Стиль жизни

Древние профессии: ама знают, как достать жемчуг со дна морского

Японских ныряльщиц сегодня осталось не более 2 тысяч, а когда-то промысел ама процветал.

Об удивительных женщинах, которые ищут жемчуг и моллюсков в море, рассказывается еще в древней антологии японской поэзии VIII века. На протяжении всей истории Японии удивительный промысел этих «русалок» описывали историки и писатели, подробно рассказывая об их секретах погружения и особенностях добычи жемчуга со дна морского.

Удивительно, но в нынешней Японии, где повседневная жизнь до предела насыщена самой современной техникой и электроникой, ныряльщицы ама ведут свой промысел, как и сотни лет тому назад. Они по-прежнему погружаются на глубину без водолазного оборудования, лишь в легких гидрокостюмах и масках для подводного плавания, а многие и вовсе ныряют по старинке лишь в холщовых коротких штанах и шапочке.

«Ама» по-японски значит «женщины моря». Раньше этим занимались молодые женщины: считалось, что благодаря подкожному жиру им проще, чем мужчинам, долго находиться в воде. В былые времена возможности женщин небольшой деревни были ограничены. Выйдя замуж, они должны были оставаться дома под наблюдением свекрови. Поэтому жизнь в женском коллективе ныряльщиц была привлекательной, несмотря на тяжелые условия и опасности.

После окончания Второй мировой войны промысел охотниц-собирательниц расцветал. Тогда их в Японии насчитывалось 10 тысяч – теперь осталось не более 2 тысяч. Ама живут общинами в своих деревнях и все так же погружаются с задержкой дыхания, пользуясь традиционными методами глубокой древности. За века инструменты их промысла мало изменились: пояс для погружения, к которому привязана веревка с лодки, специальный нож и скребок, которыми отрывают ракушки от скал.

Сезон для ныряльщиц начинается в мае, хотя морская вода еще достаточно холодная, а заканчивается в начале сентября.

Выход в море начинается с того, что кто-то из членов семьи ама – отец, муж или брат разводят на берегу моря костры. Угли этих костров потом кладут в небольшие жаровни, которые берут в лодки. Затем женщины садятся в лодки и готовятся: снимают верхнюю одежду и надевают пояса. Править лодками – дело мужчин, они выходят к известным местам. А ныряльщица проверяет свое снаряжение, берет с собой сетку и корзину для сбора добычи, выполняет дыхательную гимнастику и погружается на глубину до 15 метров.

На дне эти женщины проводят полторы минуты, за которые надо успеть отыскать раковину, понять, годится ли она, срезать ее и положить в сетку, а затем всплыть с этим уловом. Главное для ама – не умение задерживать дыхание под водой как можно надольше, а способность найти добычу как можно быстрее.

Тяжело даже представить, как трудно приходится ама в холодных водах с опасными течениями. Несчастные случаи здесь совсем не редкость, как и встречи с акулами. Там, на глубине, может произойти всякое. Поэтому для экстренного всплытия ама дергает за веревку, привязанную к лодке. Мужчина внимательно следит за веревкой и может в считанные секунды вытащить женщину с глубины.

За час ныряльщицы ама делают по 10–15 таких погружений. Потом, поднявшись на борт лодки, греются у жаровни, пьют горячий чай и неподвижно лежат, чтобы восстановить силы. А затем – снова под воду.

До обеда ама около 50 раз погружаются на глубину. В середине рабочего дня мужчины на лодках отвозят их к берегу на обед. Затем – снова в море, на глубину.

Традиционно ама ныряли за драгоценными жемчужными устрицами, но и на моллюсках в удачный сезон можно было заработать хорошие деньги. Поэтому вслед за матерью, по достижении 14–16 лет, в море выходила и дочь. Занятие это наследственное, и женщина не из общины никогда не смогла бы стать ама.

В прошлом ныряльщицы зарабатывали больше рабочего или служащего. За сезон они могли заработать несколько десятков тысяч долларов. Ама часто была главным кормильцем семьи и сама могла выбирать себе мужа.

Теперь это ремесло постепенно стареет и исчезает. Ама с каждым годом становится меньше и взять их неоткуда. Молодые японки не видят ничего привлекательного в этой профессии, да и запасы морепродуктов сокращаются. В ХХI веке это ремесло перестает быть прибыльным и кто знает, что ему уготовано в будущем.  

Сергей КИРИК

Фото из открытых интернет-источников