Стиль жизни

«Высвобожденные из дерева». Философия работ резчика из-под Бреста Александра Лазерко

Резчик из Брестского района Александр Лазерко своими работами подталкивает порвать привычное восприятие деревянной скульптуры, вообразив ее, ни много ни мало, энергетической субстанцией.

В самом начале разговора Александр Лазерко скажет о себе: «Я не совсем земной. И работы мои навеяны свыше». Не зря в деревне Вистычи, что в Брестском районе, где мастер живет почти 35 лет, его называют Философом. Некоторые и вовсе нарекли местным Сальвадором Дали.

Александр Лазерко работает с мореным дубом. Мастер уверен, что энергия времени в обязательном порядке перерастает в энергию творчества. Старое дерево мудрое и выразительное. Создавая свои философские скульптуры, резчик прислушивается к подсказкам материала, который, по убеждению Александра, диктует форму будущего творения.

Возьмем работу «Виолончель». Она бросается в глаза совершенством женских форм. Да-да, виолончель изображена в образе женщины – натуры тонкой и возвышенной, как и сам музыкальный инструмент. Мастер это уловил и представил нам, тем, кто привык видеть обычно или даже обыденно. У Лазерко же все иначе.

Вот «Виолончелистка». Она играет на…человеческом позвоночнике. «Чтобы звучало проникновенно?» – интересуюсь и – не получаю ответа.

…Нечто очень хрупкое стоит на деревянной колоде. В область сердца вбит огромный ржавый гвоздь. Господи, как же тяжко этому существу!

Но, как окажется, это и не существо вовсе. Это – «Терпение»! Кто из нас видел или хотя бы представлял себе, как оно выглядит, терпение-то? Да никто. А Лазерко взял и запечатлел его в дереве. «Или, наоборот, вы высвободили его из дерева, чтобы..?», – еще не задав до конца вопрос, по выражению лица собеседника понимаю, что ответа не будет и на этот раз…

– А это «Брыдкае качаня». Да, сегодня птенец некрасив, но это не приговор. Посмотрите, за спиной у него распростерты крылья в форме человеческих рук, – раскрывает свои философские замыслы по поводу очередной скульптуры ее «родитель» и знакомит с другими своими творениями.

У этой работы нет названия, зато суть ясна. Женщина с кувшином вместо головы склонилась над такой же фигурой, только меньшей. Обычное дело – мама «переливает» свои знания, опыт ребенку. Быстро раскусив замысел хоть одного творения Лазерко, я решила, что сумела-таки постичь спрятанную от глаз досужего зеваки сокровенность работ автора. И в ту же минуту моя уверенность разбилась вдребезги.

– А почему у рояля всего две клавиши? И играет одинокая кисть? – засыпаю мастера вопросами по поводу очередной работы, хотя и понимаю, что и они повиснут в воздухе.

– Сами подумайте. Каждый должен думать сам, – советует Александр и резко меняет тему разговора, оставив меня в неведении. Что ж, недосказанность – это в стиле Лазерко, человека, чувствующего и видящего окружающий мир не так, как все.

Мастер считает, это у него с детства.

«А Я В ДОРОГЕ ВСЕ…»

Александр Лазерко родился в Борисове. Говорит, его предки были натурами мятежными, в восстаниях участвовали, все что-то в жизни искали. Искал и Александр. Так оказался в изостудии, где влюбился в скульптуру. Рядом с родительским домом находился Борисовский художественный комбинат, сотрудники которого создавали костюмы для «Песняров» и ткали гобелены для Кремля. Там Александр брал глину и другие материалы и лепил, лепил, лепил. Получалось.

В 1979 году он поступил в Бобруйское художественное училище, но проучился всего год и бросил. Жить в рамках его метущейся натуре мешал характер. Подводил он своего обладателя не раз. Скажем, для одного из музеев у него заказали скульптуру Антона Трусова – революционера-народника родом из Борисова. Лазерко уже было взялся за работу, и … спонтанно уехал на Север, на заработки.

Таким же спонтанным можно назвать и переезд в Вистычи. Казалось бы, что забыл городской парень в деревне? В Вистычи Александра привели чувства. Он влюбился в девушку и ради нее сменил место жительства. Говорит, о своем выборе ни разу не пожалел. Супруга ему досталась заботливая, терпеливая, создавшая все условия для творчества.

– Понимаю, как ей со мной сложно, ведь в быту я бесполезен, денег зарабатывать не умею, но никогда не слышал от Елены упреков, за что ей моя огромная благодарность, – признается собеседник и вспоминает, как он хотел превратиться в обычного земного человека с земными заботами.

Как-то на заре своей сельской жизни по дороге в Борисов в электричке встретил руководителя изостудии Наталью Гончарову, которая разглядела в нем талант и всячески подталкивала идти по творческой дорожке. Александр решил похвастать своими достижениями, дескать, дом построил, корову купил. Гончарова подняла на него глаза и изрекла: «Да-а, далеко ты ушел». И больше за всю дорогу от Минска до Борисова не промолвила ни слова. Лазерко все понял.

Так в Доме культуры в Вистычах появилась изостудия, которой в 1995 году присвоили звание образцовой. Александр и сейчас дает детям уроки изобразительного искусства. В 1999 году в Брестском областном общественно-культурном центре прошла его первая персональная выставка. С тех пор их было немало. Очередная состоялась в августе 2020-го. 

– Но самой памятной и необычной была выставка 2013 года, которая прошла во дворе нашего с женой дома в Вистычах. Устраивая ее, переживал: кто поедет на село, чтобы увидеть не совсем понятные работы по дереву? Думал, с десяток человек соберется, а приехало более сотни. Звучала музыка, народ восторгался, а я переживал, что опять подвел жену, она-то готовилась принять максимум 10-15 человек, – вспоминает Александр события почти 10-летней давности.

За годы творческой жизни мастер создал немало работ. Жаль, не со всеми сегодня можно познакомиться. Многие из них уехали за границу, осели в частных коллекциях и выставочных залах. Другие работы находятся дома у резчика и ждут пополнения в своем необычном семействе.

Мастер же, набравшись творческого запала, садится за работу не только с деревом. Он еще и графикой увлечен, и написанием стихов.

– А я в дороге все, – предопределил он свою участь в одном из поэтических творений.

Галина СТРОЦКАЯ

Фото автора