Стиль жизни

Возраст – не приговор. Ученые вывели «формулу успеха»

Постоянно слышите об историях успеха и расстраиваетесь, что вы не гений? Рассказываем, чему мы можем научиться у людей, которые добились успеха в зрелые годы.

В современном мире люди склонны фокусировать свое внимание на вундеркиндах – юных звездах в своих областях. Но что, если мы посмотрим на людей, которым давно не 18? Изучая их, ученый Альберт Ласло Барабаси сделал выводы, которые могут быть полезны всем нам. Однако начнем с предыстории. 

В 50 лет Джон Фенн поступил на факультет Йельского университета. По академическим меркам он явно староват, но, с другой стороны, был, что называется, заядлым новичком. Свою первую научную работу Джон опубликовал в 32 года – спустя десятилетие после окончания аспирантуры. Ему было 32, когда он получил первую академическую должность в Принстоне, где Фенн начал работать с атомными и молекулярными пучками. Их исследования он продолжил и в Йеле.

Хотя Фенн был трудолюбивым и старательным, в основном он оставался одним из многих ученых с невысоким влиянием. Вероятно, заведующий его кафедрой почувствовал некоторое облегчение, когда Фенну исполнилось 70, и он смог принудить сотрудника уйти в отставку.

Но Джон Фенн не собирался на этом останавливаться. Тремя годами ранее, когда ему было 67 и он был на полпути к отставке в Йельском университете, его лишили допуска в лабораторию и помощников. Однако это не помешало Фенну опубликовать статью о новом оборудовании для электрораспылительной ионизации. Ученый превращал капли в высокоскоростной луч, позволяющий быстро и точно измерять массы крупных молекул и белков. Он видел в этом прорыв и оказался прав – его техника быстро превратилась в обязательный инструмент в лабораториях.

Что ж, после простоя в Йеле Джон Фенн переехал в Университет содружества Виргинии. Он открыл новую лабораторию, и то, что сделал в эти годы, стало революционным. Улучшая свою первоначальную идею, Фенн предложил ученым надежный способ измерения рибосом и вирусов с невиданной ранее точностью, изменив наше понимание того, как работают клетки. В 2002-м, когда ему было уже за 80, он получил Нобелевскую премию по химии.

У истории Фенна простой посыл: ваши шансы на успех имеют мало общего с вашим возрастом. Осознание этого ошеломило Альберта Ласло Барабаси – он начал видеть «феннов» повсюду. Это и Алан Рикман, сыгравший первую роль в 46 лет, и Рэй Крок, присоединившийся к франшизе McDonald’s в 53 года, и Нельсон Манделла, который 27 лет жизни провел в тюрьме, а в 76 стал президентом своей страны. Это и Джулия Чайлд, которая начала вести свое первое шоу на телевидении в 50 лет.

У всех этих примеров общим было не только упорство. Их путь определялся скрытым фактором, который проявлялся на протяжении всей карьеры. Альберт Ласло Барабаси с командой пытался ответить на вопрос: «Откуда берутся крайне успешные идеи и продукты?»

Независимо от того, в какой креативной области вы работаете, новые проекты всегда начинаются с идеи. Тем не менее важность и новизна идеи – это не то, что мы всегда можем оценить заранее. Поэтому Барабаси предложил задать переменную «С» для «случайной идеи». Открытие еще одного заведения быстрого питания в торговом центре? «С» будет близиться к нулю. Построить рабочую машину для телепортации? Здесь «С» имела бы высокое значение, если бы, конечно, вам это удалось.

Но то, что идеи вам ничего не стоят, – прописная истина, часто повторяемая капиталистами. Ваша способность взять ее и превратить в полезный продукт определяет размер чека, который выпишет вам инвестор. Этот принцип применим в любом деле: потрясающая идея в неуклюжих руках редко приводит к результату. Ваша способность превратить идею в настоящее открытие – вот что важно, а эта способность варьируется от человека к человеку.

Альберт Ласло Барабаси назвал эту способность К-фактором, что позволило перевести процесс создания инноваций в уравнение. Каждый из нас берет случайную идею «С» и, используя свои навыки, превращает ее в открытие или успех «У», который фиксирует влияние этой идеи на мир. Если мы хотим предсказать это влияние, нам нужно установить, как эти 2 фактора – пока неизвестные достоинства идеи «С» и К-фактор – работают, чтобы определить конечный успех продукта, то есть «У». Умножьте ваш К-фактор на значение вашей следующей идеи «С» и вы получите формулу для предсказания ее успеха:

У= К*С

Другими словами, успех продукта, сделки или открытия будет результатом К-фактора и ценности идеи «С».

Таким образом, если человек с низким К-фактором столкнется с отличной идеей с огромным значением «С», влияние все равно будет посредственным. Фантастическая идея, плохое исполнение. Подумайте о первом портативном устройстве Apple Newton с его неумелым распознаванием почерка.

Случается и обратное: креативный человек с высоким К-фактором может выпускать множество посредственных продуктов с низким «С». Подумайте об AppleLisa, NeXT, the G-4 Cube, MobileMe. Никогда не слышали о них? Они покоятся на кладбище неудач Стива Джобса. Если идея имеет низкое значение «С», то независимо от того, как высок показатель К, продукт будет дешеветь. Отличное исполнение, плохая идея.

