В стране

Каково работать на круизном лайнере: график нон-стоп и ковчег толерантности

Видят ли работники круизного лайнера красоты побережий только из иллюминатора и берут ли на корабль без знания английского языка?

Работа на круизном лайнере многим представляется ожившей сказкой: шикарный корабль, потрясающий вид из иллюминатора, новые страны, манящие с той стороны Атлантического океана… Но так ли прекрасен палубный рай и для кого работа на корабле станет мучением, специально для 1prof.by рассказала белоруска Аня Игнатенко.

На круизном лайнере она отработала два контракта по 8 месяцев каждый. Сейчас Аня – инструктор по фитнесу, добилась звания мастера спорта по бодибилдингу, активно выступает на соревнованиях в Беларуси и за рубежом. Но, как признается героиня, время, проведенное на лайнере, до сих пор вспоминает с ностальгией.

– Я училась в Москве на факультете гостиничного и ресторанного бизнеса Института отраслевого менеджмента, когда мне на глаза попалась статья в газете о круизном лайнере. Помню, как у меня захватило дух от одних фотографий. Корабль такой большой! А маршрут такой интересный, что весь мир посмотреть можно! Я по натуре путешественник, не могу сидеть на одном месте. Решила, что хочу, и поехала, – улыбается Аня.

Возьмите на борт

Чтобы попасть на круизный лайнер, нужно пройти собеседование в агентстве. Желающим получить здесь работу нужно морально подготовиться – предварительные расходы потянут на 1 000–1 500 долларов. В эту сумму входит оплата собеседования, подготовительных курсов, паспорта моряка, визы, прохождения медкомиссии и авиабилетов до города, откуда отправляется корабль.

– Тебе может «повезти» – и лететь нужно будет до итальянского прибрежного города. А может «не повезти» – и придется раскошелиться на билет до Аляски или Сиднея, – поясняет Аня Игнатенко.

По словам девушки, основной критерий отбора, за исключением состояния здоровья, это знание английского языка. От уровня владения языком напрямую зависит позиция, на которой ты будешь работать, а значит – и заработная плата.

– Английский я учила, как и все, в школе, потом в колледже и институте. Причем каждый год учить язык приходилось заново, – шутит девушка. – Из-за моего уровня мне предложили одну из невысоких позиций – помощника официанта в буфете. Работа «подай-принеси», прибери со стола и так далее. Как-то раз меня на 2 месяца поставили продавать мороженое – отличное было время.

На лайнере хорошо развита система промоушена. После того как ты попал на корабль, все становится возможным.

– Ты можешь расти и развиваться. Все зависит только от тебя. Прямо на корабле можно пройти языковые курсы. И если ты больше не хочешь работать официантом в ресторане, а мечтаешь надеть красивый костюм и разговаривать с гостями, то сменить позицию возможно, – убеждает девушка. – Для этого проверяют уровень английского языка и дают информацию, которую нужно выучить. Человеку, желающему устроиться в подразделение по продаже экскурсий, помимо должностных обязанностей и других правил, нужно выучить еще и все возможные программы, которые предлагают на лайнере, информацию о портах, странах и маршрутах. Через пару месяцев он проходит экзамен, если сдал успешно, то заносят в лист ожидания. Когда освобождается желаемая позиция, принимают на новый уровень.

По воспоминаниям Ани Игнатенко, на ее кораблях существовала негласная ротация: среди офицерского состава команды корабля большинство греки, а почти все работники сферы развлечений (артисты, музыканты, танцовщики) – американцы. При этом на лайнере много индусов, филиппинцев, есть и славяне. Из-за этого корабельный английский, бытовавший на лайнере, беспощадно смешал в себе десятки других языков.

– Очень много помню словечек из испанского, ямайского, филиппинского языков. Например, «мамагайо» – это человек, который слоняется без дела, лентяй. А когда у тебя все хорошо, нужно отвечать «я-а, ман», – вспоминает Аня.

Плавучий остров высотой 300 метров

Круизный лайнер – как маленькое густонаселенное государство с порядка 90 национальностями. По всем 16 этажам корабля снуют 2,5 тыс. пассажиров и 1,5 тыс. работников. Причем лица гостей сменяются каждые 2 недели. И гости – открытые, любопытные иностранцы, многие из которых даже не знают, где находится Беларусь.

– Мое первое плавание началось в Средиземном море. Там мы были с весны по октябрь. Потом в Европе похолодало, и корабль поплыл через Атлантический океан в Америку – через Майами, Карибские острова, Мексику. Второй мой контракт начался на Аляске, потом мы двинулись вдоль Западного побережья Соединенных Штатов, пересекли Гавайи и отправились к Австралии. Там мы курсировали около полугода. Плавали и у берегов Новой Зеландии, – мечтательно улыбается Аня.

В память о круизах у нее осталось множество фотографий и еще больше впечатлений. Во многих городах, куда заходил корабль, Ане удалось побывать. Когда в Австралии она впервые увидела кенгуру, счастью не было предела…

– Конечно, это нельзя назвать детальным погружением в новые страны. На лайнере в ресторане я работала каждый день. И полноценных выходных у меня не было (работникам на более высоких позициях выходные предоставляют. – Прим. авт.), – рассказывает девушка. – Выходным считался день, если мне нужно было работать только вечером.

На корабле для персонала предусмотрены отдельная палуба, куда можно выйти и позагорать, свой тренажерный зал, бар, где по вечерам устраивают мероприятия, и столовая. По воспоминаниям Ани, повар пытался подстроиться под разношерстную мультинациональную компанию и пару раз даже приготовил что-то отдаленно похожее на борщ.

Бочка дегтя с ложкой меда

– Работа была физически сложной, рутинной. И за полгода без выходных очень сильно изматываешься. Свободного времени было немного, мы работали по 10 часов в день. Сейчас я понимаю, что на корабле была гораздо более организованным человеком. За 30 минут я могла успеть перекусить, переодеться и даже поспать, чтобы потом с новыми силами идти работать, – вспоминает Аня Игнатенко.

Персонал на корабле, как правило, живет в маленькой каюте по два человека, размером чуть больше тамбура в поезде. Спят на двухъярусных кроватях, где в ногах у каждого находится свой телевизор.  

– Если вы хотите работать на корабле, у вас не должно быть завышенных требований к комфорту, клаустрофобии и лишнего веса. Я слабо себе представляю, как в тех маленьких каютах может развернуться полный человек, – предостерегает героиня.

Если работа пришлась не по душе (а такое бывает, особенно в первые месяцы), без проблем можно уволиться. Только в этом случае вас высадят в ближайшем порту, не оплатят обратный билет и, если через пару месяцев вы передумаете и решите продолжить круиз, назад вас уже не пустят.

***

– Это меняет жизнь в корне. И только от тебя зависит, какой опыт ты получишь и воспользуешься ли возможностями, которые у тебя появляются. Если бы я побоялась и не поехала, то никогда в жизни, наверное, не побывала бы и в половине стран, – рассуждает Аня Игнатенко. – Мне с юности казалось, что где-то там будет лучше и интереснее. Если бы я не попробовала, то всю жизнь жалела бы, что упустила что-то колоссальное. Теперь понимаю: искать нужно не место, а себя. Сегодня с уверенностью могу сказать: у меня есть любимое дело, которое делает меня счастливой, и повезло, что им я могу заниматься в Беларуси. Поэтому «там» мне было хорошо, но «здесь» все-таки лучше.

Диана ФИЛИМОНОВА

Фото из личного архива Анны Игнатенко