Стиль жизни

Белорусский ученый Павел Лобацевич о физике, Instagram и школьном образовании

А также о законах физики, которые нарушают создатели супергеройских фильмов.

Все самые интересные вопросы мы задали аспиранту физического факультета БГУ Павлу Лобацевичу.

– Как вы относитесь к популярному ситкому «Теория большого взрыва»?

– Это достаточно интересный сериал, который показывает жизнь ученых весьма правдоподобно. Прототипы главных персонажей «Теории большого взрыва» можно найти в любом ученом сообществе. Но любимого персонажа у меня нет.

Нужно заметить, что в сериале нет сильных противоречий с действительностью, как, например, в супергеройских фильмах.

– Можете рассказать о законах физики, которыми чаще всего пренебрегают авторы современного кино?

– Например, в фильме «Мстители: финал» рассказывается о теориях взаимодействия со временем, которые не подходят ни под одну современную научную гипотезу. Также герои этого блокбастера попадали в космос и спокойно это переносили. Такого быть не может. У человека в открытом космосе есть только одна минута, чтобы спастись. И даже если он успеет вложиться в отведенное время, необратимые последствия для организма неминуемы.

Достаточно много неточностей во вселенной «Звездных войн», но это простительно – я являюсь фанатом данной саги. Когда в фильмах стреляют в космические корабли, мы слышим звук, но это невозможно. Космос – безвоздушная среда и звуковые волны там не распространяются.

В новом сериале «Мандалорец» показаны открытые космические станции, которые в реальности не смогут существовать: ведь весь воздух, который там есть, вытечет, и все замерзнет из-за очень низкой температуры.

Поймите: если давление хоть немного падает, у человека начинает болеть голова. В космосе же оно снижается настолько, что сосуды попросту разорвутся.

Нюансы есть практически во всех фильмах. Например, мне в детстве нравился один с Арнольдом Шварценеггером. Пересмотрев его сейчас, нашел много недочетов. Например, главный герой бежал с оружием в обеих руках и стрелял очень метко. Это невозможно, потому что при стрельбе из автоматического оружия очень сильная отдача – прицелиться не получится.

В кино показывают очень нереалистичные взрывы. Часто они выглядят как облако в форме гриба. Все, что в него попадает, будет уничтожено. На самом деле наибольшую опасность несут осколки от разрушения оболочки снаряда либо взорванных конструкций. Так у обычного зрителя формируется знание, не соответствующее действительности.

 
 
 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от phys.for.all (@young_phys)

Можете рассказать о том, что вы изучаете?

– Моя специальность – лазерная физика. Если конкретнее, то полупроводниковые лазеры, которые сейчас очень распространены. Они используются, например, в оптоволокне, интернет-коммуникациях. Я работаю с моделью этого лазера в нашей лаборатории. Выглядит это так: мы строим модель, проводим на ее основе численное моделирование, выдвигаем некое предположение и проверяем его экспериментальным способом. Результаты сверяем с опубликованными данными экспериментальных работ ученых из других стран. Если результаты моделирования совпадают, то можно говорить о соответствии модели действительности и обладании предсказательной силой. Тогда мы предполагаем, что будет, предположим, при большей величине тока и маленьких размерах лазера. Проводим численное моделирование, которое дает новый наблюдаемый эффект, а потом просим другие лаборатории проверить наш результат на практике.

– Как ваши открытия могут повлиять на развитие общества?

– Если говорить о далекой перспективе, то на основе полупроводниковых лазеров можно создать оптический компьютер. Сейчас технологии работают на основе электрических сигналов, которые имеют меньшую скорость, чем оптические.

Ранее приходилось зашифровывать информацию с помощью определенных символов, понятных лишь узкому кругу людей. Подобные «послания» быстро раскодировались благодаря частотному анализу – таблицы частотности есть у каждого языка. И это уже пройденный этап. В ближайшее время люди смогут использовать лазеры поляризационного кодирования. Такой сигнал можно расшифровать, но невозможно перехватить, чтобы об этом никто не узнал.

– На ваш Instagram-аккаунт подписаны уже практически 28 тысяч человек. Как пришла идея завести блог и почему именно эта социальная сеть?

– В 2017 году мой брат сдавал ЦТ – я помогал с подготовкой. Ему было сложно понять все: он решил, что физика – это тяжело. У меня всегда было обратное мнение: если в языках есть правила и исключения, то в физике – законы, которые работают и нарушить их нельзя.

