Стиль жизни

Кому принадлежат сокровища затонувших кораблей?

На дне Мирового океана лежат тысячи судов, привлекающих внимание не только археологов, но и охотников за кладами.

Есть ли какие-нибудь правила или законы, позволяющие беспрепятственно поднять ценности с морских глубин?

В 1708 году у берегов нынешней Колумбии британский флот потопил испанский галеон «Сан-Хосе». Затонувший корабль был нагружен золотом, серебром и драгоценными камнями из колоний в Южной Америке. Груз предназначался для короля Испании Филипа V.

В 2015 году власти Колумбии рассказали, что обнаружили обломки галеона у побережья Картахены. Они оценили стоимость груза «Сан-Хосе» в 1-10 миллиардов долларов.

Спустя время президент южноамериканской страны заявил, что подъем затонувшего судна «открывает новую главу истории не только Колумбии, но и всего мира». Тогда стоимость сокровищ уже оценивалась приблизительно в 17 миллиардов долларов.

Пока команда археологов-подводников с помощью подводного робота изучала затонувший корабль, в судебных залах шли споры о том, кому же достанутся сокровища, покоящиеся в трюме «Сан-Хосе».

К слову, судебные тяжбы по поводу этих сокровищ ведутся уже более 25 лет. Например, одна американская компания утверждает, что еще в начале 1980-х годов установила примерные координаты места гибели испанского корабля и передала их властям Колумбии. За это она требует половину еще не поднятого клада.

Самое первое решение колумбийского правосудия было вынесено, естественно, в пользу местного правительства еще в 1994 году, а последнее – в 2019-м: суд распорядился реквизировать сокровища с испанского галеона. Данный вердикт в определенном смысле условный, ведь корабль с золотом по-прежнему лежит на морском дне. Да и вряд ли последний: Богота уже неоднократно объявляла тендер на подводные работы, но каждый раз откладывала принятие решения.

Испания также претендует на груз «Сан-Хосе», однако готова отказаться от него, если в Боготе создадут музей из поднятых со дна сокровищ.

Поиски затонувших кораблей привлекают не только искателей приключений. Это, помимо прочего, большой, а иногда весьма прибыльный бизнес. Но вести его не так просто.

Обычно возможность распоряжаться поднятым со дна ценным грузом основывается на договоренностях между конкретными странами в рамках международного права.

К примеру, государство, которому изначально принадлежало затонувшее судно, может объявить себя владельцем его обломков и содержимого, несмотря на сроки давности кораблекрушения. Но над этим правом могут превалировать законы страны, в территориальных водах которой найден корабль.

Были случаи, когда одно государство передавало право собственности на затопленное судно другому, выразившему намерение поднять артефакты со дна моря и отправить в музей. Вопрос о праве собственности вызывает трудности, когда корабли оказываются в территориальных водах другой страны.

Согласно международному праву, каждое государство имеет эксклюзивный суверенитет над своими прибрежными водами, где может делать все что угодно. В том числе устанавливать право собственности над сокровищами на дне.

На корабли, затонувшие в международных водах, это право не распространяется. К слову, есть еще понятие «суверенный иммунитет». Им обладают военные и другие государственные корабли, не занимающиеся коммерческой деятельностью, и на которые не распространяется юрисдикция других государств.

Сергей КИРИК

Фото из открытых интернет-источников