В мире

В связи с трудовой реформой президенту Макрону пророчат всплеск уличных протестов в сентябре

Сенат Франции 3 августа одобрил законопроект, касающийся изменений в трудовом законодательстве. Ранее он был поддержан Национальным собранием страны. В частности, теперь исполнительная власть сможет вводить новые трудовые нормы подзаконными актами, пишет российская профсоюзная газета «Солидарность»

Разделяй и…

Как известно, отношения нынешнего президента Франции Эммануэля Макрона с профсоюзами были, мягко говоря, сложными задолго до президентских выборов. Едва вступив в должность министра экономики летом 2014 года, он призвал увеличить 35-часовую рабочую неделю, а позже заявлял, что «проблема Франции – слишком хорошо защищенные рабочие». Подобная инициатива в итоге получила название «закона Макрона». Профсоюзные активисты таких подходов молодого чиновника не забыли.

И вот теперь – новый повод для напряженности: среди проанонсированных инициатив властей – наделение администрации предприятия правом вести переговоры с представителем персонала, не уполномоченного профсоюзом. Активисты последних вполне логично восприняли такую идею как намерение постепенно вывести их «за скобки». Ряд вопросов, например связанных с рабочим временем, предлагалось определять договоренностями внутри предприятия, а не отраслевыми соглашениями. И у профсоюзов в очередной раз появился повод заявить, что работодатели при поддержке властей явно хотят использовать древний принцип «разделяй и властвуй».

Среди других идей, вызвавших серьезные дискуссии, – слияние представительных органов трудящихся и ограничение компенсаций за незаконное увольнение. Критики инициативы слияния с иронией предлагают представителям бизнеса тогда и функции всех топ-менеджеров на предприятии передать одному человеку.

Безусловно, профсоюзное движение Франции неоднородно. Так, некоторые объединения были удовлетворены итогами переговоров. Скажем, представители Французской конфедерации христианских трудящихся ранее выражали надежду, что ряд их требований услышан властями. Ряд идей еще в мае одобрила Французская демократическая конфедерация труда. Но и жестких противников у реформы тоже хватает.

«Язык бухгалтерии» понятен не всем

Другая мера, которая тоже не прибавляет команде Макрона сочувствующих, по крайней мере, в левой среде, это корректировка налоговой системы. Президент Франции обещал, что уже в 2018 году солидарный налог на состояния будет заменен новым, затрагивающим лишь недвижимость, но не вложения в финансовой сфере. Такая мера будет выгодна наиболее обеспеченным слоям населения. Но ведь правительство само всегда подчеркивало необходимость «жесткой экономии» – поиска новых источников доходов бюджета и урезания государственных расходов. Недаром премьер страны Эдуар Филипп как-то признался, что правящая команда стремится успокоить французов, говоря с ними «языком бухгалтерии». Но, с точки зрения оппонентов властей, бухгалтерия в таком случае получается двойная, точнее – двуличная: на наиболее состоятельных гражданах правительство экономить не желает, а напротив, готово дарить весьма серьезные налоговые послабления.

Рокировка по-французски

Прогнозы о будущем Эммануэля Макрона становятся все пессимистичнее. В связи с трудовой реформой ему пророчат как минимум всплеск уличных протестов в сентябре. Наподобие тех, что в 2016 году сопровождали продвижение правительством социалистов «закона Эль-Хомри», позволяющего увеличивать рабочий день, упрощающего процедуру увольнения работников и ограничивающего выплаты при увольнении. Некоторые предполагают, что нынешний французский президент может закончить, как два его предшественника, не сумевших переизбраться на второй срок.

Действительно, Макрон рискует. Раньше во Франции премьер должен был принимать на себя первую волну критики и, в идеале, прикрывать президента (если они были из одной команды). Уже при Николя Саркози ситуация поменялась: рейтинги доверия более взвешенного главы правительства Франсуа Фийона через некоторое время опередили президентские. Сегодня мы видим, что Макрон нередко более резок, чем премьер Филипп. Последний, например, обещал, что новые подходы к упомянутому выше солидарному налогу на состояния изменятся не ранее 2019 года. А президент хочет реализовать эту спорную меру на год раньше. Схожее разделение ролей (более жесткий Макрон – более умеренный Филипп) можно было наблюдать и в некоторых кадровых вопросах. Но не выйдет ли в итоге, что и за непопулярные меры властей первым будет расплачиваться именно президент, а не премьер?

Впрочем, надо помнить про важный парадокс французской политики. С одной стороны, непопулярные социальные реформы здесь часто вызывают уличные акции протеста огромного размаха. С другой – для инициаторов таких реформ эти массовые протесты вовсе не означают конца политической карьеры.

За короткий период пребывания в Елисейском дворце Макрон показал себя неплохим стратегом, и поставить крест на его карьере будет не так просто. А вот французам все-таки придется приготовиться к расставанию как минимум с частью привычных социальных гарантий. «Язык бухгалтерии» ведет именно в эту сторону.