В мире

По законам ремесла: из чего черпают вдохновение современные мастера фотографии

Панорамное фото, селфи, всевозможные фильтры… Сегодня за минуту можно сделать сотню снимков, обработать их и тут же загрузить в Instagram, ВКонтакте, Facebook или разослать друзьям по всему миру. А ведь было время, когда портретный снимок был роскошью – к нему готовились основательно, и после слов «Внимание, сейчас вылетит птичка» шел долгий и кропотливый процесс съемки, проявления пленки и печати карточек.

Всемирный день фотографии (World Photography Day) ежегодно отмечается 19 августа, но есть еще один день в году, который все неравнодушные к фотографии празднуют 12 июля, – День фотографа, или День святой Вероники, покровительницы представителей этой профессии. По одному из преданий, благодаря святой Веронике появился Нерукотворный образ Спасителя – можно сказать, первая фотография на текстиле. Когда Иисус пал под тяжестью своего креста по дороге на Голгофу, именно Вероника протянула ему платок, чтобы утереть лицо. Дома она обнаружила лик Спасителя, сохранившийся на ткани.

Термин «фотография» появился в 1839 году (от древнегреческих слов «свет» и «пишу», т.е. светопись – техника рисования светом) и означал возможность создания и сохранения изображения при помощи светочувствительного материала (матрицы) в фотоаппарате. Так звучит технически правильная формулировка. Если же говорить о фотографии как о виде искусства, то это творческий процесс поиска и создания теоретически правильной и художественно-эстетической композиции.

Но еще до появления термина в 20-е годы XIX века француз Жозеф Нисефор Ньепс удивил многих, сделав первую в истории человечества фотографию с помощью «камеры обскуры» (лат. – темная комната) на оловянной пластине, покрытой тонким слоем сирийского асфальта. На этом снимке был изображен вид из окна мастерской Ньепса, и создавался он в течение 8 часов непрерывного нахождения под прямым солнечным светом.

Практически в одно время с Ньепсом над получением устойчивого изображения работал другой француз – Луи Жак Манде Дагер. Ему удалось получить изображение при экспозиции в 30 минут, используя в качестве закрепителя поваренную соль. Этот способ назвали дагеротипией. Однако, в отличие от способа Ньепса, копировать изображения было невозможно.

С тех пор фотография стремительно менялась: появлялись новые типы фотобумаги и негативов, первые подобия цветных снимков, постепенное расширение цветового спектра. Были основаны компании Kodak, Leitz, Polaroid и Fuji, которые делали первые шаги в развитии технологий фотографии.

Сегодня фотоаппарат доступен каждому (довольно неплохими встроенными камерами оснащены даже мобильные телефоны), но искусством фотографии владеют далеко не все. Нечто сверхценное удается создать лишь избранным – тем, кто в классической аналоговой фотографии и старинных методах печати раскрывает свой творческий и профессиональный потенциал. Как, например, минчанин Максим Шумилин.

– Фотографией занимаюсь уже 15 лет, – рассказывает молодой человек. – Сразу после журфака БГУ пробовал себя в журналистике, но хотелось более ремесленной профессии. Поначалу работал фотографом на вечеринках и в ночных клубах – это помогло накопить деловые контакты, которые пригодились в коммерческой деятельности.

Сейчас Максим занимается семейной и портретной фотографией на пленку, которую по старинке проявляет, используя желатиносеребряный фотопроцесс (на нем основано подавляющее большинство современных фотоматериалов, в том числе цветных). Эту технологию разработал Ричард Меддокс еще в 1871 году, а чуть позже усовершенствовал Чарльз Беннет. Она быстро заменила мокрый коллодионный метод, который значительно усложнял фотографирование.

– Для создания аналогового снимка необходима собственная энергия человека: надо тратить больше времени, осмысливать, печатать снимок вручную. Ценность такой фотографии, безусловно, видна другим людям – зрителю или заказчику, – объясняет фотограф.

Максим Шумилин признается, что в начале его профессиональной деятельности переход на качественную цифровую фотографию был дорогим удовольствием, а теперь ситуация постепенно меняется в обратную сторону. Пленочные камеры становятся раритетами, добыть их все сложнее, а аналоговые снимки приобретают все большую художественную и эстетическую ценность.

– К тому же не приходится делать дурацкий выбор: куда деть все эти гигабайты ненужных фото, которые, как правило, никто не увидит, – рассказывает о своей философии Шумилин. – Люди покупают цифровые фотоаппараты как новую игрушку, едут в путешествие, делают там сотни снимков, которые потом пропадают на флешках, жестких дисках компьютеров – их никто не перелопачивает! Прелесть аналоговой фотографии в том, что я, допустим, отснял 2 пленки на 24 кадра, из них достойно получились 15 фото, из которых выберу 4 самых лучших. Распечатаю их, повешу на стене, как делали наши дедушки и бабушки.

По мнению Максима, еще одной особенностью съемки на пленку является более обдуманный подход к процессу фотографирования.

– По любому приходится включать голову. Начинаешь учитывать освещение и другие технические аспекты. Мозг работает всегда, и бездумно щелкнуть уже не получится. Правда, все зависит от поставленной задачи. Иногда мобильность и оперативность цифровой фотографии играет очень большую роль. Хотя, чтобы добиться неконтролируемого эффекта, снимать быстро и свободно можно и на пленку.

Сегодня в Минске немало специальных школ и курсов, на которых обучают искусству аналоговой фотографии; проводятся выставки, посвященные этому направлению. Все больше современных белорусов интересуются пленочной фотографией.

– Может, за последние 20 лет люди уже немного устали от этого цифрового мира? – задается вопросом Шумилин. – Всё, что сначала кажется ярким и интересным, потом быстро надоедает. Это касается не только фотографии. Взять тот же ренессанс музыкальных пластинок. Все повально слушают «винил». И не потому, что там звук лучше или хуже – это вопрос эстетического восприятия человека и его физической причастности к процессу.

Возможно, приобщение к ручной печати фотографий поможет начинающим фотографам выделиться в нынешних реалиях, когда людей с фотоаппаратами так много.

– Фотография, я считаю, это не большое искусство, как музыка или живопись. В первую очередь она – ремесло, – подчеркнул Максим Шумилин. – И если делать все по определенным законам, то это очень поможет фотографу и придаст особую ценность снимкам.

Эдгар ЧЕХОВИЧ

Фото из открытых источников и личного архива Максима ШУМИЛИНА