Вместе с тем существуют примеры сочетаний, когда и идея, и создатель блестящи. Если показатели «К» и «С» высоки, они усиливают друг друга, что приводит к карьерному прорыву. Подумайте об iPhone – фантастическая идея с блестящим исполнением, которая в результате определила наследие Джобса.

Когда Альберт Ласло Барабаси со своей командой выяснили, как измерить К-фактор ученого, они узнали, что данный показатель остается неизменным на протяжении всей карьеры. По их данным, мы все начинаем карьеру с высокого или низкого К-показателя, и он остается с нами до выхода на пенсию.

Ученый рассказал, что ему было трудно поверить, что он был таким же хорошим исследователем, когда написал свою первую научную работу в 22 года с абсолютно нулевым эффектом. И все мы, вероятно, считаем, что в 20 лет и близко не были такими же хорошими учителями, писателями, докторами или продавцами, каковыми являемся сейчас. Однако Барабаси с командой потратили еще полгода на перепроверку своих данных, и они снова подтвердились.

Применимо ли это открытие к тем, кто находится за пределами науки? Ответ на этот вопрос удалось найти после того, как ученые смогли измерить К-фактор в другой области – в коммуникации. Онур Варол, новый сотрудник лаборатории, посмотрел на пользователей Twitter и оценил, насколько они хороши в размещении твиттов, резонирующих с пользователями.

Когда сравнили людей, у которых было одинаковое число подписчиков, выяснилось, что некоторые из них более умело привлекали читателей. Казалось, что не было никакого систематического роста или падения, поскольку пользователи соцсети оттачивали свой навык – исполнители с высоким К-фактором такими и оставались, а низкие не сдвинулись с места. В ту же минуту, как пользователь присоединялся к Twitter, устанавливался его К-фактор, который затем практически не менялся в течение месяцев и даже лет.

Но что, если у нас низкий К-фактор? На этот случай исследователь дал совет: если вы постоянно терпите неудачу в прорыве, очень высока вероятность, что вы идете не по пути своего призвания. Он рассказал, что и сам это испытал: в старших классах готовился стать скульптором, но выходило плохо. В то же время он четко понимал, что гораздо лучше из предметов у него шла физика. Поэтому он последовал за своим К-фактором и отказался от художественной студии ради исследовательской лаборатории.

Дело в том, что если наш К-фактор не резонирует с работой, стоит подумать, не связали ли мы свои надежды с «чужой» карьерной лестницей. И однажды вы обязательно найдете путь, на котором К-фактор засияет в полной мере, главное – не сдаваться.

Ключ к долгосрочному успеху с точки зрения создателя прост: пусть качества, которыми наградил вас К-фактор, делают свою работу, предоставляя возможность снова и снова добиваться успеха. Другими словами, успешные люди берутся за проекты, а затем еще и еще. Они не просто подсчитывают свой выигрыш, а покупают больше и больше лотерейных билетов. Они продолжают производить.

Возьмем для примера писательницу Джоан Роулинг. Вслед за “Гарри Поттером” она создала успешный детективный сериал (под псевдонимом Роберт Гэлбрейт). Каждый раз, когда она публикует очередную книгу, новые поклонники хотят почитать и старые тома. Таким образом, каждая новая книга способна вдохнуть жизнь в ее карьеру и сохранить всю работу актуальной.

Есть еще один способ использовать с умом К-фактор – сотрудничество. Используйте сеть связей, чтобы найти помощь в ваших проектах. Если пока ничего нет, это побуждает стараться дальше. Командная работа может сильно мотивировать.

– Студенты и аспиранты, а также многие проекты, которые мы делаем вместе, заставляют меня быть продуктивным, – признался Альберт Ласло Барабаси. Также он отметил: поскольку успех – это тоже коллективное явление, реакция на качественную работу или талантливых людей может формировать наши судьбы.

Упрямая креативность в сочетании с упорством, которые были присущи Джону Фенну, не только придают жизни смысл, но и открывают истинный секрет успеха на протяжении всей карьеры.

Японский художник Кацусика Хокусай является одним из отличных примеров. Все, что я создал до 70 лет, не стоит принимать во внимание. В 73 я немного узнал о реальном строении природы», – писал он в 75 лет. А то, что он сказал далее, сделает ваш день лучше. «Когда мне исполнится 80, я добьюсь еще большего прогресса. В 90 лет я постигну тайну вещей, в 100 лет достигну удивительной стадии, а когда мне исполнится 110 лет, все, что я делаю (будь то точка или линия), будет живым», – верил мастер.

Хокусай прожил до 89 лет, свои наиболее запоминающиеся работы он создал в последнее десятилетие своей жизни, включая культовую гравюру на дереве «Великая волна у Канагавы». Изображение огромной белой волны, которая медленно разворачивается над полузатопленной лодкой, и гора Фудзи на заднем плане. Это удачное описание того, как успех приходит и уходит в течение всей жизни, создавая внезапный импульс и обрушиваясь на нас, только чтобы начать все сначала.

Фото из открытых интернет-источников