Стиль жизни

«Тружусь и днем и ночью»: за 20 лет гомельский художник написал более 5 тысяч картин

Персональные выставки гомельского художника Сергея Радченко проходили в Минске и Москве, его работы хранятся в частных коллекциях в Голландии, Италии, Англии и США, а также украшают собрания Никиты Михалкова, Георгия Данелии, Эдуарда Тополя, Юрия Шевчука и других деятелей искусства.

– В выставочной галерее БелГУТ сейчас презентуется часть ваших работ. Среди них – автопортрет в юности. Расскажите о своем детстве. Когда вы начали рисовать?

– Мои родители были творческими людьми: отец рисовал, мать занималась декоративно-прикладным искусством. Они много путешествовали по тогдашнему Союзу и при любой возможности покупали альбомы с репродукциями великих художников. Я с детства знал мастеров, засматривался картинами Рембрандта, Веласкеса. Рисовать начал в 2 года. Тогда любил развешивать свои рисунки по стенам – видимо, неосознанно готовился к веренице выставок в будущем. Часто изображал индийцев и цыган, потому что их наряды были яркими и красочными.

– А когда выбрали свое направление в живописи?

– Определиться с жанром мне помогло образование. Учился в художественной школе, затем в колледже. После поступил в Белорусскую государственную академию искусств. К слову, только со второго раза. Долго не проучился, так как планировал переезд в другую страну. Затем обучался в Московском художественном институте имени В. Сурикова, но тоже бросил: в то время я уже успешно выставлялся в Москве, и было ощущение, что на парах зря трачу время. Посмотрев на работы других художников, поработав в разных стилях живописи, определился со своим направлением. Я бы назвал его чем-то средним между импрессионизмом и экспрессионизмом. В картины ввожу свои эмоции, переживания – они становятся более яркими и красочными.

– Сегодня многие современные художники не считают профильное образование необходимым для построения карьеры. Вы с этим согласны?

– Конечно. Наличие диплома художника-преподавателя еще ни о чем не говорит. Если есть желание развиваться в искусстве, писать, находить новые сюжеты, пробовать разные техники, то рост обеспечен. Другое дело, что художнику необходимы базовые знания живописи – о композиции, цвете, анатомии. Во время работы в группе, как в образовательных учреждениях, развитие происходит быстрее и дается проще. Ты видишь работы других ребят, их ошибки и, безусловно, свои. Тем, кто хочет профессионально заниматься живописью, но не имеет возможности обучаться этому в вузе или колледже, советую найти близкого по стилю художника и напроситься на индивидуальные занятия.

– Сейчас популярны различные школы живописи, где проводят мастер-классы и обучают рисованию. Могут ли там подготовить профессионала?

– Подобные школы, скорее, дают возможность приятно проводить время. Да, в них можно получить основы, представление о работе с различными материалами, но делать ставку на обучение там не стоит. В сюжетах, отобранных для мастер-классов, часто нет глубины. Они могут быть интересны только для развлечения. В профессиональной живописи должен быть натиск, просматриваться характер художника, его стиль. Именно «непохожесть» мастеров, различие сюжетов привлекают покупателя. А чтобы понять, что твое, нужно работать над нетривиальными сюжетами.

– Вашим творчеством интересуются некоторые российские знаменитости. Расскажите, с чего начиналось такое сотрудничество.

– Выставляться начал еще во время обучения в колледже и довольно быстро получил Гран-при на конкурсе профессионального мастерства среди молодых художников в Минске. Чуть позже был награжден медалью специального фонда Президента Беларуси. Эти достижения вдохновили меня на дальнейшее развитие. Переломным моментом в карьере стало сотрудничество с Центральным домом кино Москвы: показал там свои работы, их одобрили и включили в экспозицию. Позже познакомился с другими московскими галереями – «Пан-Дан», «Папа Карло», Центральным домом художника.

Помните, как продали свою первую картину?

– Нет, к сожалению. Наверное потому, что с работами всегда легко расставался. Помню, как однажды мне позвонила актриса Светлана Дружинина. У меня дыхание перехватило от того, как она восхищалась картинами. Кстати, в ее коллекции 15 моих работ. Покупали холсты многие звезды. Первое время безумно волновался, общаясь с ними, сейчас привык, реагирую спокойно.

– Белорусы реже покупают ваши картины?

– Конечно, в России продать их шансов больше. У нас не развит арт-рынок, выставочная система работает хуже. У белорусов не принято вкладываться в живопись. В нашей стране есть коллекционеры, которые покупают десяток работ художника и перепродают их на Западе – таким образом картины попадают в частные собрания. За рубежом искусство стоит дороже, у людей выше покупательская способность. Кто-то хвалится новенькой Феррари, а кто-то – картиной.

– Стоимость ваших работ в секрете?

– Нет. Каждый оценивает свой труд самостоятельно, поэтому стоимость картин белорусских художников может сильно разниться. Цена моих работ колеблется от 50 до 600 долларов. Тружусь и днем и ночью. Вот, например, перед встречей с вами продумывал сюжет очередной картины, делал эскизы. Всего же написал более 5 тысяч произведений, и заработать на жизнь могу. Другое дело, что сейчас непростое время. Из-за пандемии коронавируса многие галереи приостановили выставочную деятельность. Но хочется верить, что скоро они вновь заработают в штатном режиме.

Ольга СИМОНОК

Фото автора