Наверх

Профсоюзы Гомельщины поздравили узницу фашистского концлагеря в преддверии Дня Победы

08 мая 2024

С цветами, подарками, теплыми поздравлениями с предстоящим праздником Великой Победы заместитель председателя Гомельского областного объединения профсоюзов Жанна Гатальская навестила малолетнюю узницу Ольгу Серокурову. Она была безмерно рада вниманию и в ходе задушевной беседы со слезами на глазах рассказала о страницах своей биографии.

Когда началась война, Ольге Серокуровой не было и года. Родилась женщина в небольшой латвийской деревне Ливчаны 18 августа 1940 года, хотя в свидетельстве записана другая дата – 28 сентября. Говорят, что у людей, имеющих несколько дат рождения, довольно непростая судьба. Ольга Болеславовна это подтверждает. О событиях Великой Отечественной войны она знает лишь из рассказов родителей, но в ее памяти четко отпечатались дни, когда их всей семьей сослали в концлагерь «Саласпилс».

– Когда пришли немцы. кто-то донес на моего отца, что он был советским пропагандистом и агитатором, все из-за его образованности, он часто читал газеты. Его арестовали и отвезли в Даугавпилс. Там за 15 минут решали судьбы людей: кого-то хладнокровно убивали, кото-то до полусмерти избивали. Так было и с моим отцом. Его от гибели уберегли документы с работы. Он показал справку и ему присудили 20 плетей, а после избиения отпустили восвояси, – с дрожью в голосе делится бывшая узница.

Через нескольких дней его вновь забрали из семьи, хотели расстрелять, но решили поступить иным образом и сослали всю семью в самый жуткий фашистский концлагерь «Саласпилс». За три года его существования здесь убили и замучили до смерти тысячи детей. Это был не просто лагерь смерти – это был банк крови. Ее выкачивали из маленьких узников, пополняя запасы немецких госпиталей. Изможденные и заморенные голодом малыши, некоторым из которых не было еще и пяти лет, цинично рассматривались как живые контейнеры, полные крови, либо как объекты медицинских экспериментов. Некоторым везло больше – их отдавали на усыновление.

– Меня, как и другую детвору, отобрали у родителей и погнали в соседний барак. Но я с рождения была бойцом, начала сильно плакать, кричать и, впиваясь пальцами, рыла землю оставляя на ней детские, кровавые следы. Несмотря на столь малый возраст понимала, что там, куда меня ведут, ждет смерть. Таким «неприемлемым» для немцев поведением я себя и спасла. Меня вернули назад, – не сдерживая слез, рассказывает Ольга Болеславовна. – Было холодно, спали на нарах. Мать с отцом укрывали нас своими телами, чтобы хоть как-то обогреть. Кормили плохо: каким-то непонятным варевом из гнилой капусты. Тогда мы только могли мечтать о крохах хлеба.

На этом испытания их семьи не закончились. Когда войска Красной армии начали наступление, ее вместе с родителями, братьями и сестрами погрузили в железнодорожный эшелон и направили в Германию. Там семья страдала еще два года. Родители работали на гипсовой фабрике. Затем немцы передали их как бесплатную рабсилу для помощи аграриям на местную ферму. Отец работал на земле, мама – дояркой.

– Наступила весна 1945-го. Моя мама ежедневно слушала радио, где говорили об успехах Красной армии и перечисляли освобожденные города. Она наизусть заучивала их и рассказывала отцу. Все ждали Победы. Тогда бои шли уже в Германии. И в мае 1945 года нашу семью освободили. Помню, как нас эшелонами везли на Родину, у всех глаза светились от счастья. Наконец-то наступила мирная жизнь.

Однако по приезду оказалось, что в их доме живут другие люди. Таким многочисленным составом семья Ольги жила несколько месяцев. Пятеро детей и родители ютились на веранде дома. Затем семья переехала в Белгород, там Ольга познакомилась со своим мужем – военным врачом.

С отличием окончила московскую высшую школу профсоюзного движения ВЦСПС им. Н.М. Шверника, трудилась в кадрах на заводе. Вместе с мужем успели пожить на Дальнем Востоке, затем  перебрались в Гомель.

Здесь Ольга Болевлавовна начала свой путь в профсоюзном движении. Трудилась в обкоме, а после в Гомельском областном совете профсоюзов. В те годы он объединял 7 отраслевых, 75 районных, 1032 фабрично-заводских и местных комитетов. Он представлял интересы 79 890 членов профсоюзов, что составляло 86,9% к числу работающих.

С тех пор военного лихолетья прошло уже почти 80 лет. Но воспоминания страшных событий прошлого живут в памяти Ольги Серокуровой по сей день, будто это все произошло вчера. Несмотря на тяжелые раны, которые оставила женщине Великая Отечественная война, она охотно делится воспоминаниями с молодым поколением.

– Для меня 9 Мая – особенный день. Его встречаю со слезами на глазах. Когда-то от радости, а теперь от скорби, ведь в этот день родился, а несколько лет назад ушел из жизни мой супруг, – с грустью отмечает собеседница. – Проходит время, остается все меньше очевидцев войны, которые уносят с собой горькую память. Но мы, живые свидетели, помним все до мелочей. Дети должны знать историю прошлого, чтобы ценить настоящее. Эта Победа досталась нам очень дорогой ценой.

В этот предпраздничный день бывшую узницу концлагеря пришли поздравить и учащиеся средней школы №44. Ребята провели акцию «Парад под окном»: читали стихи, пели песни, играли на баяне. Таким жестом молодое поколение отдало дань уважения героическому подвигу узницы.

Светлана ВАЩЕНКО

Фото автора

Лента новостей
Слушать радио
Новое радио Народное радио
Лента новостей
28 мая 2024 27 мая 2024 26 мая 2024 25 мая 2024 24 мая 2024
Все новости