В мире

Компьютеризация и роботизация сокращает все больше рабочих мест в финансовой сфере

Гонконгская фондовая биржа закрыла свой торговый зал для брокеров, которые работали там на протяжении последних 32 лет, сообщает Лента.ру.  Причина проста — электронные сделки гораздо удобнее и позволяют экономить немалые деньги.

Биржа закрывается

Это решение назревало давно. После открытия биржи в 1985 году в зале во время рабочего дня находилось до 500 трейдеров. Сейчас их число упало до 30. С каждым годом все меньше брокерских структур посылают своих представителей в здание биржи. Электронная торговля куда практичнее.

Брокеры, многие из которых помнят рождение биржи и лично участвовали в первых торгах, относятся к принятому решению не без некоторой грусти, но с пониманием. В конце концов, это освобождает их от оплаты недешевой аренды торгового столика.

Гонконгская фондовая биржа — вторая по объему операций в мире и безусловный номер один на стремительно растущем финансовом рынке Восточной Азии. Многие ее конкуренты в Токио, Франкфурте и других уголках мира уже давно закрыли свои торговые залы. Однако переход на полностью электронную платформу дается легче сравнительно небольшим площадкам, крупные старые биржи этому сопротивляются — слишком сильны традиции.

В этом смысле самый яркий пример — Нью-Йоркская биржа, крупнейшая в мире. Автоматизация автоматизацией, но каждый день главный зал здания на Уолл-стрит, как и 200 лет назад, заполняется трейдерам с бумажками в руках, яростно жестикулирующими и кричащими. В Америке биржевая торговля — мощный пласт культуры, в некотором смысле символ американского образа жизни.

У сторонников биржевой торговли с «человеческим лицом» есть и вполне практические аргументы в свою пользу. Это может показаться удивительным, но брокеры совершают не намного больше технических ошибок, чем компьютеры — специфика работы такова, что в торговый зал попадают только самые шустрые и проворные. И им не помешают хакеры. Наконец, трейдеры используют навыки в физиогномике. В точности как игроки в покер, которые на лица оппонентов смотрят столь же внимательно, как и в свои карты.

Алгоритм вместо трейдера

Однако факт остается фактом: компьютеризация и роботизация сокращает все больше рабочих мест в финансовой сфере, в недалеком прошлом считавшейся наиболее престижной и высокооплачиваемой. И судя по всему, этот процесс уже необратим. Например, в 2000 году в отделении торговли акциями крупнейшего в мире инвестиционного банка Goldman Sachs работали 600 трейдеров. К 2017-му их осталось ровно два. Трейдеров заменили сложные алгоритмы, причем некоторые из них претендуют на искусственный интеллект (самообучающиеся программы).

Конечно, уволив трейдеров, Goldman Sachs пригласил других сотрудников — инженеров и программистов. Но в итоге количество рабочих мест сократилось в три раза. И, конечно же, это очень выгодно.

Во-первых, зарплата у технических сотрудников, как правило, ниже. Во-вторых, они занимают значительно меньше места, а арендная плата за помещение — не последняя в списке расходов крупного инвестиционного банка.

Банк планирует расширить свою программу автоматизации и на другие сектора деятельности. В частности, под сокращение могут попасть отделы торговли валютой и инвестиций. На данный момент около 9 тысяч сотрудников Goldman Sachs, треть всего персонала, — программисты. А алгоритмы и роботы берут на себя все больше работы, которая ранее предназначалась для людей.

Причем это происходит не только в финансовой сфере – недавно 1prof.by  писал о том, что с начала августа клиентов авиакомпании «Белавиа» консультирует робот Василиса.

Что дальше?

Интернет-революция 1990-х годов, перенесшая производства в страны третьего мира, нанесла колоссальный ущерб американскому и западноевропейскому среднему классу — резко сократилась потребность в квалифицированных рабочих. Проблема была частично решена благодаря повышению спроса на должности в сфере услуг, в том числе и финансовых. Очередные технологические инновации могут ударить по среднему классу еще сильнее. Компьютеры и роботы не получают зарплату, позволяя производителям и провайдерам услуг сильно экономить, но кто и на какие деньги будет потреблять произведенный автоматами продукт? На этот вопрос ответа пока нет даже у ведущих экономистов мира.