Общество и профсоюзы

До свадьбы заживет: есть ли у производственной травмы срок давности?

Как минимизировать последствия военного конфликта, в каких случаях необходимо применять Женевские конвенции гуманитарного права

Не так давно мы писали о том, как проводится расследование производственной травмы а сегодня в нашу редакцию обратился Артем с вопросом на близкую тему. Молодой человек рассказал, что несколько лет назад получил производственную травму, однако, чтобы не портить отношения с работодателем, оформил ее как бытовую. Спустя несколько лет старая травма снова дала о себе знать. Артем интересуется: «Есть ли срок давности у травм, полученных на производстве?» На этот вопрос 1prof.by ответила технический инспектор труда Белорусского профсоюза банковских и финансовых работников Елена РИМАШЕВСКАЯ.

Каков срок давности травм, полученных на производстве?

– Действительно, нередко бывает, что работник, получивший производственную травму, чувствует себя виноватым в случившемся. Ведь травма является результатом его неосторожных действий или даже прямого нарушения инструкции по охране труда. А тут еще руководитель, который не хочет портить статистику или нести ответственность за то, что не организовал безопасные условия труда, уговаривает пострадавшего сказать, что тот травмировался дома. Естественно, начальник обещает отгулы, премии, материальную помощь и «золотые горы». В итоге травмированный при обращении в учреждение здравоохранения сообщает, что травму получил, допустим, при ремонте личного автомобиля. Ту же версию он повторяет в объяснительной, которую в дальнейшем требует отдел кадров для назначения пособия по временной нетрудоспособности, связанной с «травмой в быту», – рассказывает пример Елена Римашевская и тут же поясняет, что если с виду в такой ситуации все хорошо, то на деле что-то может пойти не так. И даже если руководитель выполнил все обещания и дал отгулы, премию, материальную помощь, всегда есть риск осложнений.

Например, ампутированная в результате травмы и пришитая обратно рука не хочет приживаться, человек теряет возможность продолжить работу. При этом у нанимателя нет подходящего места для инвалида (а если и есть, то оплата будет значительно отличаться от той, которую работник получал до травмы). И что дальше? Инвалидность? Мизерная зарплата за низкоквалифицированный труд? Вдобавок появляются затраты, необходимые на лечение, реабилитацию и последующее переобучение по профессии, которая больше подходит по физическим возможностям. Все это тяжелым грузом ложиться на травмированного. В этот момент он осознает, что события могли бы развиваться совсем по другому сценарию.

– Да, сейчас можно попытаться добиться повторного расследования несчастного случая на производстве, но сделать это будет очень нелегко. Для этого потребуется найти доказательства того, что случай произошел в рабочее время, на рабочем месте, при выполнении действий по поручению (в интересах) нанимателя. Но представьте, как сложно будет доказать, что травма на самом деле была производственной. Ведь в отделе кадров наверняка подшит приказ о предоставлении пострадавшему на этот день отпуска без сохранения заработной платы на основании его же собственного заявления, в бухгалтерии подшит листок временной нетрудоспособности, в котором указано – «травма в быту», и тут же есть объяснительная пострадавшего, в которой он излагает сюжет о получении травмы в гараже при ремонте любимого автомобиля. Руководитель, который не провел объективное расследование несчастного случая своевременно, при повторном рассмотрении, естественно, будет отрицать произошедшее. Остаются только свидетели, если таковые найдутся, но время проходит, люди могут уволиться, детали прошедших событий стираются из памяти и доказать то, что расследование несчастного случая провели необъективно, будет очень сложно, – рассказала Елена Римашевская.

Профсоюзный техинспектор считает, что идти на компромисс с нанимателем, когда вопрос касается производственной травмы (особенно тяжелой) однозначно не стоит. Ведь при неблагоприятном стечении обстоятельств такой компромисс может привести к значительному ухудшению качества жизни.

Кристина СМОЛЬЯНОВА