Стиль жизни

Не было больше сил жить: не стало народного артиста России Николая Караченцова

Этот «один раз в жизни» для него настал сегодня, 26 октября, в 8.50 в реанимации 62-й больницы в Москве. В понедельник, 29 октября, в «Ленкоме» пройдет прощание.

Творческий путь актера начался в 1967 году, когда Караченцов с отличием окончил Школу-студию МХАТ. Еще когда учился, Николай уже сыграл свои первые роли. И потом его замечали режиссеры и охотно снимали.

Караченцов стал известен зрителям СССР яркими ролями в культовых советских фильмах «Приключения Электроника», «Собака на сене», «Старший сын», «Белые Росы» и других.

Однако настоящую славу артисту принесло исполнение роли графа Резанова в рок-опере «Юнона» и «Авось». Именно тогда специалисты признали Караченцова «синтетическим» актером, способным перевоплощаться в разные образы. Он и в самом деле каждую роль пропускал через себя, отдаваясь работе целиком, не жалея душевных и эмоциональных сил – это чувствуется по энергетике, исходящей от его героев, даже не первого плана.

Всего Николай Караченцов сыграл более 20 ролей в театре «Ленком» и свыше 100 – в кино. Он также активно озвучивал мультфильмы и фильмы. Его нестандартный, уникальный голос узнавали не только по «говорящим» ролям, но и по исполненным песням.

Николай Караченцов был награжден орденом Почета и орденом «За заслуги перед Отечеством».

В феврале 2005 года артист попал в автомобильную аварию. Все эти годы он восстанавливался после того трагического случая: пришлось оставить любимую работу и заново учиться жить. А год назад врачи обнаружили опухоль легкого.

До 74 лет Николай Караченцов не дожил всего один день.

Жизненная мудрость его осталась в высказываниях, в которых предстает предельно искренний, требовательный к себе, умеющий любить человек и преданно служивший искусству перевоплощения артист.

О себе

«Я в долгах, мне трудно поменять машину, но я вырос в этой стране. Дай мне миллион, я сумею с ним разобраться, но дай мне десять миллионов, сто миллионов – для меня это будет все тот же миллион. Тьма. Я – продукт родной среды».

«Я вообще так устроен, что, если мне что-то очень хочется или очень нравится, я никогда никому не скажу… Я даже буду сам себя обманывать, чтобы потом, что ли, не получить сильный удар, чтоб быть с ощущением «Да не больно-то и хотелось» (телепередача «Кто там», эфир от 20.06.2003 г.).

«…Когда выхожу на сцену, я не имею права играть хуже только потому, что у меня в тот момент какие-то внутренние болячки».

«Я всегда хотел быть первым артистом в мире… и не меньше. Может, этого и не получится, но надо ставить себе задачи максимальные, иначе мы разменяемся, иначе мы привыкнем – «и так сойдет» (телепередача «Кто там», эфир от 20.06.2003 г.).

«Свои депрессии и кризисы стараюсь никому не показывать, поскольку мама с детства меня учила не перекладывать боль на других».

«Наверное, из-за работы я многое упустил в жизни».

О жизни и любви

«Как только человек позволит себе выпить перед работой, считайте, он сделал шаг в пропасть. Надо сразу определить, что для тебя важнее: пить водку или выходить на сцену, поскольку это вещи несовместимые».

«Мечту не надо трепать, держи ее при себе, иначе она станет похожа на замусоленную купюру».

«Во время репетиций бывают моменты, когда у кого-то что-то не получается, и актеры видят друг друга не в самом прекрасном свете. Все эти сопли и слезы очень сближают. Сцена как баня – погоны и регалии остаются за кулисами. Образуется некий цельный организм, в котором работа всех органов взаимосвязана».

«Любящие люди должны душами разговаривать, а если не получается, то что языками трепаться».

О профессии

«…Если когда-то два человека на площади разложили коврик, и это уже считалось театром, то сегодня громадная сценическая инфраструктура сложилась, сложнейшие декорации, сценография. И все это ради того, чтобы в центре всего этого находился человек, сердце которого летело к сердцу того, кто сидит в зрительном зале».

«… Актерское дело – это болезнь, это не профессия… Это зараза» (mirtesen.ru).

«…Работа актера в том и заключается, чтобы тратить нервы и отдавать всего себя зрителю».

«Когда-то мне один врач сказал: «Вам нельзя столько играть, иначе умрете». Еще когда у меня не было никакого опыта, но при этом шло много спектаклей, я просто кидался в работу, как в какую-то пропасть… Но зато тогда же я понял: если спектакль прошел хорошо, получаешь эмоциональную подпитку такой мощности, что благодаря ей можно жить бесконечно».

«Без риска немыслим поиск, а без поиска какое же искусство?»

Подготовила Светлана ЛОКТЫШ