Без рубрики

Труд, вылитый в бронзе

На этой неделе состоится презентация эскизного проекта памятника Труду известного скульптора, заслуженного деятеля искусств, профессора кафедры скульптуры Белорусской государственной академии искусств Анатолия Артимовича.

Он один из тех, кто проектировал мемориальный комплекс «Брестская крепость-герой», соавтор ансамбля «Курган Славы», создатель ряда исторических памятников, таких как скульптура Евфросинии Полоцкой в Минске, Рогнеды и Изяслава в Заславле. В июле в Колонном зале Республиканского Дворца культуры профсоюзов можно будет увидеть макет следующей работы скульптора – памятника Труду. Если идею поддержат, то монумент, восхваляющий трудящихся, украсит в ближайшие годы столицу.

– Анатолий Ефимович, как возникла идея увековечить в бронзе труд?

– Считаю, что в государстве назрела необходимость создания такого памятника. В Беларуси установлено много монументов жертвам фашизма и в честь победы в Великой Отечественной войне. Конечно, война незабываема, особенно для людей моего поколения. Но важно помнить и то, что возродили страну из руин, фактически построили Беларусь заново наши труженики. Именно их труд сделал страну процветающей и сильной. Думая о мире, о труде, о будущем, я пришел к выводу, что труд людей необходимо увековечить. Над этой темой я размышлял и работал в течение 30 лет.

– Говорят, что будущий памятник Труду – единственный в своем роде.

– Это действительно так. В республиках бывшего Советского Союза вряд ли найдется подобный памятник. Для Беларуси это будет совершенно новая тема, и, честно говоря, я не понимаю, почему она раньше не поднималась. Разве не заслужили признания тысячи людей, которые каждый день в 7 утра идут на работу и самоотверженно трудятся на благо страны? Конечно, заслужили. Потому и образ возник такой: три семьи – рабочих, служащих и крестьян, идущие утром на работу. Эти группы формируют нижнюю часть монумента. А наверху, на земном шаре, который держится на строительных лесах, стоит Ангел-хранитель. Он благословляет тружеников в это рабочее утро. Вот моя задумка и желание. Пока мы будем охранять землю и мечтать о мирном труде, надеюсь, не будет и войн. Этот большой труд я хочу осуществить вместе со своим сыном-единомышленником – скульптором Иваном Артимовичем.

– Каким монументом вы гордитесь больше всего?

– Очень значимая для меня работа – это вход в Брестскую крепость. Такой мемориал достоин ее защитников. Единственное, что меня сейчас беспокоит, – рисунок звезды. Сегодня я изобразил бы ее совсем иначе. Но сам вход и сколы… Если вы будете проходить через «звезду» к мемориалу, поднимите голову вверх. Там, между сколами, звездочкой зияет небольшая щель. Этот просвет будто дает понять, что из любых ужасов все-таки есть выход.

– И правда, в Брестской крепости сердце замирает, особенно когда слышишь на входе «Вставай, страна огромная!». Как вы считаете, достаточно ли для воздействия на зрителя одной скульптуры или должны быть звуковое сопровождение, световые эффекты?

– Такие решения отражают разноплановый подход к идее скульптуры, создают вокруг нее полифонию. Возможно, это даже станет одним из направлений искусства в будущем. В Брестской крепости многих потрясает приглушенная музыка – она будто переносит в то время. Кстати, звезда недолго простояла «беззвучной» – звуковое сопровождение появилось почти сразу после открытия. Над мемориалом работало большое количество людей, так что иногда я чувствую себя там растерянно. Официально меня ведь так и не включили в авторский коллектив…

– Вы создали памятники известным людям. Что самое главное в работе над такими проектами? Чтобы зритель узнал историческую личность?

– Сходство, конечно, должно быть. Например, в памятнике Рогнеде и Изяславу все кристально ясно: это мать и сын, которые были сосланы к черту на кулички – в город, впоследствии названный Изяславлем. Рогнеда будто бы снимает с себя корону – она ведь была княжной. А сын ее защищает. Но главное – это создание образа. Если я сумел «зацепить» зрителя, который живет спустя много веков после тех исторических событий, значит, получилось оставить после себя что-то вечное. Что отличает удавшиеся вещи? Они многогранные, воспринимаются масштабно и с каждым годом приобретают какой-то новый смысл.

– Как, наверное, Курган Славы. Расскажите, пожалуйста, о его создании.

– Мы с архитектором Олегом Стаховичем обратились к моему учителю Андрею Бембелю с предложением поставить памятник трем Белорусским и 1-му Прибалтийскому фронтам. Первоначальный проект представлял собой небольшие холмы с высаженными на них четырьмя дубами. Конечно, мы посчитали нужным предложить свое решение и выступили с идеями.

– Насколько изменился Курган Славы в процессе воплощения идеи?

– Очень изменился. Вначале планировалось, что он будет находиться по правую сторону дороги: там была силосная башня, и мы думали насыпать холм так, чтобы башня оказалась внутри. В ней хотели сделать музей с выходом наверх, на Курган Славы. Штыки у нас «родились» сразу, а с кольцом было все не так гладко. Андрей Бембель хотел создать командный пункт с бойницами, в которые можно было бы смотреть. Потом командный пункт превратился в венец, и я считаю, что теперь это уникальная смотровая площадка. А уж после реконструкции… Даже не думал, что Курган так помолодеет! Как один из соавторов, я очень благодарен Федерации профсоюзов за такой серьезный труд. За то, что памятники не только создаются, но и охраняются, реставрируются, что им дается второе дыхание.

Благодаря ФПБ я сейчас имею возможность показать проект памятника Труду на площадке Республиканского Дворца культуры профсоюзов. Макет высотой чуть более метра сможет увидеть каждый. Хочу обратиться к народу с просьбой поддержать создание памятника, потому что и правое дело может не победить, если за него не бороться.

Диана ФИЛИМОНОВА

Фото автора и из открытых источников