Тогда и пришла идея рассказывать о физических явлениях с помощью картинок и схем, а Instagram позволил охватить большую аудиторию.

Никому о своем проекте я не рассказывал. Подумал, что продолжу им заниматься, если к концу лета появится тысяча подписчиков.

В первых постах я рассказывал о простых вещах, о которых часто никто не задумывается. Например, о радуге. Многие считают ее дугой, но это всего лишь часть сечения конуса, который формируется как круг.

Когда аудитория начала активно расти, появился запрос на задачи, без которых невозможно представить физику.

 
 
 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от phys.for.all (@young_phys)

Кто является целевой аудиторией вашего блога?

– Большинство моих подписчиков – индусы. В целом, в образовательных каналах Instagram очень много выходцев из Индии. Возможно потому, что они очень трудолюбивы, много учатся, чтобы улучшить условия своей жизни.

На ваш взгляд, что можно изменить в образовательной программе, чтобы школьники лучше разбирались в физике?

– Как в школе изучают физику? Проходят тему и пишут по ней контрольную. И всё, на этом изучение заканчивается. Большинство физиков не углубляются в детали. Но для школьников важно понимать каждый момент, чтобы уметь решать не только однотипные задачи, но видеть всю суть работающего того или иного закона.

Лучше образовательная система построена в университете. Во время сессии студентам приходится возвращаться к темам, повторять и систематизировать свои знания. И это позволяет увидеть более полную картину. Может, такую схему подведения итогов можно было бы применить и в школе.

– Можете назвать книги о физике, которые помогут влюбиться в науку?

– Их достаточно много. Чтобы заинтересовать наукой ребенка, можно подарить ему энциклопедию «Как все устроено сегодня». В книге простым и понятным языком рассказывается обо всем, что нас окружает в повседневности.

Для школьников оптимальным вариантом станет книга русского автора И.Л.Касаткиной «Репетитор по физике» 2007 года. Учебник состоит из двух томов по 700 страниц. Если ученик не понимает, как решать задачи, то именно эта книга поможет справиться с проблемой.

Для студентов, которые планируют связать свою жизнь с наукой, будут полезны научно-популярные книги Ричарда Фейнмана, где он рассказывает любопытные жизненные истории. «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!» будет особенно интересна для ученых, потерявших мотивацию.

Еще одна интересная книга – «Мир, полный демонов» Карла Сагана. В ней автор рассуждает о том, как различать псевдонауки о отсеивать лжеучения.

– Каким еще образом можно популяризировать науку?

– В России и Западной Европе распространен проект Science Slam. Его суть в том, что в одном из баров собираются ученые и рассказывают посетителям о своих исследованиях простым языком. Побеждает тот, кому громче аплодирует аудитория. Это полезно как представителям научной сферы, так и людям других профессий для развития кругозора.

К слову, в Беларуси существует проект «Наука вне себя», где ученые также рассказывают о своих исследованиях.

– Можете описать портрет современного белорусского ученого: рабочий день, увлечения?

– Наука – это постоянный поиск. Ей занимаются настоящие энтузиасты.

К сожалению, в белорусских реалиях это дело не принесет тебе финансовой независимости, поэтому часто ученые занимаются преподавательством, репетиторством или программированием. Но это, увы, сказывается на продуктивности. Аспиранты берут академические отпуска и затягивают с написанием диссертации. Более зрелым ученым приходится заполнять много бумаг, а если они имеют дело с грантами, то доказывают необходимость исследования, прописывают распределение денег и результаты. Остается небольшой промежуток времени, где ты должен успеть все, что планировал на год.

– Если бы вы знали, что ваше изобретение может привести к войне, продолжили бы работать над ним?

– Я бы продолжил свои исследования и могу аргументировать почему. Обычно изучением какого-либо вопроса занимается не один человек, а группа ученых из разных стран. Если изобретение будет принадлежать не мне, то, вероятно, кому-то другому. У автора больше шансов рассказать о потенциальной опасности, закончив исследования, и быть услышанным, чем прекратить работу над технологией и позволить опередить себя другому ученому, чтобы потом выступать с предупреждениями.

Ученым нужно задумываться о подаче информации и рисках, потому что любой их «продукт» может быть использован не по назначению. Банальный пример – лекарства. Они помогают справиться с заболеваниями, но если их принять слишком много, то возможен летальный исход.

Дарья ЗИМАК