидящий вынужден рисковать здоровьем

Тяжелая ноша: чтобы не остаться без работы, слабовидящий вынужден рисковать здоровьем

Общество и профсоюзы6 ноября 2019 в 10:30

Семь километров пешком до Плещениц, потом – автобусом до Логойска чуть больше 20 км, затем – 40 километров до Минска. Такой путь дважды в неделю с 20-килограммовой сумкой в руках должен проделать житель деревни Октябрь Леонид Гроховский – иначе потеряет работу.

undefined

Проблема в том, что носить нелегкий багаж Леониду Бронеславовичу категорически запрещено из-за инвалидности по зрению. Он различает лишь движение руки у глаз.

«Зрение ухудшалось стремительно…»

К нам на «горячую линию» едва ли не каждый день поступают звонки из всех уголков страны. Но Леонид Гроховский решил не полагаться на телефонный разговор и сам приехал в редакцию, чтобы рассказать о своей проблеме.

– Мне еще не было и года, когда воспалилось среднее ухо и температура поднялась до 40 градусов. Врачи районной больницы развели руками и отправили в областную. Жар спал лишь после того, как резко «прорвало» ухо. Думаю, это стало первой причиной быстрой потери зрения, – считает Леонид.

Уже в первом классе его специально садили за первую парту, а в третьем он надел очки. Видел плохо, что, впрочем, не помешало выучиться на бухгалтера и почти 18 лет проработать в совхозе «Спутник» в Плещеницах.

– Летом 2000-го у меня случился инсульт – потерял сознание прямо в кабинете, – продолжает свой рассказ Леонид Бронеславович. – Чтобы поправить здоровье, договорился о путевке в санаторий. И когда уже все было решено, руководитель отказался меня отпустить. Я так разозлился на него, что даже уволился. Впрочем, в любом случае больше по профессии работать не смог бы: зрение стремительно ухудшалось.

На операцию Гроховский долгое время не решался. Во-первых, боялся – его мать ослепла после похожей операции. Во-вторых, стоимость лечения в платной клинике составляла на тот момент порядка 1000 долларов в эквиваленте за один глаз.

– На 10 лет я остался без работы, – вздыхает Леонид Бронеславович. –Мне предлагали место бухгалтера, сторожа, вахтера, но я говорил: это же смешно! Сторож, который не видит? Приходи – бери, что хочешь. Поэтому ходил на бурелом, заготавливал дрова, а еще продавал яблоки из собственного сада. На это и жил.

Ничего тяжелее 5 кг

Около 8 лет назад Гроховский устроился слесарем-сборщиком на предприятие «Светоприбор» в Минске. Напомним, что принадлежит оно общественному объединению «Белорусское товарищество инвалидов по зрению» и являет собой пример социально ориентированного бизнеса. О значимости этого завода ярко свидетельствует следующий факт: одна дорогостоящая технологическая линия смогла бы заменить 500 человек, занятых на сборке. И это было бы рентабельно, но полтысячи белорусов тогда остались бы без дела, зарплаты и главное – без ощущения востребованности.

Так как Леонид Бронеславович проживал не в столице, ему предложили надомный труд. С тех пор ежедневно по 8–10 часов в день он собирал детали и дважды в неделю отвозил их на предприятие.

– Расстояние от моего дома до завода – порядка 90 километров, – замечает наш собеседник. – Регулярного автобусного сообщения у нас нет. Ходит междугородний транспорт, однако на него бесплатный проезд для инвалидов не распространяется. Я старался ездить реже, но это означало, что за раз мне нужно было доставить груз весом 20–24 килограмма. Мой врач, когда узнал об этом, ужаснулся. Сказал, что я не должен поднимать ничего тяжелее 5 килограммов – иначе может оторваться глазной нерв. Опасаясь страшных последствий, я стал просить своих сыновей, которые живут в Дзержинске, возить детали вместо меня. В итоге около 100 рублей при средней зарплате 380 уходило исключительно на бензин и доставку. Самое обидное, что минчанам, выполняющим ту же работу, детали привозят прямо в квартиру. Считаю такое положение дел несправедливым.

Экономически невыгодно

Директор «Светоприбора» Константин Конойко о ситуации знает. Однако максимум, что он может предложить, – расторгнуть трудовой договор.

– Доставка деталей и готовой продукции иногородними работниками осуществляется путем самовывоза в связи с большими транспортными расходами, – объясняет он. – Проще говоря, нам экономически невыгодно отправлять автобус по деревням: бензин будет стоить дороже изделий. При этом отмечу, что часы, затрачиваемые на получение и сдачу готовой продукции, включаются в рабочее время и оплачиваются из расчета тарифной ставки выполняемых работ. При трудоустройстве Леонид Гроховский был ознакомлен с такими условиями и подписал соответствующее заявление.

Вроде бы все правильно, но что делать человеку, который умеет и готов работать, но обстоятельства складываются против него? Возможно, для людей с инвалидностью в социально ориентированном государстве нужно делать чуть больше, чем строить пандусы и подъемники? Даже если это не очень выгодно.

Юлия КУЛИК

Фото из открытых интернет-источников и носит иллюстративный характер

Последние новости