Общество и профсоюзы

Хранители Основного Закона: за последние 2 года по инициативе Конституционного суда в законодательство внесено около 25 поправок

Как удается устранять дефекты правового регулирования и почему Беларуси необходим институт индивидуальной конституционной жалобы? На эти и другие вопросы накануне Дня Конституции Республики Беларусь ответила судья Конституционного суда Ольга СЕРГЕЕВА.

– Конституционный суд – единственный государственный орган, уполномоченный проверять законы на соответствие Конституции. Как это происходит?

– В нашей стране есть предварительный контроль конституционности, обязательный в отношении законов, принятых парламентом, и последующий – когда те или иные законы уже действуют. Сейчас более актуальна первая форма. Закон принимает парламент, потом он представляется Президенту на подпись и направляется в Конституционный суд для проверки конституционности. У нас нет случаев, когда закон был признан несоответствующим Конституции, но мы нередко указываем законодателю на дефекты правового регулирования, которые могут к этому привести. Ежегодно рассматриваем около 40 законов, и это достаточно много.

Что касается действующих актов законодательства, то их проверка осуществляется по предложениям уполномоченных органов – например, Совета Министров или Национального собрания. Зачастую в своей работе мы опираемся на обращения граждан и организаций – в них описываются ситуации, связанные с недостатками правового регулирования, как говорится, «от жизни».

– На какие конкретно недостатки обратил внимание Конституционный суд благодаря обращениям?

– В 2019 году, к примеру, мы приняли 2 достаточно резонансных решения о правовой неопределенности, в 2018-м – 4. Так, решение «О правовом регулировании письменных разъяснений применения нормативных правовых актов» затронуло интересы многих субъектов хозяйствования.

Белорусская научно-промышленная ассоциация отметила в своем обращении: законодательное регулирование, предусматривающее право и обязанность госорганов давать письменные разъяснения по вопросам, связанным с применением законодательства, отличается правовой неопределенностью. То есть непонятно, обязательны к исполнению такие разъяснения министерств и других организаций или нет, а также несет ли ответственность госорган за то, что неправильно истолковал тот или иной закон.

Мы проанализировали ситуацию и пришли к выводу, что правовая неопределенность имеется. В действующем Законе «О нормативных правовых актах» (п.2 ст.63) госструктуры наделены правом давать письменные разъяснения. В то же время закон не определяет их юридическую силу. Получается, что субъекты хозяйствования используют разъяснения в работе, а суды и отдельные правоприменители сомневаются, ведь указанные документы не являются нормативными правовыми актами. В решении Конституционный суд предложил Совмину подготовить изменения в упомянутый закон и внести соответствующий проект на рассмотрение в Палату представителей.

За последние 2 года законодателем реализовано 10 правовых позиций Конституционного суда, высказанных в 9 решениях, принятых при осуществлении обязательного предварительного контроля конституционности законов. Также реализовано 15 решений об устранении пробелов, исключении коллизий и правовой неопределенности в нормативных правовых актах. Одно из тех, которые исполнены в Законе «О нормативных правовых актах», касается реализации субъективного права при прекращении действия правовых норм. Решение основано на обращении гражданина, в котором указывалось: военнослужащие и некоторые другие лица могли рассчитывать на определенные «жилищные» выплаты, позже правовое регулирование изменилось, но к тому времени решения в отношении конкретных граждан были уже приняты. И как в таком случае следовало поступать?

Сейчас закон скорректирован: в пунктах 3 и 4 статьи 66 установлено, что прекративший свое действие нормативный правовой акт применяется к отношениям, возникшим в период его действия до утраты им юридической силы, если иное не предусмотрено прекратившим его действие нормативным правовым актом. Если новый акт ухудшает правовое положение граждан и юридических лиц, то в нем должна быть определена возможность реализации прав, возникших на основании ранее действовавших предписаний, но полностью не реализованных.

В соответствии с решением Конституционного суда было также включено в Трудовой кодекс понятие «одинокий родитель». Еще одно решение, учтенное законодателем в ТК, касается размера оплаты времени вынужденного прогула. Практика показывала: когда работника восстанавливали на прежнем рабочем месте, эту выплату организации рассчитывали по-разному. Теперь же в законодательстве четко прописано, какие выплаты подлежат зачету.

Устранена и коллизия, имевшая место при возмещении расходов по проезду во время служебных командировок. Мы посчитали, что несправедливо лишать человека возмещения расходов при потере билетов, и сейчас соответствующее постановление правительства предусматривает возмещение расходов в таких случаях (за некоторыми исключениями).

– Во многих странах Еврозоны у граждан есть возможность инициировать проверку конституционности законов напрямую. В Беларуси такой вариант рассматривается?

– Пока наши граждане имеют косвенный доступ к конституционному правосудию, то есть с просьбой проверить нормативный правовой акт на конституционность они должны обратиться в уполномоченный орган. В 2019 году, например, поступило 91 инициативное обращение граждан и 5 – от организаций. Но уполномоченные госорганы могут не согласиться с позицией заявителей и не обратиться в Конституционный суд. Поэтому мы видим необходимость в появлении института индивидуальной конституционной жалобы. Конкретный нормоконтроль, когда гражданин напрямую обращается в Конституционный суд с жалобой на нарушение его прав нормативным правовым актом, примененным по конкретному делу, способствует эффективной защите прав граждан. Появится такая норма или нет, зависит от того, будут ли в внесены поправки в Конституцию.

Елена ОРЛОВА

Фото Валерия КАРТУЛЯ и БЕЛТА