Наверх

Что помнит Бридский мох

20 июня 2024

«Общее наступление должно было начаться в 7 утра 24 июня. Последние проверки готовности. Над Паричами гул разрывов и зарево: авиация выполняет нашу заявку. Бомбят с подсвечиванием. Яркие факелы взрывов отражаются в облаках радужными красками. На главном направлении пока тишина. Лишь изредка ее нарушают пулеметы противника.
До 7 утра еще 5 минут. Повсеместно слышен звук заряда орудия. Артиллеристы взялись за шнуры. Остается минута… Тридцать секунд… Десять… Раскат залпов возвестил о начале битвы за освобождение белорусской земли… В бой, товарищи!»

Этот отрывок из воспоминаний командующего 65-й армией, дважды Героя Советского Союза, военачальника Павла Батова, которые бережно хранятся в Светлогорском историко-краеведческом музее. Знаменитый полководец детально описал подготовку к легендарной наступательной операции «Багратион», вспоминал как зародилась идея наступления по непроходимому болоту, которое стало победной отправной точкой стремительного освобождения Беларуси.

Ахиллесова пята немецких солдат

Перед наступлением на Бобруйск Красная армия базировалась в полосе Паричского района, сплошь покрытой лесами. Множество небольших рек с широкими поймами, каналы и топкие болота. Места исключительно трудные для маневра.

«Немецко-фашистское командование использовало эти особенности и создало сильную глубоко эшелонированную оборону полевого типа, так называемый «Восточный вал», писал Павел Батов. – Противник, находясь в белорусских широтах, был убежден, что все заштрихованные участки местности на картах – топкие болота и для войск непроходимы, поэтому основные силы сконцентрировал в районе Паричей, где ждал нашего удара».

Конечно, Паричское направление было заманчивым для Красной Армии. Участок местности сухой и не имеет водных преград. Но на этом пути не достичь высокого темпа продвижения. Господствующие высоты – у врага, плотность его огневых средств велика. Наступать под Паричами значило бы нести тяжелые потери. Поэтому выбирая направление главного удара, – все больше и внимательнее приглядывались к болотам…

Из воспоминаний Батова:

– Пройти по ним можно, – сказал пожилой солдат. – Я тутошний и знаю – пройти можно. Верное слово! По этим топям мы в мокроступах ходили.

– Что это такое? – спросил комкор Иванов.

– Ну лыжи из лозы. Ноги в трясине не тонут и шагаешь легко – грязь в решётках не задерживается.

– Сможешь до сделать завтра с десяток?

– Раз надо, сделаем.

Инженер, выслушав разумную инициативу говорил:

– Если подтвердится, что по болоту смогут пройти люди, значит найдем способ провести боевую технику. Вот тогда будет немцам сюрприз…

К вечеру следующего дня 20 комплектов мокроступов было сделано. Дождавшись первых сумерек разведчики с опытными офицерами инженерного отдела начали освоение одного из участков болота. Двигались осторожно, через определенные промежутки измеряли глубину топи. Отряд гвардейцев незамеченным вышел за передний край обороны противника. Три солдата подкрались с тыла к опорному пункту немцев и захватили в плен часового, дремавшего у пулемета.

Данные разведки подтвердили два предположения: противник исключал возможность наступления на этом направлении и имел слабую оборону, топи проходимы для людей, а если проложить гати, то и для техники. Так исподволь началась подготовка к операции, которую в последствии назвали «инженерной».

Тайная гать

Проведя успешные испытания, без промедления началось строительство гатей. Бревна между собой скрепляли железными скобами только в часы, когда гремела артиллерия. К слову, достраивали плотину уже во время наступления.

Наступать решили в урочище Бридский мох, который находился между деревнями Петровичи и Мартыновка. Это было очень тонкое и не проходимое место длиной 4 км., широтой 2. Каждую ночь на болотах ложились несколько десятков метров бревенчатых колейных путей. На отдельных участках, где глубина топи доходила до полутора метров, укладывали бревна слоями.

Несколько месяцев инженерные войска прокладывали деревянные гати и строили танкодром для тяжелой техники. Операция была сверхсекретной. Все этапы подготовки 65-й армии генерала Батова к началу операции «Багратион» контролировали лично Георгий Жуков и Константин Рокоссовский.

Общее наступление было назначено на 7 часов утра 24 июня 1944 года. Батов для того, чтобы ввести противников в заблуждение, предпринял демонстративную атаку под Паричами. Противник клюнул на эту уловку и стал подтягивать резервы.

