Наверх

Стратегия Рокоссовского: как советские воины освобождали Бобруйск?

20 июня 2024

В июне 1944 года войска 1-го Белорусского фронта закрепились в 60 километрах южнее Бобруйска. В бинокль офицеры отчетливо наблюдали ряды колючей проволоки, минные поля, доты, пулеметные точки, позиции противотанковой артиллерии. К наступлению советских войск противник подготовился основательно.

В полосе предстоявшего советского наступления действовали 35-й, 55-й армейские и 41-й танковый корпуса из состава 9-й полевой армии вермахта. Ее командующий генерал Ханс Йордан, считавшийся непревзойденным мастером фортификации, создал вокруг города оборонительный рубеж глубиной до 30 километров. А сам Бобруйск немцы превратили в неприступную крепость.

Все кирпичные здания и высокие каменные фундаменты деревянных домов противник подготовил к долговременной обороне. В окнах и проемах дверей оборудовали огневые точки, во дворах заняли позицию минометные расчеты, на крышах засели снайперы. В погребах разместили склады боеприпасов и продовольствия. Все говорило о том, что немцы оставлять город не собирались.

Доцент кафедры истории Беларуси нового и новейшего времени исторического факультета БГУ, кандидат исторических наук Андрей Максимчик объясняет стратегию так: «Долгое время командование 1-го Белорусского фронта не могло определиться с тем, насколько логичным будет проведение операции путем разделения ее на два фланга – северный и южный. По замыслу Константина Рокоссовского, группировки, наступавшие из Рогачева и Паричей, должны были соединиться около Бобруйска и тем самым окружить немецкие войска. Однако командование понимало, что распыление сил может привести к образованию неблагоприятной ситуации на территории общего наступления. В ставке оспаривали решение Рокоссовского о проведении этой операции, но в итоге согласились с его планом».

Как опытный военачальник, Константин Рокоссовский заметил одну особенность: командующий 9-й армией вермахта генерал Ханс Йордан строил оборону шаблонно. В лесисто-болотистой местности южнее Бобруйска силы противника оказались не так велики. Немцам и в голову не пришло, что советские войска будут наступать по топям, практически непролазным даже для пехоты. Но именно там генерал Рокоссовский решил атаковать силами 65-й армии генерала Павла Батова.

Однако Батов посетовал, что на его участке наступления крайне мало дорог. Это создаст трудности с переброской артиллерии и подвозом боеприпасов. Значит, войска рискуют остаться без должной огневой поддержки. Батов просил авиацию. Рокоссовский, посмотрев на низкие облака и сплошную пелену дождя, заметил:

– Погода нелетная. Придется обходиться тем, что есть.

– Разве это дождь? – стоял на своем Батов. – Морская пыль.

– Раз вы, Павел Иванович, тяготеете к морской тематике, так и быть – усилим армию кораблями ВМФ, – сказал Рокоссовский. – Используйте реки как дороги.

Батов принял слова за шутку, но в этот момент на КП вошел человек в морской форме. Это был командующий Днепровской военной флотилией контр-адмирал Виссарион Григорьев.

Часть флотилии перебросили в Беларусь из-под Сталинграда. Ее скоростные и маневренные бронированные катера называли «речные танки». На носу и корме были установлены танковые башни Т-34 с 76-миллиметровыми пушками и крупнокалиберными пулеметами. Также в составе флотилии имелись плавучие артиллерийские батареи, способные поражать цели на дальностях свыше десяти километров.

Сигнал к атаке прозвучал в 6.00 24 июня 1944 года. Дивизии генерала Павла Батова наступали по левому берегу Березины. Войска 65-й армии получили задачу смять оборону противника и выйти к Бобруйску с юга. Артиллерийская подготовка длилась 75 минут. С Березины огонь вели бронекатера Днепровской военной флотилии.

И все же стрелковым частям Красной Армии не удалось сходу взломать сильно укрепленную оборону. По заболоченной местности советские танки продвигались медленно: обходных путей не было. Выиграв время, противник спешно перебросил на этот участок резервы. На флангах заняла позиции самоходная артиллерия.

Батов решил нанести удар там, где противник ожидал этого меньше всего – в его тылу. Корабли Днепровской военной флотилии получили задачу высадить десант в районе населенного пункта Здудичи.

Немцы такого поворота событий не ожидали. Воспользовавшись их замешательством, вперед выдвинулись тральщики. Чутье комбрига не подвело. У Здудичей гитлеровцы выставили сразу два бревенчатых боновых заграждения, начиненных минами и опутанных колючей проволокой. Расчистив завалы, экипажи переместились на более выгодную позицию и ударили с тыла. К полудню красноармейцы уже заняли немецкие траншеи на окраине Здудичей.

Одновременно в небе над Бобруйским укрепленным районом появились советские бомбардировщики, которые стали уничтожать основные запасы топлива и боеприпасов немецкой группировки. Командующему 9-й армией генералу Йордану пришлось отдать приказ о строжайшей экономии боеприпасов и горючего.

***

28 июня 1944 года части 65-й и 3-й армий замкнули кольцо окружения. В бобруйском котле Красная Армия блокировала несколько дивизий вермахта общей численностью более 25 тысяч человек. Генерала Йордана среди окруженных не оказалось. Бросив войска, он бежал за линию фронта на самолете.

Город был освобожден 29 июня 1944 года. В этот день генералу Константину Рокоссовскому было присвоено воинское звание Маршал Советского Союза.

Бобруйская наступательная операция нанесла ощутимый урон группе армий «Центр», создав условия для успешного проведения последующих операций по освобождению Беларуси.

Подготовила Виктория БОНДАРЧИК

Фото из открытых интернет-источников

Лента новостей
Слушать радио
Новое радио Народное радио
Лента новостей
18 июля 2024 17 июля 2024 16 июля 2024 15 июля 2024
Все новости