Один из участников боевых действий в своих воспоминаниях отмечал, что ночь с 23 на 24 июня выдалась на редкость тихой и теплой.

«Может быть это и верно, что перед грозой всегда бывает затишье. Но в блиндаж совсем не хотелось идти, так бы и растянулся под сосной на мягком мху, но пришлось, ибо суровые законы войны не считались с нашими желаниями. Времени было за полночь, я уже хотел прилечь, но землю потряс огромной силы взрыв, а ночь осветилась ярким светом. Никто не знал в чем дело. Этот ад продлился не более 15 минут, после чего снова наступила тишина. Оказалось, это наши самолеты обрабатывали передний край противника, а так как между нами было расстояние в 100-150 метров, то мы в полной мере ощутили этот налет. Спать уже не пришлось… Ровно в 7 утра началось наступление», – рассказывал солдат.

Успех по всем фронтам

Первыми прошли болота стрелковые части 69-й Севской дважды Краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии под командованием Иосифа Санковского. Вслед за орудиями по гати направился полк самоходных артиллерийский установок. До 10 часов 24 июня 69-я стрелковая дивизия сходу овладела Раковичами, 37-я – Николаевкой, а 15-я – Петровичами. За три часа после начала атаки войска 105–го корпуса прошли восемь с половиной километров. Главная полоса вражеской обороны прорвана. Высокий темп для пехоты.

«По радио была отдана команда: «Буря! Пять, пять, пять!» Это был условный сигнал для ввода в бой Донского корпуса. Три танковые бригады устремились по бревенчатым гатям через болото. Какая-то немецкая батарея сохранила управление огнем. Залп… второй… третий. Несколько снарядов попали в бревенчатый настил. Машина медленно погружается в трясину. Напряжение нарастало», – пишет Батов.

К исходу второго дня операции советские войска углубились в оборону нацистов на 30 километров. А дальше – освобождение Паричей, Жлобина, разгром гитлеровцев в Бобруйском «котле». Открыта дорога на Минск…

Там, где начиналась операция «Багратион»

Живописное лоно природы, пение птиц и такая непривычная для городского жителя тишина. Сегодня это место выглядит иначе, чем в 40-е годы. Болота Бридский Мох давно уже нет. Его осушили. И даже трудно поверить, что на месте, где сейчас простираются живописные сеьхозполя, когда-то расстилалось глубоководное болото, по которому в наступление шли советские войска. Здесь между деревнями Мартыновка и Петровичи тогда Паричского района (сейчас Светлогорский) начала писаться история легендарной Белорусской наступательной операции «Багратион».

В 2014 году, в преддверии памятной даты неподалеку от села Раковичи, на 71-м километре шоссе Бобруйск – Мозырь состоялось торжественное открытие мемориального комплекса где и развернулось восемь десятилетий назад сражение, предопределившее исход войны и способствовавшее освобождению Беларуси, части Прибалтики и Польши.

Автором проекта является гомельский скульптор Валерий Кондратенко, для которого участие в его создании было глубоко личным делом. Отец Валерия Андреевича был военным летчиком, он принимал участие в операции «Багратион». Сама же идея создания мемориала принадлежит светлогорскому историку, краеведу и писателю Изяславу Котлярову.

Первое, на что падает взгляд – величественный семиметровый памятник, расположенный в центре комплекса. На горельефе монумента гордо стоят фигуры четырех руководителей операции «Багратион» Константина Рокоссовского, Георгия Жукова, Павла Батова и Михаила Панова. Справа и слева от них – идущие в атаку воины: солдаты, моряки и партизаны.

Вместе они сделали невозможное – прошли через болота, смогли переправить на другой берег танки и артиллерию. Над их фигурами – стрелы, указывающие два главных удара Красной Армии с обозначенными на них населенными пунктами, описанными в хронологическом порядке освобождения.

Под открытым небом на дубовых гатях (по таким деревянным настилам переправлялись по непроходимым болотам танки и артиллерийские орудия) установлен легендарный советский танк ИС-3, самоходная установка СУ-100. Также на территории комплекса расположены окопы, которые наглядно отражают жизнь и быт солдат в годы военного лихолетья.

В экспозиции стилизованной «землянки» представлены образцы орудия и амуниции, фото- и видеоматериалы, архивные документы, отображающие события, связанные с операцией «Багратион».

Светлана ВАЩЕНКО

Фото автора

Лента новостей
Слушать радио
Новое радио Народное радио
Лента новостей
24 июля 2024 23 июля 2024 22 июля 2024
Все новости